Жанр: Исторические Любовные Романы » Шеннон Дрейк » Неповторимая (страница 60)


Глава 24

Возле камней друидов играли скрипки и волынки, мужчины и женщины плясали, пировали, шутили и смеялись. На столы выставили вино и эль, над огнем, разведенным в огромных ямах, жарилось мясо.

Дэвид опередил Шону и первым прибыл к месту празднества. Его встретил дружный хор приветствий, крестьяне спешили выразить радость при виде хозяина и пожелать ему всего доброго. Спрыгнув с седла, Дэвид повернулся, чтобы помочь спешиться Шоне. Его окружали давние друзья. Деревенские девушки краснели и приседали, некоторые, осмелев, наградили хозяина робкими поцелуями в щеки, прежде чем ускользнуть. Только теперь Шона поняла: она совсем забыла, каким обаятельным и великодушным может быть Дэвид, как любят его жители Крэг-Рока.

Когда они подошли к плоскому камню, где утром Энн-Мэри видела труп, камень покрывала роскошная пурпурная скатерть, на которой стояли фонари. От всеобщего возбуждения звенел воздух: прибытие лорда знаменовало начало праздника.

Дэвид прошествовал к плоскому камню, не отпуская руку Шоны. Возле камня ждал его преподобие Мэсси, готовый возложить на голову Дэвида венок из цветов под дружные ликующие возгласы. Дэвид принял корону повелителя Ночи и увенчал второй такой же короной голову Шоны, провозглашая ее своей дамой.

Шона отметила, что искренне радуется празднику. Она была дома, среди знакомых людей. Она по праву причисляла себя к горцам Крэг-Рока, любила обычай праздновать, танцевать и состязаться всю ночь. Улыбаясь друзьям, она вскоре заметила Эдвину в прелестном одеянии феи.

— Народ Крэг-Рока! — провозгласил Дэвид, и сразу стихли музыка, пляски и крики. Собравшиеся, облаченные во всевозможные костюмы, от прекрасных до устрашающих — костюмы дам, пиратов, рыцарей, животных и мифических существ, — остановились, стараясь не пропустить ни слова. Ночь вдруг стала на удивление тихой. — Благодарю вас всех за то, что вы столь великодушно приняли меня обратно после неожиданного исчезновения. Не могу высказать, как я рад вновь быть с вами, как признателен за теплый прием множества давних друзей. А теперь, как хозяин празднества, я повелеваю: ешьте, пейте и веселитесь!

Округу огласили крики веселья. Шона, стоящая рядом с Дэвидом, заметила, что Ястреб, Слоан, Джеймс и ее кузен Алистер заняли позиции по углам пространства, образованного камнями друидов. Как обычно, они что-то затевали. И позабыли известить женщин о своих планах.

— Но это еще не все! — продолжал Дэвид. — Как лорд Касл-Рока, я волен выбрать себе спутницу в Ночь лунной девы. Я выбрал миледи, но не на одну ночь. Всех вас я приглашаю сегодня присоединиться к особому торжеству — моему свадебному пиру! По такому случаю я призываю всех вас стать свидетелями союза Дагласов и Мак-Гиннисов.

Шона ошеломленно воззрилась на него. Что он говорит? Сердце пронзила внезапная и мучительная боль. Брак мог оказаться частью плана поимки преступников.

— Я не выйду за тебя замуж! — прошептала она, но напрасно понизила голос: крики вокруг заглушили ее слова. Шона пыталась улыбнуться людям, смотрящим на нее с такой любовью, и в то же время в отчаянии размышляла, как ей теперь быть.

Марк Мензис восторженно выкрикивал поздравления, Эдвина от удовольствия прижала ладони к своим румяным щекам. Энн-Мэри залилась счастливыми слезами. Радовались даже родные Шоны. Заметив, как смотрит на нее Гоуэйн, Шона поняла — ему был заранее известен замысел Дэвида. Странно, но, должно быть, Дэвид, как и полагалось, попросил руки Шоны у Гоуэйна, старшего из мужчин в роду Мак-Гиннисов.

Шона попыталась высвободить руку. Она любила Дэвида всю жизнь, мечтала стать леди Даглас, его женой. Но не сейчас и не так. В эту минуту Дэвид казался ей особенно холодным и чужим, словно никогда не испытывал к ней любви. Шона не хотела, чтобы он женился на ней, только чтобы защитить ее, или даже ради Дэнни.

— Я не могу выйти за тебя замуж… так сразу!

— Ты должна стать моей женой. Это и есть обещание, о котором я тебе говорил, — сообщил Дэвид.

Явный шантаж!

Дэвид одарил толпу самой обворожительной из своих улыбок.

— Деревни полнятся слухами и сплетнями, и я уверен, друзья, что вы уже слышали историю о мальчике, отпрыске лорда Касл-Рока и леди из замка Мак-Гиннисов. Эти слухи — чистая правда: этот мальчик — наш сын. Наследник всего моего имущества. Ради нашего сына мы решили узаконить наши отношения, как и подобает.

Эта речь была встречена изумленными вздохами. Казалось, вся толпа на миг затаила дыхание. Наступила тишина. А затем в толпе поползли шепотки, почти незаметные среди радостных возгласов. Люди перешептывались и строили догадки. Некоторые уже знали, что Дэнни — ребенок Шоны. Кто-то сомневался в этом, кто-то верил. Но так или иначе, сплетни не утихали. И вот теперь Дэвид положил конец всем сомнениям.

— Ваше преподобие! — обратился Дэвид к Мэсси. Преподобный Мэсси, не скрывая удовольствия, благосклонно улыбнулся Дэвиду и Шоне.

— Вы позволите, лорд Даглас, миледи? Встав перед ними, он начал молитву.

— Не надо! — прошептала Шона. — Дэвид, я не могу!

Дэвид не обратил на нее внимания. Прежде чем Шона сумела сказать священнику, что, несмотря на любовь к Дэвиду, не может стать женой человека, который не доверяет ей ни в чем, она почувствовала, как Дэвид тянет ее вниз. Она встала на колени, склонив голову в молитве.

Она и вправду молилась: «Господи, помоги мне! Что происходит, что я делаю? Правильно ли я поступаю? Ради Дэнни я готова на все, но выйти замуж…»

Она искоса взглянула на Дэвида.

Смуглый, привлекательный, с почтительно склоненной головой, он выглядел искренним женихом, стремящимся получить благословение Творца, вступая в священный союз.

Но глаза Дэвида были широко открыты. И прислушивался он не только к голосу священника, но и к каждому слову, пролетевшему в толпе. Однако не забыл ответить на вопрос преподобного Мэсси, когда тот обратился к нему. Шона изумилась: видимо, Дэвид ухитрялся и внимательно следить за церемонией, и замечать, что происходит вокруг.

— Шона!

Она вскинула голову и взглянула на священника, не понимая, что ему надо.

— Да!

Преподобный Масси улыбнулся, простирая руки.

— Милорд, миледи, я объявляю вас мужем и женой.

В воздух взлетели цветы, заиграли волынки. Дэвид поставил Шону на ноги и заключил в объятия, целуя, как и подобало новоиспеченному супругу.

— Долго же вы медлили с этим, лорд Даглас! — крикнули в толпе.

— Еще бы! — послышался смех. — Вы знали, что вам некуда спешить — ведь у вас уже есть сын, лорд Даглас!

Это замечание встретил новый взрыв добродушного смеха.

Дэвид ответил шутникам уверенным жестом руки и подхватил Шону на руки. Второй его поцелуй был глубоким, страстным, воспламеняющим, таким продолжительным, что те, кто прежде шутил, разразились возгласами неподдельного одобрения. Отпустив Шону, он застыл, глядя поверх ее головы. Шона всем сердцем пожелала узнать, что скрывает непроницаемая маска его лица.

— Зачем ты это сделал? — спросила она, до боли желая услышать то, что прежде Дэвид говорил ей лишь однажды, — что он любит ее. И любил всю жизнь.

— Матери моего сына незачем оставаться леди Мак-Гиннис, — ответил Дэвид, глаза которого потемнели.

— Значит, ты привезешь сюда Дэнни? Он пожал Шоне руку.

— Да, как только смогу.

— Ты дал обещание! — напомнила она, стараясь высвободить ладонь.

Дэвид приподнял бровь.

— А ты только что пообещала любить меня, почитать и повиноваться, дорогая.

— Да, это ты помнишь! Но мой отец был Мак-Гиннисом, и я останусь леди Мак-Гиннис до дня своей смерти, — сообщила она.

— А я всеми силами позабочусь о том, чтобы этот день оставался в самом отдаленном будущем.

— Это пародия на свадьбу!

— Нет, леди, пародии кончены, — возразил Дэвид, подхватил ее на руки и понес к тронам, приготовленным для хозяев праздника. — Друзья, я даровал вам леди Даглас! — воскликнул он.

Ему ответили дружными криками. Над толпой неслись завывания волынок. Вперед выступили те, кто хотел пожелать новобрачным счастья.

— Кузина! — услышала Шона и, обернувшись, увидела, что рядом с ней стоит Алистер. Он был не в маскарадном костюме, а в одежде цветов Мак-Гиннисов. Шона с радостью подумала, что легко узнает его в толпе. — Наконец-то свершилось все, что положено, верно? — Он улыбнулся. — Я счастлив за тебя, кузина, честное слово, счастлив.

— Спасибо. Алистер…

— Да?

— Зачем он это сделал? Улыбка Алистера угасла.

— По-моему, он боялся за тебя. Он хотел, чтобы все убедились: он жив и здоров как бык. И его брат жив и не менее здоров и силен. А если кто-нибудь сумеет прикончить и того, и другого, у Дэвида останется законный наследник.

— Надо положить этому конец! — прошептала она. — Алистер, я больше не выдержу! Кто нанял повитуху, которая подменила моего ребенка мертвым? Кто охотился за Дэвидом? Кто чуть не убил его…

Шона осеклась. К ней приближался старый Иойн Мензис с распростертыми объятиями. Он крепко поцеловал Шону в обе щеки.

— Помяните мое слово, всему виной колдуньи! — заявил он и отошел.

Хор голосов возвестил о начале состязаний. Шона вдруг почувствовала, как пальцы Дэвида обхватили ее руку. Она резко вскинула голову.

— Дорогая, я обязан принять участие.

Шона последовала за Дэвидом, и они присоединились к мужчинам, готовым помериться силами.

— Стой здесь рядом со Скайлар и Сабриной, — приказал Дэвид, выходя на поле.

Зрители собрались вокруг мужчин, которым предстояло по очереди бросить вперед массивное бревно — победителем должен был стать тот, у кого бревно улетит дальше всех.

— Что сейчас будет? — спросила Сабрина.

— Бросание бревна.

— Но это бревно невозможно даже поднять!

— Они справятся, вот увидишь! — заверила ее Шона.

Несмотря на прохладу, многие мужчины сбросили жакеты и рубашки и выходили на поле в одних килтах. Шона захлопала в ладоши, когда свои места заняли Гоуэйн и Лоуэлл. Несмотря на преклонный возраст, оба ее дедушки были мускулистыми и полными сил, их броски сразу оказались в числе лучших. Зрители закричали, хваля Мак-Гиннисов, и Шона присоединилась к ним.

Зрелище привлекло всех мужчин и женщин Крэг-Рока. Толпа окружила поле, люди добродушно подталкивали друг друга, беззлобно смеялись и извинялись, наступив на ногу соседу. Особенно веселились те, кто уже успел изрядно выпить.

Все кузены Шоны присоединились к состязанию, выказав поразительную силу. Дэвид бросал бревно последним. Поплевав на ладони и вытерев их о килт, он обхватил бревно. Его бросок был превосходен, он по меньшей мере на фут превзошел бросок Айдана.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать