Жанр: Исторические Любовные Романы » Шеннон Дрейк » Неповторимая (страница 8)


— Тебе следовало спросить об этом у него.

— Я бы с удовольствием, но боюсь, вопрос стоил бы жизни — его или моей. Нам не хватило времени на разговоры, прежде чем я был вынужден познакомить его со своим мечом. Но прошу вас, миледи, скажите, где сейчас ваши родственники? Ваши двоюродные дедушки и кузены? Что они задумали на сей раз? Может, кто-нибудь решил, что вам следовало бы присоединиться ко мне в могиле еще много лет назад?

— Как ты смеешь… — негодующе начала Шона, но Дэвид энергично встряхнул ее, заставляя замолчать, и взгляд его зеленых глаз впился в нее с властной силой стального лезвия.

— Смею, потому что вы пытались убить меня, миледи. Значит, это у вас надо спросить, как вы решились на убийство.

Она передернулась — огонь внутри Дэвида обжигал даже на расстоянии. Но что она может сказать? Как высказать, что она не знала истину, что страдала и проклинала себя, увидев, что натворил ночной пожар? Пальцы Дэвида, до того сжимавшие ее запястье, вдруг скользнули по нежной коже ее груди, и Шона чуть не издала протестующий крик от этого мучительно-чувственного прикосновения. Сам Дэвид не обратил на него ни малейшего внимания.

Ей пришлось бороться с участившимся дыханием, чтобы заговорить. Увлажнить пересохшие губы, чтобы заставить их произносить слова.

— Я никогда не пыталась убить тебя, — проговорила она.

Но по его глазам она видела — он уже вынес ей приговор. И никакие слова не смогут изменить его. Однако она рискнула.

— Уверяю тебя, Дэвид, я никогда не пыталась убить тебя, я не желала твоей смерти…

— Вот как? Значит, моя смерть была нужна кому-то другому. А ты заманила меня в конюшню в ту ночь.

Она сразу поняла: он утратил способность прощать. Неужели он принес ее сюда, только чтобы проверить, известен ли ей человек, едва не нанесший ей смертельный удар?

— Признайся, Шона! — потребовал он, впиваясь пальцами в ее плоть.

Больше Шона не могла вынести его близости, его случайных, но обжигающих прикосновений. Она стиснула кулаки и изо всех сил ударила Дэвида в грудь. Признаться ему? Она уже попыталась объясниться. Истина ничего не значила для Дэвида: он отказывался принять ее.

— Убирайся к черту, лорд Даглас! Ты уже осудил меня. Больше мне нечего сказать. — Она вновь заколотила кулаками по его груди со всей силой, на которую была способна, и заставила его отступить на шаг. Мгновенно заметив свой незначительный успех, Шона поняла: у нее есть единственный шанс воспользоваться этой победой. Она развернулась, стремительно бросаясь к двери.

Но прежде чем девушка успела сделать шаг, Дэвид поймал ее за плечо и грубо повернул лицом к себе. Лицом ко взгляду зеленых глаз, излучающих ненависть.

— Если бы не я, сейчас ты сама была бы мертва! И ты отрицаешь существование заговора?

— Я не могу отрицать существование зла в мире! Или то, что здесь мог найтись злодей, способный обокрасть нас или напасть на женщину. Отпусти же меня!

— Это мог быть один из твоих родственников.

— С таким же успехом это могло быть чудовище, явившееся за тобой из ада…

— Я дрался с человеком.

— Это ты так считаешь.

— А ты считаешь, что родня никогда не причинит тебе вреда.

— Зато ты причиняешь мне боль! — С этим криком она вновь попыталась высвободиться и напрягла плечи, сгибающиеся под тяжестью чужих рук.

Она силилась отстраниться. Его пальцы скользнули по ее плечам и легли на грудь, мозолистые ладони накрыли соски. Она вскрикнула, удивляясь тому, как отчаянно пыталась избежать его прикосновений. Изумленная остротой ощущений, она дико заколотила его по груди, а потом в отчаянии занесла руку, чтобы ударить его по лицу. Дэвид перехватил ее за запястье прежде, чем был нанесен удар.

— Прекрати! — приказал он.

— Нет!

Шоне вдруг показалось, что она летит, — Дэвид поднял ее и отпустил. После мгновения полета, которое тянулось вечно, она рухнула на спину на огромную древнюю кровать Дагласов.

Он вновь придавил ее к кровати своим телом. Она задохнулась, в бешенстве уставясь на него и борясь со страхом перед жестоким человеком, в которого превратился знакомый с детства Дэвид, но еще сильнее — с собственными пугающими чувствами, нарастающими в ней.

Разорванная рубашка обнажила ее плечи. Грудь тоже была почти открыта. Еще одно движение — и она будет полунагой. Она пыталась соблюсти хотя бы некоторое подобие приличий, но в такой позе, лежа на спине, это было нелегко. Шона старалась не думать о том, как беспомощна, или о том, как голые ноги Дэвида сжимают ее бедра.

Ей не хотелось гадать, способен ли Дэвид в гневе овладеть ею. Но больше всего она боялась признаться себе, что близость Дэвида воспламенила ее. Она не желала вспоминать о том, как чувствовала себя прежде в его присутствии. Как он ласкал ее, когда еще испытывал к ней нежные чувства…

— Шона!

В нем не сохранилось ни капли нежности. И милосердия. Осталась только жестокость.

Шоне вновь пришлось облизнуть губы. И виной тому было не только прикосновение Дэвида, а многое другое.

Вскинув подбородок, она взглянула ему в глаза.

— Никто в клане Мак-Гиннисов не пожелал бы мне вреда, лорд Даглас. Советую вам как следует запомнить мои слова. В этих стенах со мной живут мои родные…

— О, это мне известно. Клан Мак-Гиннисов без затруднений перебрался на новое место.

— Твой отец никогда не любил эти места, твой брат едва помнил о них! По обычаю ответственность за ваши владения легла на Мак-Гиннисов, и мы

приняли эту ответственность по просьбе твоего отца и с его благословения! Отсюда, из этой крепости, гораздо проще…

— Править, — насмешливо подсказал он.

— Ты солжешь, если скажешь, что удивился, обнаружив здесь Мак-Гиннисов! Из замка Касл-Рок испокон веков управляли окрестностями и защищали их. Мы не правим, а управляем!

— Значит, ты и твой клан управляющих превратили мой замок в свой дом. Всюду, куда ни глянь, одни Мак-Гиннисы. — В его тоне послышалась издевка. Разумеется, он ожидал найти Мак-Гиннисов в Касл-Роке. В его голосе отразились горечь и подозрение. Он прекрасно понимал, что численный перевес на стороне семьи Шоны. Но это, казалось, не заботило его.

— Ты явился сюда, чтобы обвинить меня!

Он вновь устремил на Шону взгляд — так, что по ее телу пробежала дрожь.

— Я должен уладить одно дело.

— Значит…

— С тобой. В первую очередь. Затем, разумеется, придет очередь твоего клана. Тех, кто посягнул на мою жизнь.

— Хорошо, будь по-твоему. Но тебя считали… мертвым. Погибшим. Мы заботились о твоих владениях. Теперь мои родственники живут в этих стенах. Дэвид, никто и ни у кого ничего не отнимал. Твоя семья предпочла Америку.

— Да, после моей смерти. Но, по-моему, ты и твои родственники кое-что забыли: пока жив хоть один из Дагласов, эта земля принадлежит нам.

Об этом Шона никогда не забывала. И никогда не считала собственность Дагласов своей. Пять лет она провела в, муках и смятении, желая повернуть вспять время, жалея, что не может воскресить Дэвида.

И вот он здесь — мстительный, злобный и грозный.

— А вы, миледи, — напомнил он неожиданно мягким и вкрадчивым тоном, — завладели моей постелью.

— Мне стоит только крикнуть, и мои родные прибегут сюда, чтобы убить тебя на месте за то, что ты осмелился угрожать мне в… — она осеклась и помедлила, — в покоях, где я сплю.

Он приподнял бровь.

— Вы хотите сказать, в моих покоях? Не следует забывать об очевидном: вы самовольно предпочли поселиться здесь. Неужели вашей родне хватит дерзости убить меня в моем собственном замке, в моей комнате?

— Ты угрожаешь мне — не важно где! Моя родня с легкостью убьет человека и за меньшую провинность.

— Представляю себе, как они будут рады наконец-то умертвить меня! — сухо отозвался Дэвид. — Тем более потому, что вам и вашим родственникам так хорошо живется в моем доме. Вы, детка, как я вновь должен заметить, лежите в моей постели.

— Если ты отпустишь меня, я больше в нее не лягу!

— Пожалуй, нет. Не теперь. Похоже, прежде вам здесь нравилось.

— Забота о замке была возложена на клан Мак-Гиннисов твоим отцом, полноправным лордом.

— Да, полноправным лордом, который невзлюбил свой родовой дом с тех пор, как его сын погиб здесь такой страшной смертью!

— Ты вернулся и теперь угрожаешь мне…

— Я — мертвец. Какой вред может причинить призрак?

— Поскольку ты воскрес, прислушайся к моему предостережению: если ты причинишь мне вред, мои родные убьют тебя!

— Меня трудно убить. Надеюсь, теперь ты это поняла.

Одного взгляда Дэвида хватило, чтобы Шона обезумела от страха. От страха перед тем, что он может с ней сделать. И перед тем, чего ей хотелось…

— Встань и уходи, лорд Даглас. Стоит мне крикнуть, и они сбегутся сюда.

Он не шевельнулся. И тут Шона увидела, что он способен улыбаться, пусть даже криво и насмешливо.

— Или ты спятил? Что с тобой стряслось? — спросила она.

— Убирайся!

— И не подумаю.

— Ты не понимаешь…

— Нет, это ты не понимаешь. Я принес тебя сюда, в эту комнату. Несмотря на то что войти сюда можно тайно, что хорошо известно нам обоим, я вошел через ворота, большую дверь, вверх по лестнице, никого не разбудив. Пожалуй, кричать тебе придется слишком долго, чтобы дождаться помощи. А я, естественно, не позволю долго кричать.

— Кто-нибудь из моих родственников завтра пришлет тебе вызов! — пригрозила Шона.

— Значит, завтра утром один из ваших родственников умрет, леди Мак-Гиннис, а я не испытаю ни малейших угрызений совести.

Холодная злоба в его словах ошеломила Шону.

— Отпусти меня, — взмолилась она. — Потребуй назад свое наследство, и клан Мак-Гиннисов охотно перестанет заботиться о нем. Пусти меня, и комната вновь достанется тебе, лорд Даглас. — Помедлив, она с жаром добавила: — Я никак не причастна к тому, что случилось с тобой!

— Напротив, — негромко возразил он, — ты причастна ко всему, что произошло. — Он слегка коснулся ее щеки кончиками пальцев. Долгую минуту Шона не могла оторваться от его глаз. А затем осознала, в каких страшных грехах обвиняет ее Дэвид, какие подозрения он питает, поняла даже, что он имеет право обвинить во всем только ее.

— Да, я заманила тебя в ловушку! — зло выпалила она. — И виновата не только в этом. Мы хотели обыскать твои комнаты. Нам требовалось время…

— И вы получили его в избытке — после моей смерти, — сухо заключил Дэвид.

Шона поняла: как бы она ни оправдывалась, он не станет ей верить.

— Но ведь ты не умер! — напомнила она.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать