Жанр: Боевики » Михаил Нестеров » Месть и закон (страница 85)


Костерин находился неподалеку от угнанной машины и поджидал приятеля. Едва завидев Белоногова, перебегающего дорогу, Тимофей уселся за руль.

Почти одновременно хлопнули обе дверцы, и «восьмерка», взвизгнув покрышками, сорвалась с места.

* * *

Сотрудников ФСБ набралось в кафе десять человек. Они прибыли на трех машинах – неброских с виду «Ладах» с номерами региона Юрьева. Две из них стали на стороне кафе на небольшой парковочной стоянке, другая пристроилась на другой стороне улицы, откуда был хороший обзор. В каждой находилось по одному оперативнику, и они вели за местом предстоящих событий неотрывное наблюдение. Остальные расположились в самом кафе в основном по двое-трое за столиком так, чтобы не попасть под перекрестный огонь и не задеть посетителей. Все были молодые, не старше двадцати пяти, но мастера своего дела. Одеты кто в джинсы и рубашки, кто в шорты и майки.

В довольно неподходящем месте, за столиком у самого прохода, устроилась женщина лет тридцати пяти – сорока на вид. Из машины напротив кафе, которая служила своего рода диспетчерской, оперативникам передали распоряжение не подходить к ней и не предлагать пересесть в другое место. Белоногов или Костерин могли в это время наблюдать за кафе, и этот факт послужил бы им сигналом опасности. Поэтому все осталось как есть. К тому же женщина не попадала под сектор обстрела, убийца скорее всего начнет вести прицельный огонь, лишь минуя ее. Однако по рации старший группы отдал распоряжение быть повнимательней.

* * *

У нее не было часов. Судя по всему, время приближалось к половине одиннадцатого. В кафе шагнул высокий, лет тридцати с небольшим мужчина. Светловолосый, небритый, в черных очках, с усиками и тяжелой челюстью. Такие нравятся женщинам и вызывают уважение у мужчин. Судья проводила его взглядом, задержавшись на коротко стриженном затылке.

«Сегодня в половине одиннадцатого в кафе „Огонек“ он будет ждать пули в затылок». Он и сел спиной к дороге, поставив перед собой стакан кока-колы.

Валентина напряглась. Она щелкнула замками сумочки, приоткрывая ее. «Макаров» уже снят с предохранителя, патрон в патроннике. Теперь все внимание на дорогу.

* * *

Маргелов набрал знакомый номер телефона и с каждым длинным гудком испытывал все большую тревогу. После десятого сигнала он швырнул трубку на рычаг и грязно выругался.

«Но как? Как она могла справиться с охранником?» – лихорадочно соображал он, бегом направляясь к месту содержания ненормальной судьи. Ведь он предупреждал этого дурня, что Ширяева – баба хитрая.

У следователя было два пути – «лететь» на «Огонек» или посмотреть, что стало с охранником. Может быть, его еще можно спасти, криво ухмыльнулся Маргелов, стоя перед дверью. Ключей у него уже не было – он передал их оперативнику, а тот, естественно, на стук и звонки в дверь не откликался.

Василий отошел к противоположной двери и с разбега ногой ударил чуть повыше замка...

При виде охранника от сердца немного отлегло.

Однако... Тот был пристегнут к батарее одной рукой, вторая была свободной и легко доставала до цветочного горшка на подоконнике. Мог ведь поднять тревогу, разбив стекло и высунувшись в окно. Соседи справа или слева заметили бы его. Спрашивается, почему бездействовал все это время?

– Чем это она тебя трахнула? – спросил Маргелов, снимая с оперативника лейкопластырь.

Тот отер занемевшие губы и пожевал ими. Следователь различил едва уловимую улыбку.

– Не знаю. Но больно не было.

– Аккуратно, значит... Ну-ну. Завтра я специально приду посмотреть, как тебя будет трахать начальник.

Так же специально он не стал отмыкать наручники своим ключом. Пусть сидит, вынес следователь наказание проштрафившемуся оперу, выбегая из квартиры. Хотя понимал, отметив на часах ровно половину одиннадцатого, что не успеет.

* * *

Олег потягивал ледяную кока-колу, в паузах затягиваясь сигаретой. О Рожнове старался не думать.

Чтобы явственнее представить себе лицо дочери, улыбнулся. Он пообещал ей на следующей неделе вместе сходить в зоопарк. Неожиданно обругал себя: в прошлый раз пришел с пустыми руками. Ну надо же быть таким идиотом! Теперь вот прикинул, что купить дочери. Может, крокодила?

Шустов полуобернулся на бармена: как тот реагирует на одиноко сидящего клиента, улыбающегося стакану с прохладительным напитком. Похоже, даже не смотрит в его сторону.

Или платьице какое, продолжал прикидывать Олег. Нет, лучше кроссовки – на массивной ребристой подошве, кажется, «агрессивными» называются.

Нужно посоветоваться с Нориком, он хорошо разбирается в модных вещах.

Перед ним на столе лежала пачка сигарет, на них, под углом, – солнцезащитные очки. В стеклах, как в зеркале, отражались огни проезжающих мимо машин.

Олег неотрывно всматривался в них. Часть столиков и дорога были у него как на ладони.

Вот уже несколько минут он сжимал влажной ладонью пистолет, скрывая его под столом.

Выбирая место, мимо прошли две девушки. Шустов еще раз порадовался, что кафе заполнено всего на треть.

Он увидел медленно подъехавшую машину и вслед за этим –

крохотный силуэт человека, которого осветили огни проезжающей мимо легковушки.

* * *

До «Огонька» приятели доехали за считанные минуты, проскочили кафе на порядочной скорости. Белоногов успел рассмотреть за дальним столиком Олега, сидевшего спиной к дороге.

Проехав сотню метров, Костерин развернул машину. Белоногов нацепил маску, снял пистолет с предохранителя и передернул затвор. Как только машина затормозит, Сергей, используя фактор неожиданности, в считанные секунды окажется на расстоянии, с которого можно произвести точный выстрел.

Учитывая, что стрелять будет на ходу, не останавливаясь, это расстояние равнялось шести-семи метрам.

Он все время будет держать командира на мушке, при необходимости начнет вести огонь раньше, затем приблизится и добьет Олега выстрелом в голову. Но ни в коем случае не останавливаться: Шустов воспользуется паузой, может опрокинуть столик и скрыться за ним, тогда их роли поменяются.

Чтобы заранее не потревожить жертву резким звуком тормозов, Костерин загодя сбросил скорость.

Сергей несколько раз выдохнул, держа пистолет стволом вверх. «Восьмерка» остановилась и, резко распахнув дверь, Белоногов устремился к неподвижной фигуре Шустова.

Глаза отмечали только спину командира и не хотели видеть молодых людей, занявших крайние столики.

А вот это уже было ошибкой. Оперативников заранее предупредили, что им предстоит иметь дело с профи, так что обычной сшибки не предвидится, огонь при появлении объекта необходимо сразу вести на поражение.

* * *

Он был в маске. Открытыми оставались лишь его глаза и губы. Никто, кроме него, не мог появиться здесь, скрывая свое лицо, – но она узнала Белоногова. Его глаза и губы, как кошмар, продолжали преследовать ее. Для Валентины он стал главным виновником и обвиняемым. Потому что притворялся, издевался, сочувствовал, глумился над памятью об Илье.

Со скорбным лицом он смеялся над убитым им пареньком: «Нелегко ему было...» Он стоял за ее спиной и ухмылялся про себя, когда она говорила: «Вот здесь убили Свету Михайлову... Один держал девочку...»

* * *

За спиной Олега возник шум – словно разом выдохнули несколько человек. Затем раздался чей-то вскрик, звук упавшего стула и звон разбившейся посуды. Скорее всего это была реакция кого-то из посетителей на появление вооруженного человека.

Кто бы убийца ни был, Костерин или Белоногов, ему не дадут близко подойти к столику, даже невысокое ограждение он вряд ли успеет преодолеть. Оперативники будут встречать его аккуратно, не забывая о секторе стрельбы, чтобы случайная пуля не задела кого-нибудь из посетителей.

Другое дело – Олег. Если ему придется стрелять, то надо сделать это очень точно и аккуратно. Как он умеет.

Рука Валентины скользнула к сумочке, к пистолету, который и должен был поставить последнюю точку. Но она тут же отдернула руку. Нет, это не ее дело. В первую очередь она – судья. Она рисковала сейчас. Но разве до этого все ее действия не были связаны с риском? Да, она наделала массу ошибок, и сейчас ей в голову пришло пьяное слово: прозрение.

Как во время вынесения приговора, судья встала.

Темные очки, так долго скрывавшие ее безмерно усталые глаза, полетели в сторону.

* * *

Олег сразу распознал в молодых людях оперативников, когда прошел к свободному столику, но слепо вверять свою жизнь даже профессионалам было не в его привычках. Чтобы не напрячь Белоногова или Костерина – кто из них решится убрать командира? – Олег не поменял позы: еще не время.

Он мог бы и сегодня позвонить дочери, но передумал. К чему? Лучше за день до встречи: «Не забыла, дочь? Завтра идем в зоопарк».

С того момента, когда Олег увидел машину, прошли даже не секунды, а мгновения. Пора, скомандовал он себе.

С движением влево, не подозревая, что «не попадает в кадр», Шустов опрокинул стол и тут же метнулся назад, скрываясь за ним. Начало его действий совпало с выстрелом, прозвучавшим очень громко. Олег не успел отметить, кто стрелял, но огонь вели не в его сторону, это точно. Потом, сливаясь, раздались второй, третий, пятый выстрелы...

Не вставая, Олег сунул «сигму» за ремень, так и не воспользовавшись пистолетом.

* * *

Белоногов словно напоролся на стену. Было заметно, как дрожит его рука, сжимающая пистолет, дергается голова, будто он увидел перед собой Горгону. Судья словно вернулась из ада, куда он ее отправил, чтобы вернуться обратно уже вместе с ним.

Да, перед ним стояла судья. Она словно зачитывала ему приговор. Который тут же был приведен в исполнение. Одним лишь видом она навела на него столько ужаса, что пуля, вылетевшая из пистолета оперативника, стала лишь избавлением от страха перед судьей.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать