Жанр: Исторические Любовные Романы » Шеннон Дрейк » Неповторимая (страница 45)


Алистер ощутил, как у него по спине под рубашкой прокатилась струйка ледяного пота. Он последовал за Ястребом Дагласом.

Несмотря на усталость, Шона даже не надеялась уснуть в это утро, тем более что в замке они очутились, когда стало уже совсем светло. Ей едва хватило времени сбросить килт Дэвида, старательно вымыться водой из кувшина и таза, лечь в постель и закрыть глаза, прежде чем в дверь постучали. Шона в панике вскочила, застыла на месте и, наконец, решилась спросить:

— Кто там?

— Мэри-Джейн.

— Подожди минутку!

Она спрыгнула с кровати, убедилась, что килт Дэвида надежно спрятан за ширмой, и поспешила к двери.

Несмотря на улыбку, у Мэри-Джейн был усталый вид.

— Доброе утро, Шона. Лорд Ястреб прислал меня узнать, спустишься ли ты вместе с остальными к завтраку, после которого решено продолжить поиски мисс Сабрины.

— Да, разумеется. Я сейчас спущусь.

— Вот и хорошо. Ты выглядишь усталой.

— А ты — так, словно совсем выбилась из сил.

— Ничего удивительного — все мы переживаем за бедную мисс Конор. Хотя, конечно, констебль может оказаться прав: кто знает, что случится с любой из нас, окажись рядом достойный мужчина.

Шона взглянула на Мэри-Джейн, подняв бровь.

— Только не с Сабриной Конор!

— Чем это Сабрина Конор отличается от любой другой девушки?

На кончике языка у Шоны вертелся ответ о том, что ей точно известно — Сабрину похитили. Но как бы близки они с Мэри-Джейн ни были, Шона помнила: Дэвид предпочел спрятать труп человека, убитого в склепе. Он не хотел, чтобы другие об этом знали.

— Прошу прощения, Шона, но возьмем хотя бы тебя! — осторожно продолжала Мэри-Джейн. — Ты была готова на любой риск ради покойного хозяина Дэвида Дагласа, как и ради своих кузенов Мак-Гиннисов. Вспомни, сколько ты выстрадала из-за мужской прихоти!

— Мэри-Джейн! — Шоне стало неловко. — Это было так давно…

— Ладно, не будем об этом. Приготовить тебе одежду?

— Нет, нет… я справлюсь сама, — отказалась Шона. Она помнила: следует надежно спрятать килт Дэвида, прежде чем кто-нибудь из прислуги удивится, увидев его в комнате госпожи. — Пожалуйста, передай лорду Дагласу, что я сейчас спущусь. Кстати, как себя чувствует леди Даглас?

— Она тревожится, но готова продолжать поиски. Слава Богу, она убеждена, что ее сестра жива, и намерена найти ее.

— Хорошо, — кивнула Шона. Она убедилась, что Дэвид успел проведать брата и его жену и рассказать им о событиях прошедшей ночи. — Я не задержусь.

Когда Мэри-Джейн ушла, Шона быстро оделась, свернула килт Дэвида и сунула его в один из ящиков стоящего в комнате шкафа восемнадцатого века.

Уже выходя из комнаты, она обнаружила, что у порога ее ждет Гоуэйн.

— Дедушка! — удивленно воскликнула она.

— Я провожу тебя вниз, детка, — предложил он. Гоуэйн подал Шоне руку. Сегодня он выглядел необычно встревоженным и постаревшим.

— Значит, никаких улик, никаких следов Сабрины, ничего? — спросила она.

— Ничего. И праздник приближается — он слишком многое значит для местных жителей. Все тревожатся за Сабрину, но леди Даглас появилась здесь впервые, и она с сестрой — чужестранки. Люди боятся, что их лишат праздника и дневного отдыха. Для поисков Сабрины нам дорог каждый человек, а слуги замка заняты приготовлениями к Ночи лунной девы…

Наконец они вошли в большой зал. Ястреб и леди Даглас уже сидели за столом: он — на одном конце, жена — по правую сторону стола. Ее лицо побледнело и осунулось, но, как и утверждала Мэри-Джейн, она была настроена очень решительно и держала себя в руках. Алистер и Айдан расположились сбоку от Скайлар, Лоуэлл и Аларих — напротив них. Место на другом конце стола ждало Шону, и Гоуэйн помог ей сесть, прежде чем сам занял пустой стул рядом с Лоуэллом.

— Доброе утро, Шона, — произнес Ястреб, окинув ее взглядом проницательных зеленых глаз. Шона окончательно уверилась, что сегодня утром Ястреб говорил с братом. Прежде чем покинуть замок, Дэвид побывал в комнате Ястреба и рассказал о своих планах на день. — Бедняжка, она выглядит совсем обессиленной. Как ты считаешь, Скайлар?

— Ты прав. — Скайлар сумела улыбнуться. — Она выбилась из сил.

— Все мы устали, — заметил Гоуэйн.

— А сегодняшний день будет еще труднее, попомните мое слово, — вступил в разговор Лоуэлл. — Ешьте как следует.

— Да, день обещает быть хлопотным: надо искать Сабрину и готовиться к празднику, — подтвердил Аларих, взглянув на лорда Дагласа. — Это будет первая Ночь лунной девы с тех пор, как ты стал лордом, Ястреб. Вы с женой тоже придете на праздник в костюмах?

Шона прокашлялась.

— Вряд ли Скайлар захочется праздновать Ночь лунной девы теперь, когда… — пробормотала она, но Скайлар перебила ее:

— Благодарю, Шона, но мне бы хотелось чем-нибудь занять себя, и я не прочь послушать Алариха. Ястреб все равно не отпустит меня на поиски, пока я не позавтракаю, так что я хотела бы послушать вас и узнать местные обычаи.

— Хорошо, — кивнула Шона. — На праздник гости являются в костюмах. В одной из башен у нас хранятся целые сундуки старой одежды. Мэри-Джейн поможет тебе попозже подобрать что-нибудь подходящее. Ястреб, вы с женой уже согласились стать повелителями Ночи?

— Повелителями? — переспросила Скайлар. — Я думала, лунной девой должна быть молоденькая деревенская девушка…

— Девственница, — подсказал Алистер. — Но не забывайте: лунную деву перестали приносить в жертву много лет назад! — с оттенком раздражения напомнил он.

Над столом нависло неловкое молчание. Шона почувствовала, что Ястреб пристально смотрит на нее, и поняла: он

встревожен мыслью, что кто-нибудь мог похитить Сабрину для жертвоприношения. Собравшись с мыслями, она заговорила:

— Лорду и леди, когда в замке есть и тот, и другая, отведены особые места на помосте, с которого они объявляют о начале праздника и играют роль распорядителей. Разумеется, подругой лорда становится леди, но затем крестьяне выбирают лунную деву, молодую девушку, и повелители дарят ей венок из цветов и коня из конюшен Дагласов.

— Коня? — переспросила Скайлар.

— Да, самого лучшего, чтобы целый год она могла ездить верхом и обозревать свои владения, — пояснил Айдан.

— В прошлом году я подарила венок Джине Эндерсон, — вспомнила Шона.

Гоуэйн фыркнул.

— И слава Богу, жертвоприношение не состоялось. Она жива и невредима, не так ли, Алистер? — спросил он, внимательно взглянув на сына.

Алистер поднял бровь.

— Насколько мне известно, отец, ты прав. — Помедлив, он поднял ладони оборонительным жестом. — Отец, уверяю тебя: Дэнни не мой ребенок.

Гоуэйн хмыкнул. Наступила еще одна минута неловкого молчания. Слышно было, как вилки царапают тарелки, все сидящие за столом сделали вид, что увлеклись едой.

Наконец Ястреб положил на стол салфетку.

— Джентльмены, прошу меня простить, но всем нам предстоит трудный день. Шона, мы можем поговорить, прежде чем начнем поиски?

Он поднялся и остановился в ожидании. Шона тоже встала со своего места и последовала за Ястребом к лестнице.

— В чем дело?

— Иди за мной, — велел Ястреб.

Она изумленно приоткрыла рот, когда Ястреб миновал второй пролет лестницы и направился на третий этаж, в башню, где находилась комната Шоны.

— Ястреб… — пробормотала она.

Он остановился перед дверью ее комнаты и открыл ее.

— Входи скорее.

— Ты позвал меня… ко мне в комнату? — удивилась она. Он улыбнулся.

— Я узнал, что ты провела на редкость бурную ночь, почувствовала, как румянец заливает ее лицо, и задумалась о том, какими сведениями делятся друг с другом братья. О каких событиях рассказал Дэвид — до прибытия в пещеру или после?

— Да, это правда. В склепах…

— Я уже побывал там, но должен вернуться и тщательно осмотреть коридор.

— Я помогу тебе…

— Нет, Шона, я привел тебя сюда потому, что хочу на время оставить в комнате, так как не могу сопровождать тебя.

— Но послушай, Ястреб, сейчас у нас так много дел…

— Шона, тебе не придется сидеть в башне целый день. Но я пообещал брату избавить тебя от неприятностей, а он, похоже, считает, что у тебя есть явная склонность нарываться на них. Сделай так, как я прошу. Нам надо знать, что ты в безопасности, а тебе необходимо поспать.

— Ноя…

— Ты утомлена. Ты чертовски плохо выглядишь!

— Благодарю вас, лорд Даглас.

— Я не лорд Даглас, и тебе это известно. Но несмотря на это, леди Мак-Гиннис, я приказываю: если тебя волнует судьба моего брата или своя собственная, послушайся меня. Позднее, когда выспишься, днем я пришлю кого-нибудь. Ты согласна?

Ястреб не оставил ей выбора.

— Согласна.

Шона шагнула в комнату, Ястреб закрыл дверь.

— Задвиньте засов, миледи.

Шона выполнила приказ и услышала удаляющиеся шаги. Она решила, что заснуть ей не удастся, но ошиблась. Она улеглась в постель. Одежда сковывала ее, и Шона переоделась в ночную рубашку и снова легла. Уставившись в потолок, она размышляла. О Дэвиде, о том, что он говорил, как прикасался к ней. О Сабрине, бедняжке Сабрине. Где же она? Что произошло? Она ни за что не сможет заснуть…

Пролежав всего несколько минут, Шона почувствовала, что начинает дремать, и окончательно заснула. Ей приснился сон. Она бежала, слыша со всех сторон тоскливые звуки. Играли волынки, и ветер далеко разносил погребальную песнь. Слышались крики и смех. Она приближалась к высокому холму, где возвышались камни друидов. Сабрина, обнаженная и связанная по рукам и ногам, вытянулась на камне, а фигура в плаще с капюшоном нависла над ней с ножом в руке, готовая вонзить его в горло жертве.

Шона вскрикнула:

— Нет, нет, только не Сабрину!

Облаченное в плащ существо увидело ее. Шона не могла разглядеть его лица, не понимала, почему так уверена в этом, но чувствовала: ее заметили. Неизвестный злобно хмыкнул и поманил Шону к себе.

— Да, здесь следовало лежать тебе, тебе, тебе, только тебе… хотя ты давным-давно запятнала себя! Но твоя кровь еще напоит землю!

Внезапно ни на что не похожее существо метнулось к ней. Шона по-прежнему слышала звуки волынок, крики, плач, смех. Вокруг холма мужчины и женщины плясали, пили, смеялись. Никто из них не услышал ее вопль. Она бросилась бежать изо всех сил. На бегу она оглянулась. Неизвестный в капюшоне нагонял ее. Она побежала еще быстрее… Но сбоку к ней приближалось второе существо, затем еще одно и еще Высокие фигуры в черных плащах с капюшонами возникали со всех сторон. Они монотонно бормотали ее имя, окружали ее. Шона вскрикнула, растерянно оглядываясь по сторонам, но отовсюду к ней приближались фигуры. И каждая держала наготове нож. Обернувшись, Шона увидела, как они словно по команде вскинули ножи — огромные, с бритвенно-острыми лезвиями, поблескивающими в лучах полной луны.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать