Жанр: Боевики » Михаил Нестеров » Месть и закон (страница 75)


72

К четырем часам вечера следующего дня на руках у Рожнова были весьма любопытные документы.

В частности, его заинтересовал депутатский запрос Воропаева на имя прокурора города Юрьева. Прокурор Волков снял с запроса ксерокопию и переправил ее следователю районного отделения милиции, который вел дело об изнасиловании, и тот приобщил ее к делу. Рожнов затребовал всю информацию на депутата и получил ее оперативно. В досье на Воропаева, бывшего председателя правления московского банка «Гарант», полковника заинтересовали связи депутата.

Оказалось, что родной брат Воропаева Анатолий тесно связан с лидером юрьевской группировки «киевлян». В 1991 году Анатолий Николаевич был осужден по статье 93 УК РСФСР (хищение, совершенное путем мошенничества) на четыре года. В мае 1998 года Федеральной службой безопасности был зафиксирован телефонный разговор между Воропаевым И.Н. и Курлычкиным С.С. Последний обещал выплатить депутату сто пятьдесят тысяч долларов. Причины выплаты обещанной суммы, как и факта передачи денег, выявлено не было.

Рожнов занимался не своим делом, но на данном этапе он мог себе позволить это – дефицита времени не было. К тому же кое-кто из лидеров «киевлян» так или иначе был потенциальным «клиентом». Начальство согласилось, что работа Рожнова не пройдет впустую, и он действовал вполне официально. Но у него был свой интерес в этом деле.

Михаил Константинович, держа нити расследования в своих руках, надеялся выйти на след некоего Василия Олимпийского, которого перед смертью упомянул Яцкевич. История с Андреем выбила полковника из колеи, заставила нервничать: Яцек практически был в курсе всех дел, знал, чем занимается Рожнов, кого использует в своей грязной игре. Однако ни картотеки, ни электронные библиотеки, ни работа с людьми не подвинули Рожнова вперед. Сплошное топтание на месте, удрученно думал он, проклиная покойного Яцкевича. Порой ему казалось, что Андрей напоследок таким вот оригинальным образом просто подшутил на Белоноговым.

Полковник продолжал поиски Васи Олимпийского по своим каналам, но решил и получше познакомиться с юрьевскими делами, очертить круг людей, с которыми могли общаться Яцкевич и судья Ширяева.

Так же, как и прокурор Волков, полковник пришел к выводу, что запрос депутата Воропаева был сделан второпях и под давлением.

– Складно, – кивнула Архипова, которой и адресовалось это откровение. – А еще варианты у тебя есть?

– У меня есть варианты, но мне понравился этот, – с долей самодовольства ответил Рожнов. Он умело играл роль, видел себя как бы со стороны и не мог не любоваться собой. – Итак, запрос Воропаева подтверждает, что Ширяевой заинтересовались всерьез, а стало быть, заявления сначала Белоногова, а потом и Олега Шустова постепенно подтверждаются.

Перед Архиповой полковник грамотно отрабатывал визит Шустова. Махни он на все рукой, это выглядело бы подозрительно, так как Рожнов не сомневался, что Ирина доложила о визите командира спецгруппы вышестоящему

начальству.

Он отложил в сторону копии документов из дела об изнасиловании, передал их Архиповой, а сам взялся за изучение бумаг, касающихся самоубийства Ширяевой. Это его действительно интересовало. Ознакомившись с заключением судебного медика, полковник, теребя мочку уха, надолго задумался. Ирина взяла со стола документы и внимательно прочла их.

– Все говорит за то, что судья действительно повесилась, – высказался полковник, – но довольно четко прослеживается ход расследования, при котором делается акцент на обнаруженном в квартире Ширяевой пособии по групповой психотерапии. Улавливаешь логику следователя прокуратуры? – спросил он. Спросил потому, что такой факт мимо опытной Архиповой вряд ли проскочит. И опередил ее.

Логика Маргелова выглядела убедительно, чему Рожнов не мог не порадоваться. Итак, почерпнутые из пособия знания подвигли судью к индивидуальному подходу или самолечению. Достаточно сложная книга дала ей лишь поверхностное представление о методах лечения, что способствовало душевному срыву, а затем подтолкнуло к мысли о самоубийстве.

Нельзя забывать, что всему этому предшествовало трагическое событие, нанесшее Ширяевой душевную травму, которую та пыталась залечить с помощью сеансов психотерапии. Выводы следователя были подтверждены мнением эксперта-психолога, который не отрицал, что самолечение могло привести к самоубийству.

– Если следователь фабрикует дело, – ответила Архипова, – то он достаточно хорошо осведомлен о сеансах групповой психотерапии.

– Или, – добавил Рожнов, – по крайней мере, должен знать о существовании практического руководства в квартире Ширяевой. Иначе как объяснить столь короткие сроки, в которые уложилось следствие?

– Если только эта злосчастная книга не лежала в ногах умершей. – Ирина неотрывно смотрела на начальника.

Рожнов понял ее мысль. Насчет Архиповой он не ошибся, она действительно ловила все на лету.

– Так-так, посмотрим. – Он пробежал глазами несколько листов из дела и нашел то, что искал. – Ты совершенно права, книга была обнаружена в книжном шкафу при повторном осмотре места происшествия.

– Вот здесь следователь явно прокололся. Разговор по душам ничего не дает, а вот промашка следователя, заметь, Михаил, как документ может сослужить нам службу и принести ему вред.

– Это как повернуть, – заметил с улыбкой Рожнов.

Скорее всего, прикинул полковник, между первым и вторым осмотром произошли события, которые и натолкнули Маргелова на определенную мысль: он искал то, что хотел найти. Даже если этой вещи и не было в квартире судьи.

Интересно, подумал Рожнов, очень интересно.

Как опытный следователь, он почувствовал, что они с Ириной не ошибаются. Осталось только, чтобы кто-то подтвердил их выводы.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать