Жанр: Научная Фантастика » Анатолий Невзоров » Продаже не подлежит (страница 27)


- Здесь есть кто-нибудь. - Резко перемещая ствол бластера от одного окна к другому, крикнул человек через синтезатор скафандра с символикой Содружества.

- Я свой! Не стреляй! - Перебросив излучатель через горящие остатки магазина, я медленно поднялся. - Я младший офицер службы безопасности содружества Тан Тинар. Мы не окажем сопротивления! - Заметив несколько приблизившихся к окнам лиц, добавил я.

- Бросайте оружие!

Из окон-щелей выпало несколько винтовок. Первым из укрытия вышел Мап, неся на плече окровавленное тело Фоли. Я подскочил к нему и помог уложить тело Таппе на тротуар. Левая рука была, словно вырвана из плечевого сустава. В так с едва бьющимся сердцем из раны вытекала густая кровь.

- Здесь информация... - Судорожно скребя уцелевшими пальцами по накладному карману, прошипел он и навсегда закрыл глаза.

- Он был единственным, кто не стал прятаться. - Расстегивая карман куртки, произнес Мап.

- Стрелял с третьего этажа?

- Да. - Подтвердил Нивер рассматривая микродиски.

- Тут какие-то люди... Сдались без боя, на этих мудаков в черном не похожи. - Доложил один из окруживших нас людей по внутренней связи.

Спустя пару минут подошел далеко не молодой, но весьма энергичный человек со значком командира на скафандре.

- Кто вы такие? - Довольно резко спросил он, всматриваясь в наши лица.

- Мы, это все, что осталось от колонии. - Ответил за всех Нивер.

- Так... Понятно. - Я командир специального отряда Содружества Граш Явло.

- Офицер местной полиции Мап Нивер.

- Мы ищем координатора службы безопасности трека FR. По нашим данным Кен Дехард находиться на территории колонии.

- Он прибыл сюда полтора дня назад, но, скорее всего уже мертв.

- Ты уверен в этом?

- Я не видел его трупа, но это единственное, что не дает ответить мне "Да".

- Значит, будем искать труп.

- Это невозможно! В 12.00 по местному времени будут активизированы взрывные устройства, разбросанные по всей колонии. - Вмешался я.

- Кто ты?

- Младший офицер службы безопасности Тан Тинар.

- Тинар? Знакомое имя.

- Дезертир. Он и еще двое молодцов в розыске. - Уточнил один из бойцов, вероятно, старший офицер отряда.

- Ты арестован.

Запястья ощутили холодное прикосновение наручников. Быстрый и профессиональный обыск лишил меня личной карточки и аптечки.

- Он не дезертир и говорит правду. - Вступился за меня Нивер.

- У меня нет оснований доверять тебе. - Отрезал Граш.

- Бенер на нулевой линии, что-то срочное и только для тебя. - Пояснил все тот же старший офицер.

Командир быстро переключился и с минуту вслушивался в скрипящий голос, едва доносящийся из наушников.

- Сколько для этого надо времени? - Пробурчал Граш. - Нет, семь часов не могу, возвращайся на корабль.

- Возможно, они правы. - После некоторой заминки, обратился командир к своим людям. - Бенер нашел взрывное устройство. Разминированию не поддается... Дайли, объяви на всех каналах общий сбор. Этих людей в арестантскую. У них раненые, помогите. - Добавил Граш.

- Приемоотправочные площадки обесточены, сделать повторную высадку будет значительно сложней, чем эту.

- Мы уже потеряли девять человек! Я не хочу лишиться всего отряда! Выполняй приказ!

Пройдя несколько кварталов объятых пожарами и с трупами полицейских на всех улицах, мы вошли в ангар, освещенный прожекторами корабля Содружества. Экспресс вирус-контроль "обозвал" всех носителями инфекции класса "NC", но задержек это не вызвало. Нас поместили в арестантскую секцию с локализованной системой жизнеобеспечения не связанной со всем кораблем. Ранеными занялись люди в специальных биоскафандрах.

Через 20 минут корабль покинул колонию, а еще через 20 вышел на орбиту. Единственное окно, лишенное элементов управления, замерло, транслируя изображение колонии целиком поместившейся на экране. Представление началось ровно в 12.00. Беззвучно, никуда не торопясь, словно нехотя, защитные плиты, объятые клубами черного дыма, подпрыгивали, лопались и будто ныряли в колышущееся и растущее море огня и сажи. Комментировать происходящее никто не решился, все молча смотрели, думали о своем. Фейерверк длился недолго. Космос ворвался в город, город стал частью космоса. Увидеть останки колонии помешал командир, переключив трансляцию изображения на капитанский мостик. Не слишком распаляясь Граш поблагодарил Нивера за предупреждение о минировании и как он выразился "другую посильную помощь". Затем, предупредив о начале разгона, пожелал скорейшего выздоровления раненым и переключил окно на информационный канал Содружества.

О гибели колонии канал сообщил только на шестнадцатом часу полета. Коротенький сюжет с кадрами, отснятыми нашим же кораблем с орбиты прокомментировал командир Граш. "Спасенные колонисты сообщить что-либо определенное не могут, ибо находятся в крайне тяжелом состоянии. Специальная комиссия созданная для выяснения причин катастрофы на быстрый успех не надеется". - Подытожил немногословную речь Граша виртуальный диктор.

До прилета на базу информационный канал трижды повторил этот сюжет, не добавив ничего нового. Нивер долго сохранял спокойствие, но перед самым шлюзованием, не выдержал и весьма резко пообещал разобраться с "деятельностью" комиссии предоставив информацию о незавидной роли Кена Дехарда и всего Содружества в его лице.

Полуголодное существование, систематическое недосыпание и моральное напряжение последних дней повергли меня в полное безразличие к происходящему. Сладкая мысль, что, не смотря на минимальные шансы выжить, я практически вышел сухим из воды, грела душу. Служебное

разбирательство по факту "дезертирства", дыхнуло холодом, только на второй день после прилета на базу. Когда меня как закоренелого преступника поместили в камеру отторжения нулевого уровня. Мой школьный наставник, в свое время, не удосужился дать ни одного совета как лучше действовать в такой ситуации, вероятно, даже не допуская мысли, что его ученик может в ней оказаться. Говорить только правду, до последней мелочи, на мой взгляд, было единственно верной позицией. До суда оставалась одна ночь. Я в сотый раз вспоминал, анализировал и пересматривал свою роль в случившемся. Сна не было ни в одном глазу. Замок щелкнул, входная дверь бесшумно открылась и из темноты коридора в камеру вошел человек. Восемь дней я находился в полной изоляции общаясь только с механическим поносом, три раза в сутки выползающем из стены, поэтому мысль о галлюцинации не была лишена смысла. Но человек сделал шаг в мою сторону, попал под освещение настенной лампы и мгновенно лишился статуса галлюцинации.

- Мап! Как ты сюда попал?

- А ты догадайся!

- Посещение подследственных запрещено. Или ты сам арестован?

- Тинар, у тебя "одиночка"!

- Действительно, но тогда...

- Не будем терять время, у нас, его крайне мало. Служба безопасности Содружества, в виде подъемных, выплатило каждому из нас неплохую сумму, за молчание. "Не надо усложнять жизнь себе и нам" - Очень мило попросил новый координатор. Лично я отработал свои деньги как положено, ничего, дескать, не знаю все случилось внезапно. Комиссия по расследованию осталась крайне недовольна. В свою очередь оператор этого заведения от предложенный ему суммы не отказался и в течение ночи изменит запись камер слежения. Учти меня здесь нет. - Засмеялся Нивер.

- Зачем? Почему ты пошел на сделку?

- Фоли взял не те микродиски. Один оказался записями доктора Тизла, два других, хоть и косвенно, но отводят подозрения в нашей причастности к тому ужасу, что охватил колонию. Относительно тебя информации нет, впрочем, переговоров Гафта и Дехарда то же. Понимаешь к чему я клоню?

- Кажется, начинаю.

- Тебе грозит полная очистка! У меня нет точных сведений, но Дехар еще до вылета обвинил Вас в дезертирстве, краже образцов нового типа излучателей и захвате его личного корабля. Тинар! Я очень рекомендую безоговорочно признать все это. Убедить судью в том, что Кенвуд и Дилем заставили тебя, вылей на них побольше грязи.

- Мап! Как ты можешь? Они...

- Жертвы нечистоплотных манипуляций этого подонка Дехарда. - Продолжил за меня Нивер. Но как ты собираешься доказать это? Поверь, у тебя нет шансов! А вот стать вечно улыбающейся прислугой в шикарном отеле, после очистки личности - прямая дорога. Видел этих недоумков с лицами дебилов? Разгорячился Мап. - Ты этого хочешь? Отвечай!

Камеру наполнила томительная тишина. Я прекрасно понимал, что Нивер прав.

- Тан, ты неплохой и еще очень молодой человек. Я в качестве свидетеля буду завтра на разбирательстве. Помоги мне и себе выбраться из этого дерьма. - Мап крепко сжал мою руку, резко встал и вышел.

Уснуть удалось только под утро. Разбирательство началось около девяти. С обвинительной речью выступил новый координатор, не забыв упомянуть об "ошибочно" введенных данных о нашей гибели. Судья - женщина 45-50 лет с усталым и недовольным лицом, казалось, совершенно не слушала его. Первым свидетелем был командир Граш, достаточно полно описавший высадку, неожиданную атаку и победоносное шествие его группы по космопорту колонии. Относительно меня, ничего конкретного, кроме того, что при аресте я не сопротивлялся он не сообщил.

Нивер был вторым. Растянувшаяся минут на десять речь сводилась к тому, что я храбро сражался, проявил себя как герой и почему меня вообще обвиняют в дезертирстве ему не понятно. Специальная машина, анализировавшая довольно эмоциональный монолог Мапа, лжи в его словах не обнаружила. Врать Нивер умел.

Наконец настала моя очередь. Странная штука совесть! Еще вчера я не допускал мысли о поклепе на своих бывших напарников, а сейчас делал это с необычайной легкостью. "Важно не только отчетливо представить, главное поверить в свою ложь, не просто смириться, а именно поверить, и тогда никакой детектор не уличит меня". Сидя в полной темноте камеры, твердил и уговаривал я самого себя за несколько часов до суда. Наспех придуманная история, согласно которой, меня под прицелом излучателя из медицинского сектора отвели на корабль Дехарда, звучала вполне убедительно. В остальном я опирался на показания Нивера, добавив, что о судьбе Кенвуда и Дилема мне ничего не известно. Компьютер дважды уличил меня в лжесвидетельстве и порекомендовал судье "обследование коры головного мозга на предмет установления деталей по делу". Но детали судью не интересовали. Для нее все было ясно и без них. "Молодой офицер проявил мягкотелость и нерешительность, вскоре осознал содеянное, помогал каким то повстанцам, какой то не входящей в состав Содружества и уже не существующей колонии. Как бы там ни было факт дезертирства он признал, а посему: "Бывший офицер Тан Тинар не достоин продолжать службу в системе безопасности. В течение 10 дней обязан пройти курс обучения и стать специалистом потребность в которых у Содружества наиболее высока. Список прилагается".



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать