Жанр: Научная Фантастика » Марина Наумова » Ночной народ (страница 25)


Эрон снял очки и обвел холл глазами, надеясь найти хоть один реальный признак приближающейся беды.

Ничего... Разве что вот эта тишина и пустота...

- Почему никого нет? - резко спросил он.

От его вопроса Глории стало немного не по себе. По спине пробежал холодок. Сколько же можно нагружать и без того измотанные нервы!

- Не знаю. Наверное, сегодня где-нибудь родео, - ляпнула она первое пришедшее на ум.

"Пусть даже тут что-то случилось, я больше не могу! - решила она. Все равно я отдохну и заберу вещи... Хуже того, что мне пришлось пережить, ничего быть уже не может. А значит, нужно ни на что не обращать внимания".

Глория прошла к своему номеру так быстро, что сложно было поверить, что еще несколько секунд назад она еле переставляла ноги от усталости. Эрону ничего не оставалось, как пойти за ней.

И все же ему было страшно. Страшно до тошноты, до ломоты в костях. "Опасность! Опасность! Опасность!!!" - непрерывным зуммером гудело в голове, и вслед ему уже гудело все тело.

У порога в ее комнату он снова остановился.

Глория энергично швыряла в сумку свои тряпки. Наверное, страх Эрона частично передался и девушке.

"Опасность!!!" - молотом било у Эрона в голове. Хуже всего было то, что пока он не мог понять, в чем кроется опасность и где. Хотя...

Эрон принюхался, и ему показалось, что в лицо ударила жаркая волна.

- Здесь пахнет кровью! - выдавил он и, пошатываясь, вошел в комнату. Голова гудела все сильнее. Сознание начало мутиться.

"Опасность!!!"

- Я чувствую зло! - прохрипел он.

"Бедный Эрон, - сжалось сердце девушки, - все же он немного сумасшедший!"

- Все в порядке! - не веря самой себе, ответила она и бросила в сумку свитер...

(В этот момент Дейкер уже снова был у телефона: "Алло, это полиция Шир-Нека?")

Взяв в руки последний джемпер, Глория на секунду задумалась: может, стоит переодеться? Она быстро стянула испачканный свитер - к нему пристали комья земли и куски щебенки. Класть его в сумку в таком виде было невозможно.

Натянув свежий джемпер, Глория заспешила в ванную.

"Почему она так медлит? Надо бежать... бежать..."

Запах - вот что заставило Глорию замереть посреди ванной. Именно так пахло возле машины Шерил Энн, именно этот душный аромат стоял у ее тела. Так неужели Эрон не ошибся?

Глория быстро огляделась. Пол был сух, но в двери, ведущей в соседнюю комнату, темнела дыра. Запах шел оттуда.

Девушка закусила губу и несмело толкнула дверь, затем навалилась на нее сильнее и через секунду отчаянно закричала...

Заслышав ее крик, Эрон пружиной взлетел с места и кинулся на помощь.

Глория, перепуганная и бледная, жалась к стене, указывая пальцем на раскрытую дверь.

- В соседней комнате! - только и смогла проговорить она.

Бун шагнул вперед и...

Ему показалось, что внутри что-то взорвалось. В ушах зашумело, перед глазами заплясал огонь.

Кровь... много крови... Что это?

Сознание вернулось. Бун снял очки и сделал несколько шагов вперед. Здесь и в самом деле было много трупов и много крови. Трупы сидели за покрасневшим столом, лежали на кровати, у стены, небрежно сваленные туда чьей-то торопливой рукой... И снова в его сознании что-то вспыхнуло...

Огонь... Туман... Баффамет... Кровь...

Он должен был что-то сделать. Немедленно - иначе зреющая внутри энергия сожжет его самого.

Но что?

Тело Эрона наполнилось жаром - природа монстра требовала свое.

- Это Дейкер! - крикнула где-то позади в ужасе Глория. - Это он убил!

Эрон не ответил. Казалось, он попросту не слышит ее. Он опустил голову, обхватил ее руками - и от его согнувшейся фигуры на Глорию повеяло вдруг чем-то пугающе чуждым.

- Бун, в чем дело? - испуганно воскликнула она. Даже трупы действовали на нее теперь меньше, чем эта перемена в Эроне. Первое было ужасно - но понятно и объяснимо. А второе...

- Я не хочу, чтобы ты видела, - на секунду он вырвался из хмельного беспамятства и захрипел. - Уйди!

"Когда он почувствует запах крови, - всплыли вдруг из памяти слова Нарцисса, заставившие Глорию задрожать, - он превратится в дикого зверя".

Уж не это ли происходило сейчас с ее любимым? Похоже на то...

- Нет, я не уйду от тебя! - отчаянно закричала она.

Пусть даже Нарцисс не ошибся - она знала, что только ее присутствие может удержать Эрона от чего-то ужасного. Он же вырвался из Мидиана ради нее - значит, она обязана отбить его у сил ночи окончательно, чего бы это ни стоило!

- Уйди! - Бун развернулся, и Глория с трудом сдержала новый крик. На нее смотрело черное лицо, покрытое зигзагами шрамов. Глаза испускали зеленоватые лучи. Перед ней был даже не зверь - настоящий монстр.

Монстр-Эрон посмотрел на нее, и она закричала, будучи не в силах выдержать его горящий взгляд. Ее ноги начали подкашиваться, комната со стоящим посреди нее чудовищем поплыла перед глазами.

"Не надо, Эрон... Я ведь так тебя люблю", - успела подумать она, сползая по стене на пол.

Она не думала, что Эрон способен был услышать эти слова, но звери всегда чувствуют мысли лучше, чем высказанное вслух.

Услышав ее бессильную мольбу, Эрон чуть не взвыл: снова в его душе столкнулись две противоположные силы. Но кровь... Кровь с запахом, упорно лезущим в ноздри, была сильнее. Ему надо было срочно что-то сделать - об этом кричал новый, подаренный Мидианом инстинкт, но опыта ему не хватало, и Эрон мог только надсадно выть, чтобы хоть в вое выплеснуть излишек сжигающих его страстей...

А Дейкер в это время злорадствовал, наблюдая, как бегут по пожарной лестнице вверх люди в полицейских мундирах. Услышал он и крик. "Трупы обнаружила", -

заметил он про себя.

- Быстро, вперед! - приказал молодой сержант, пропуская своих коллег в коридор. Крик Глории помог им определить место, где находились Эрон и девушка. Полицейские окружали комнату - и в каждом горела злость: отчего же может кричать девушка, оказавшаяся наедине с маньяком, как не от того, что он принялся сейчас и за нее?

"Что-то надо сделать... Надо стать собой..." - мучительно соображал Эрон, а рот его кривился сам по себе, испуская на свет глухое хриплое рычание.

"Кровь... Нужна кровь..."

Изменившимися - звериными глазами Эрон снова обвел комнату. Покрытый подсыхающей пленкой крови стол, как показалось ему, светился. Это свечение напоминало ему о чем-то... Но вот о чем?

Постепенно его мысли начали проясняться. Он вспоминал...

Большинство монстров Мидиана до поры до времени имели вполне человеческий вид, но попались по неопытности - на таком же вот недостатке знаний... Нет, Эрон не мог себе этого позволить. Выход был один вспомнить... Или хотя бы сообразить, что вообще может предпринять нечеловек в подобной ситуации.

"У тебя мало времени, так что думай быстрее!" - подгонял себя Эрон.

Так... Среди жителей Мидиана есть обыкновенные оборотни и вампиры. Им, для того чтобы прийти в норму, необходима чужая кровь... И кровь - не что иное - привела в такое ненормальное состояние его самого. Значит - в ней ключ, в ней - разгадка...

Пошатываясь, Эрон подошел к залитому кровью столу и провел по нему растопыренной пятерней. Светлые полосы остались на полировке, где он прикоснулся к поверхности.

То - или не то?

Эрон поднес руку к губам и лизнул. Тотчас приятное тепло разнеслось по телу.

Чужая кровь сработала как катализатор: Эрон почувствовал, что вновь становится собой. Он лизнул руку еще раз. В голове еще шумело, но уже не было ни убийственного для разума гудения, ни полушокового состояния. Он повернулся и заметил зеркало. Все еще пошатываясь - вкус крови вызвал эффект опьянения, - он подошел к стеклянному овалу, и оттуда на него глянуло бледное человеческое лицо.

Самое худшее осталось позади. Или нет?

"Опасность!!!" - снова заработал сигнал.

Прежде чем Эрон успел сосредоточиться, до его ушей донесся топот десятка ног. Что-то тяжелое ударило в дверь, и комната начала наполняться людьми в полицейской форме.

Полицейские... Прожекторы... Выстрелы... Боль... Смерть...

Эрон задрожал. Неужели снова ему придется пережить все это?

- Не двигаться!

Эрон сел и вжался в пол, закрывая лицо руками.

- Вставай! - Эрона схватили сразу с нескольких сторон. - Вставай!

"Вот и все..."

Сильный рывок заставил его встать на ноги. Наручники защелкнулись вокруг запястий. Кто-то из полицейских с размаху двинул его в спину, направляя к выходу. Кто-то склонился над Глорией...

- Пошел!

- Надо же, вонь какая...

Эрон оглянулся, ища взглядом поддержки у Глории, - но его уже вытолкнули из комнаты...

Усмехался наблюдавший за этой сценой Дейкер...

46

Гиббс не знал, заключенный он или нет. С одной стороны, его привели в участок (увы, он так и не мог вспомнить, за что именно), но с другой дверь в камеру закрывать не стали. Такая неопределенность порядком смущала бывшего священника. Бывшего - потому что совсем недавно с немалым скандалом его лишили права называться святым отцом. Мириться Гиббсу с таким положением не хотелось, тем более что он совершенно не представлял себе, чем еще можно заниматься в этой жизни, чтобы заработать себе на пропитание. Поэтому он, во-первых, протестовал против такого решения, не желая расставаться со ставшей привычной одеждой, а, во-вторых, запил совершенно по-черному. Собственно, с пьянства все его беды и начались. И не то чтобы Гиббс прикладывался к бутылке слишком часто или пил помногу наоборот, ему обычно хватало одной небольшой рюмки. Но после нее Гиббс совершенно терял самоконтроль, и лишь на следующий день узнавал, что раздевался догола, метал в люстру тарелки или делал нечто не менее экстравагантное.

Карьера священника оборвалась для него после драки, затеянной на свадьбе одного из прихожан. Сам Гиббс совершенно не помнил, кто начал первым, но для его позорного изгнания всего этого оказалось достаточным и без выяснения мелких обстоятельств. В конце концов, даже если побитый свидетель первым распустил кулаки, теоретически Гиббс должен был подставить вторую щеку...

Теперь он сидел в камере и мучительно соображал, чего же такого он натворил вчера. Ребра болели, на руках темнели синяки - выходило, он снова участвовал в потасовке. Но, с другой стороны, наставить синяки ему могли и полицейские: нравы блюстителей порядка Шир-Нека не отличались особой деликатностью.

Вообще-то, узнав утром о своих похождениях, Гиббс обычно искренне в них раскаивался и подолгу молился, прося прощения за свои грехи, пока совесть не унималась. Тогда он давал себе обещание больше не пить, но жизнь снова и снова ставила его в такие ситуации, когда не принять рюмочку было невозможно, а приняв, он сперва забывал о том, что больше не пьет, а затем из памяти вылетало вообще все - и цикл повторялся. Теперь ему было особо стыдно и тяжело еще и потому, что он не знал, как именно нагрешил. А ведь в участок просто так не сажают... Ох не сажают!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать