Жанр: Боевики » Михаил Нестеров » Месть и закон (страница 74)


71

В городской прокуратуре Юрьева ждали проверки по делу Ширяевой. Но каково же было удивление Волкова, когда начальник отдела по надзору за расследованием особо важных дел Генпрокуратуры напрямую разрешил ознакомиться с материалами дела офицеру ФСБ. Поначалу Анатолий Сергеевич не знал, что и подумать, затем переложил часть забот на плечи Маргелова.

Прокурор с минуты на минуту ожидал следователя, который уже пару долгих часов беседовал с эфэсбэшником.

Наконец в кабинете появился недовольный и уставший Василий и с порога заявил:

– Рыба клюнула, Анатолий Сергеевич, не знаю только, как будем подсекать ее. А уж вытаскивать... – Маргелов развел руками.

– В крайнем случае, отрежем леску, – отреагировал прокурор. – Садись, рассказывай.

– Во-первых, – начал следователь, присаживаясь за стол, – комитетчика заинтересовал один документ. Когда он познакомился с протоколом осмотра вещественных доказательств, изъятых с места преступления, обратил мое внимание на справку на имя начальника хозотдела нашей прокуратуры, где я прошу того принять на хранение вещественные доказательства по делу Ширяевой. А именно – книгу в твердом переплете. «Групповую психотерапию» я держал в сейфе, а на хранение сдал «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура» Марка Твена – на всякий случай. Ведь в справке я не указал название.

Волков кивнул: вот так порой пропадают из надежно охраняемых помещений вещдоки. Один раз сдали на хранение десятилитровую бутыль спирта...

– Он попросил книгу? – спросил прокурор.

– Что удивительно – нет.

– Фотографии с места происшествия смотрел?

– Да. Валентина вышла на них как... мертвая.

Жуть. Я до сих пор, глядя на них...

– Не отвлекайся, Василий Дмитриевич. Что еще интересовало эфэсбэшника?

– По большому счету, его интересовал разговор по душам. Поговорили, – кивнул Маргелов, – как говорится, без протокола. Я сказал ему, что по дружбе помогал Ширяевой

в ее собственном расследовании, признал тот факт, что убийство судьи для меня очевидно. Что бы он ни доложил начальству, к делу все равно не придерешься. Что будем делать дальше, шеф? Мы вытянули на себя стаю волков.

– Здесь я вижу обоюдный интерес, – сказал Волков после непродолжительного раздумья. – Именно потому, что материалами дела заинтересовалась ФСБ.

Для чего они копаются – не хочу никого обидеть – в обычном криминале? А потому, мне кажется, что эта история имеет продолжение, и ниточка тянется в органы госбезопасности. В общем-то, я понял, им выгодно, если мы закроем дело судьи с определением «самоубийство». В противном случае тебя заставили бы отчитаться по каждому протоколу. А так с тобой просто поговорили, удостоверились – заметь: удостоверились – в убийстве Ширяевой.

– Тогда сам собой напрашивается вопрос: выгоден для них сам факт смерти Валентины? Или им до лампочки? Как бы они себя повели, если бы мы оставили все как есть?

Волков неопределенно пожал плечами.

– Подождем еще два дня, – сказал он, – и будем вытаскивать Валентину в свет.

Органы прокуратуры имеют четкую иерархию.

Волков принял на себя большую ответственность, не доложив о своих неординарных шагах вышестоящему начальству. Хотя, с другой стороны, ведя расследование, имел право хранить их в секрете во избежание любой огласки.

Пока Валентина была не в состоянии описать внешность убийц, ни о каких оперативно-розыскных мероприятиях речи идти не может. Дальше предстояло не надеяться на ошибки преступников, а заставить их самих сделать ошибку. Они активизируются, когда узнают, что судья осталась жива, видела и может опознать убийц. Жаль, что до этого момента время прошло впустую. Хотя... Визит комитетчика – это результат работы серого вещества прокурора города и следователя по особо важным делам.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать