Жанр: Исторические Любовные Романы » Шеннон Дрейк » Неповторимая (страница 44)


Глава 17

Брат Дамиан стоял у стойки в таверне, медленно потягивая эль и прислушиваясь, как углекопы и крестьяне сплетничают и перешептываются, сидя за дощатыми столами. Кое-кто из них поглощал тушеную баранину, которую в таверне предлагали на обед, остальные пили эль, стремясь насытить не желудок, а любопытство.

— Спросите меня, так это одно к одному, — негромко заявил один из стариков, склонив голову так низко, что его слышали только соседи по столу. Его лицо рассекали глубокие морщины, волосы и густая борода выглядели скорее белыми, чем седыми. Но синие глаза живо поблескивали, и, несмотря на семьдесят с лишком лет, он по-прежнему был прямым и крепким, словно дуб. Старика звали Иойн Мензис — он был отцом Марка Мензиса, управляющего шахтой. — Странные дела творятся в замке на холме, иначе не скажешь.

— Каша заварилась еще до смерти старого лорда Дагласа, — возразил его сосед Хэмел, молодой парень, один из старших сыновей Фергюса Эндерсона.

Брату Дамиану, стоящему у стойки с кружкой эля, показалось, что парень опасливо огляделся, проверяя, нет ли в таверне его отца. Наконец, он склонился вперед и прошептал старику Иойну:

— Все началось в ночь пожара!

— Думаешь, тут не обошлось без ведьм? — спросил Иойн.

— Ты шутишь? — изумился Хэмел.

— Но ведь девчонка из Америки пропала, верно?

— Да.

— А завтра — Ночь лунной девы. Должно быть, ее прикончат на алтаре.

— Ну, старик, ты и впрямь выжил из ума!

— Может быть. Только странные дела здесь творятся.

— Еще бы! Взять хотя бы мальчишку.

— Мальчишку? — Старик Иойн удивленно приподнял бровь. — А, ты про своего брата Дэнни, того, что завалило в шахте?

— Да, про Дэнни, — подтвердил Хэмел. Он уставился в стол, стараясь не встречаться взглядом с Иойном. — Дэнни помог выбраться из шахты… зверь.

— Стало быть, в шахте и впрямь есть призраки — слышал я об этом от сына, — мрачно заключил Иойн.

— Да, но кому взбредет в голову убивать девчонку на камне друидов? Этого мы не позволим, — решительно высказался Хэмел. — Ты смотри, не смей портить нам праздник! Я уже припас костюм и маску, а слуги из замка со вчерашнего вечера готовят бочки с вином и элем. Славно будет помериться силами, побросать бревно, да и потанцевать со своей девчонкой я не прочь! Так что ты лучше молчи, не мешай веселиться!

— За какой это девчонкой ты ухлестываешь, парень?

— Я хочу жениться на ней! — возмущенно отозвался Хэмел.

— После… гм, праздника? — осведомился Иойн.

— Слушай, Иойн, я…

— Я не стану портить праздника, не бойся. К чему мне лишние хлопоты? А вот за ведьм я не поручусь, — заявил Иойн.

— За каких ведьм?

— Эдвину и ее подружек, тех самых, что толкуют про мать-природу, лечат травами, снадобьями и все такое прочее! Берегись, парень, — от ведьм можно ждать чего угодно!

— Как ты смеешь болтать такую чепуху! — послышался от двери резкий женский возглас.

Брат Дамиан, внимательно прислушивавшийся к беседе мужчин, с удивлением повернулся и увидел, что в таверну вошла Эдвина. Стоял прохладный ноябрьский день, и Эдвина закуталась в плащ. Глядя на нее, брат Дамиан прищурился.

— Ну полно тебе, Эдвина… — покраснев, пробормотал Иойн.

— Я не сделала тебе ничего, кроме добра, Иойн Мензис! — заявила Эдвина, направляясь прямо к столу. — Своими травами я сколько раз лечила нарывы у тебя на спине, а снадобьями — твои старые ноги!

— Ну зачем ты, Эдвина…

— И не смей упрекать меня, Мензис! — сердито выпалила Эдвина, круто развернулась, взмахнув полой плаща, и поспешила принести со стойки кувшин эля крестьянину, сидящему в противоположном углу таверны.

Улучив минуту, брат Дамиан присел рядом с Иойном Мензисом, и тот удивленно и опасливо взглянул на него. Брат Дамиан ободряюще улыбнулся. За несколько дней он успел стать неотъемлемой принадлежностью таверны, и местные жители немного освоились в его присутствии.

— Знаешь, Эдвина встревожена — она боится за свояченицу лорда Дагласа. Ее до сих пор не нашли.

— Да, — коротко бросил Иойн, уставившись в стол.

— По правде говоря, — продолжал монах, — я появился в здешних местах, чтобы узнать ваши обычаи, и самое главное — те, что связаны с друидами, а не викка.

— Теперь она мне все припомнит, — пробормотал Иойн, искоса глядя на Эдвину, которая возвращалась к стойке. — Она даст мне сгнить живьем, но больше не станет лечить.

Брат Дамиан отпил большой глоток эля и повернулся к сидящему напротив Хэмелу Эндерсону.

— Скажи, а здесь, в деревне, ничего не известно о пропавшей девушке?

Хэмел покачал головой и сглотнул пену со своей кружки.

— Иойн верно сказал: если ведьмам вздумалось устроить жертвоприношение, они выберут себе знатную девушку. — Эндерсон устремил взгляд на монаха. — Хотя почему бы им не поискать себе кого-нибудь поважнее? Скажем, саму леди Мак-Гиннис? Если только…

— Что? — нетерпеливо подсказал брат Дамиан. Хэмел Эндерсон неловко пожал плечами.

— Если уж кто-нибудь предан своей вере — не важно какой, — он будет следовать ей до конца.

— Да, честный человек твердо верит в свою религию, — согласился брат Дамиан.

— Не возьму в толк, о чем ты болтаешь, парень! — раздраженно выпалил Иойн.

— Может статься, леди Мак-Гиннис не такая, какой кажется.

Но Иойн не пожелал согласиться с собеседником. Он с силой ударил кружкой по доскам стола.

— Попробуй мне только еще раз сказать такое про леди Мак-Гиннис! Да она будет похрабрее иного мужчины, она всегда помнит о нас! Ведь это она назначила пенсию твоему деду — из своего кармана, вот так-то, Хэмел! Она

отправила его в больницу. И разве не твоего братишку она взяла в замок?

— Да, братишку, — с горечью пробормотал Хэмел. Старый Иойн воззрился на него.

— Ну так, значит, племянника, если Дэнни — незаконный ребенок твоей сестры.

— Это неправда!

— Думай как знаешь, но леди Мак-Гиннис хорошо позаботилась о тебе и твоей родне, — настаивал Иойн.

— Да, она — добрая госпожа! — подтвердил Хэмел и потупился с несчастным видом.

— Что ты хотел сказать, сын мой? — участливо осведомился брат Дамиан.

Хэмел покачал головой.

— Просто не все мы такие, какими кажемся. Вот и все, и ничего больше…

— Начал — так договаривай! — рассерженно фыркнул Иойн.

— Ладно, так и быть, скажу! Может, мисс Сабрина Конор и вправду невинная девица. А странные дела начались с тех пор, как случился пожар и сгорел Дэвид Даглас. В ту ночь леди Мак-Гиннис была с Дэвидом Дагласом, и сдается мне, леди Мак-Гиннис и наследник лорда вовсе не беседовали между собой — прошу прощения, брат Дамиан. Стало быть, если ведьмам понадобилась жертва, невинная жертва, то Сабрина Конор — как раз то, что нужно.

Брат Дамиан приподнял бровь, гадая, спасет ли тайна Сабрины Конор ее жизнь.

— А если мисс Конор вовсе не невинная девица? — предположил он. — Едва она успела приехать сюда, как исчезла. Откуда нам знать, что было у нее в прошлом?

— И то правда! — воскликнул старый Иойн. Он перевел взгляд с брата Дамиана на Хэмела, еле слышно хмыкнул, затем еще раз — погромче, поднялся и направился к стойке.

Скорее всего, решил брат Дамиан, старик вознамерился помириться с Эдвиной. Одно дело — обличать колдовство, и совсем другое — мучиться нарывами.

— Напрасно я не удержал язык за зубами, — горестно пробормотал Хэмел Эндерсон. — Старик обиделся — он прямо-таки влюблен в леди Мак-Гиннис! — Хэмел взглянул на брата Дамиана. — Я не хотел оскорбить леди Мак-Гиннис, право, не хотел. Черт возьми… прошу прощения, брат — да ведь они с Дэвидом Дагласом были как нитка с иголкой, и дня не могли прожить друг без друга. Для вас, брат, конечно, это грех, но неужто вам не мешает то, что тянет друг к другу мужчину и женщину?

— Я делаю все, что в моих силах, — сухо отозвался брат Дамиан, — надеюсь, как и ты.

— Постойте-ка, не хотите ли вы сказать, что малыш Дэнни — мой сын?

— Ничего подобного я не говорил, — заверил его брат Дамиан. — Я только предположил, что…

— Я не обманываю невинных девиц и не делаю им детей! — воскликнул Хэмел, опомнился и понизил голос. Он на самом деле боится отца, понял брат Дамиан. — Но вы посмотрите на этого парнишку, а потом — на Мак-Гиннисов! — заключил Хэмел и быстро встал. Уже собираясь уходить, он помедлил и добавил: — А если хотите что-нибудь разузнать, брат Дамиан, спросите у самой госпожи!

Алистер стоял в часовне, уставясь на распятие и тяжело дыша. Но помощи ждать неоткуда. Ему предстояло спуститься в склеп. Потому что за последнее время многое произошло. Прошлое мучило живых и грозило бедой в будущем. Ему не хотелось спускаться в склеп. Но выхода не было. Даже днем мысль о склепе вызывала у него отвращение. Алистер судорожно передернулся.

Внезапно послышался скрип двери, ведущей в часовню из большого зала, и Алистер обернулся.

Вошел Ястреб Даглас.

— Алистер, — тоном приветствия произнес Ястреб, подбоченясь и глядя на распятие. Помедлив, он повернулся к Алистеру, и его зеленые глаза блеснули. — Вот уж не думал, что ты такой ревнитель веры, что проводишь дни в часовне.

— Я… — начал Алистер, остановился и приподнял бровь. — А я не думал, что ты верующий. Разве твой народ… — Он замолчал и грустно улыбнулся. — Прости. Разве сиу верят в то же, во что и мы?

— У сиу есть боги и богини, они верят в силу ветра, дождя и земли, — без смущения объяснил Ястреб.

Алистер в который раз удивился тому, что своим ростом и сложением, манерами и походкой Ястреб так напоминает брата и вместе с тем обладает характерными чертами народа своей матери. Сегодня он был одет, как и подобало американцу: в голубую рабочую рубашку, темные бриджи и высокие сапоги. Ястреб усмехнулся, глядя на Алистера.

— А я убежден, что существует одна великая сила — для всех одна и та же, не важно, как мы ее называем.

— Значит, ты явился в часовню, чтобы приобщиться к этой великой силе? Если так, оставляю тебя с миром…

— Нет, я пришел сюда не затем — в сущности, я просто проходил мимо.

— Куда?

— В склепы.

— В склепы?

— Насколько мне известно, вчера ночью ты слышал в часовне шум, но ничего не обнаружил.

— Да, — подтвердил Алистер и пожал плечами. — Ты же знаешь, как трещат и стонут по ночам древние мебель и стены.

— Знаю, но тебе это известно гораздо лучше — ты ведь живешь здесь. Если ты обратил внимание на шум, уверен, он был ни на что не похож.

— Но я ничего не нашел…

— Ты ведь не спускался в склепы. Алистер покачал головой.

— Я как раз направляюсь туда. Пойдем вместе — я буду только рад спутнику, — заявил Ястреб Даглас и направился к воротам. Он зажег фонарь, висящий на крюке, вбитом в стену. — Так ты идешь? — спросил он, повернулся, открыл железные ворота и начал спускаться по ступеням склепа, освещая себе путь фонарем.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать