Жанр: Научная Фантастика » Марина Наумова » Ночной народ (страница 7)


Бун существует? Существует. Он сумасшедший? Разумеется. Так какие доказательства еще нужны? Признание? Вот уж за чем дело не станет, как только удастся получить ордер на его арест...

Но как его получить, если нет ни одной улики, ни прямой, ни косвенной?! Если бы хоть Дейкер решился, наконец, подписать необходимое врачебное заключение... Но Дейкер мялся, тянул, и Джойсу оставалось только терпеть, накапливая в себе раздражение.

Сейчас с Буном разговаривал его подручный. Но Джойс не слишком надеялся, что из этого выйдет толк. Впрочем, когда тот, наконец, появился, инспектор поднял голову:

- Ну, что он сказал?

Детектив только пожал плечами:

- Ничего не понимаю...

- Он что - молчит?

- Да нет...

- Тогда что?

- Он проговорился о каком-то городе... Мидиан или что-то в этом роде.

- Вот как? - раздалось с порога. - Я кое-что слышал об этом и раньше.

На лице Дейкера была написана озабоченность.

- Мы еще побеседуем на эту тему... - поморщился Джойс.

- Я должен поговорить с ним, - выступил вперед доктор. Он явно не собирался отказываться от своего намерения.

- Хорошо, - снова поморщился Джойс, втайне надеясь, что хоть после этого посещения Дейкер подпишет то, что нужно.

Да и как он мог воспрепятствовать психиатру, если обвинение в нападении на Нарцисса с Буна снято, а причастность к загадочным убийствам еще предстояло доказывать и доказывать?

- Я должен поговорить с ним.

- Хорошо, мы разрешим вам побеседовать некоторое время... Он вам, кажется, доверяет.

- Да, только я должен побеседовать с ним с глазу на глаз, - уже на ходу уточнил Дейкер, направляясь в сторону одиночной палаты.

- Думаю, мне удастся выбить для вас такое разрешение, - привычно отозвался Джойс, строя гримасу.

Ну и гадко же было у него на душе!

10

Дорога казалась нереальной, словно была изображена на экране компьютера. Она петляла, мелькала, кусками вылезала из-за холмов, выписывая немыслимые зигзаги. Ни одно неуместное пятнышко не нарушало ее безукоризненно ровного серого цвета, что еще больше усиливало ощущение ее нарисованности.

"Неужели это я еду на машине? - спрашивал себя Эрон. - И это после всего... И неужели же я увижу Мидиан своими глазами?"

Он никак не мог поверить, что его все-таки выпустили. Его - убийцу, маньяка, чудовище... Нет, в этом мире явно не хватало логики. И здравого смысла.

И все же - как приятна свобода!

"Я ведь все равно уйду, - продолжал размышлять Эрон. - Даже в нелепости есть толика высшей справедливости. Раз я знаю о себе худшее, я буду бороться с ним. Лишь бы только тот бедняга Нарцисс не ошибся, указывая мне дорогу в Мидиан... Конечно, надо бы было проститься с Глорией - неизвестность всегда мучительна, - но, с другой стороны, она лучше такого знания, как ЭТО... Я просто исчезну из жизни Глории, как исчезну из людской жизни вообще. Затеряюсь в себе. Откроюсь ночи. Спрячусь. Убегу... Надо полагать, жители Мидиана примут меня. Не могут не принять - я ведь свой... Я - их, дух от духа... Монстр, не человек. И раз уж я принес в жертву столько невинных жизней, то должен идти теперь до конца. Иначе мой поступок будет вдвойне подлым - все эти люди погибнут зря..."

Дорога сделала еще несколько поворотов, и Буну пришлось сосредоточиться уже не на своих мыслях, а на поиске необходимого места.

Позади осталась река - живописная, но сильно подпорченная следами цивилизации. Впереди синели горы. Но не это заставляло Эрона думать, что Мидиан близко, - это ощущение выходило откуда-то из глубины души. Наверное, так птицы узнают, куда им лететь во время сезонных миграций.

Мидиан должен был быть где-то неподалеку. Эрон чувствовал его близость. Не надо было вычислять, гадать - осталось только довериться обострившемуся чутью.

В какой-то момент Эрон понял, что пора останавливаться. И точно, сбоку от дороги, метрах в ста от нее, появился край полуразрушенной стены с еще целыми воротами. Совершенно неожиданно Эрона охватило чувство щемящей тоски.

Ну, уйдет он... А Глория?

Эрон вспомнил ее лицо, невероятно нежное и доброе, доверчивый взгляд широко раскрытых глаз - и его черты исказила гримаса боли.

Нет, не стоит вспоминать! Для Глории он умер. Умер! Ей не нужен друг-убийца. Именно ради ее спокойствия он и не должен возвращаться. И только так. А чтобы на этот поступок хватило сил, надо просто заставить себя не вспоминать о ней. Глория принадлежит прошлому. Той жизни, к которой больше нет возврата... Невероятным усилием воли Эрон вытолкнул образ Глории из памяти.

Мидиан - вот, о чем он должен сейчас думать.

Мидиан - его судьба, смысл его существования. Загадочный, далекий и близкий...

Эрон вышел из машины, и его охватила уверенность, что он уже был здесь, и, возможно, не однажды.

Знакомыми были горы, воздух, сам дух этого места. Знакомой была и высокая, местами в рост человека, сухая трава с редкими неаккуратными метелочками на верхушках колючих прямых стеблей. Именно эта трава шелестела и расступалась перед мчащейся дикой толпой, несущейся туда, в Мидиан.

Туда...

Здесь легко дышалось - Эрон сразу отметил это. При таком воздухе можно и побегать, но он не поддался этому секундному порыву: слишком многое предстояло обдумать по пути.

Или это было излишним? Разве жизнь не расставила уже все на свои места?

Подумав об этом, Эрон ускорил шаг. К чему тянуть...

Трава знакомо зашуршала, пропуская его вперед, и вскоре перед Эроном вновь возникли ворота - теперь он мог рассмотреть каждый

неловко выбивавшийся из кладки кирпич. Да, перед ним были те самые ворота, что захлопнулись во сне за его спиной, отрезая от всего остального мира.

Эрон затаил дыхание, остановился, затем снова ускорил шаг и замер наконец в полуметре от их металлических створок.

А что если все это - мираж? Эрон робко протянул руку вперед. От волнения его голова начала кружиться. Что если сейчас рука пройдет через металл?

Когда пальцы ощутили под собой холод, Эрон вздохнул с облегчением. Ворота существовали в реальности!

Но что если теперь они не откроются?

Эрон толкнул створки, дернул на себя, и отчаяние ошпарило его кипятком: дверь не поддавалась!

"Нет, этого не может быть!" - Эрон тряхнул головой, и его взгляд устремился к месту, где должен был располагаться замок.

Задвижка... Обыкновенная примитивная задвижка чуть не повергла его в бездну разочарования.

Эрон просунул руку между прутьями, и через считанные секунды ворота заскрипели и начали отворяться.

Путь к мечте был открыт!

Эрон глубоко вздохнул. Все же ему нелегко было переступить невидимую грань между прошлым и будущим.

Только шаг отделял его от сна...

Эрон шагнул вперед и остановился. Вот он и внутри...

Медленно поворачивая голову, Эрон принялся разглядывать место, куда он наконец попал. Увы, распростершийся перед ним Мидиан пока мало был похож на город его Мечты. Больше всего он смахивал на кладбище. То тут, то там в определенном порядке торчали из земли одинокие каменные надгробия; некоторые из них уже были затянуты плесенью. Чуть дальше начинались руины - но слишком скромные и невысокие по сравнению с теми, которые он видел во сне.

Хотя...

Эрон задумчиво тронулся с места.

Перед ним был еще не Мидиан - его начало. Там, дальше, должны были располагаться высокие дома с дверьми, ведущими в подземелье, серые загадочные скульптуры, вдавленные с невероятной силой в землю, и эхо, передразнивающее человеческие шаги.

Эрон шел к развалинам и удивлялся, до чего же свежа и шелковиста трава под ногами - будто кто-то выдумал ее совсем недавно, как и дорогу, приведшую его сюда. И в самом деле, стены вокруг него становились все выше: едва доходившие до пояса у входа, теперь они местами достигали высоты в два человеческих роста. Лишайники и мхи щедро украшали их неровные бок, кое-где по трещинам и стыкам карабкались кверху ползучие побеги.

Мидиан спал - его время начиналось ночью. И от молчания стен, от глубины их цвета на Эрона тоже начала наползать сонливость.

Мидиан - город сна...

Незаметно для себя Эрон добрался до центра этого царства молчания. Дома снова стали ниже, возле них виднелись осыпи более мелких камней.

Вдруг Эрон заметил чье-то лицо - какая-то женщина печально и строго смотрела на него из-под закрывающего голову покрывала. И лицо, и одежда ее были серого цвета. Подул ветерок - но ни одна складка ткани не шевельнулась, и Эрон понял, что перед ним всего лишь скульптура. Он не помнил ее - во сне ему некогда было приглядываться к каменным лицам.

Через несколько шагов Эрон снова увидел каменных людей - на этот раз целую скульптурную группу. Мертвые лица гримасничали, руки или вздымались к небу, или выкручивались в судорожных изгибах - имя композиции было Отчаяние. Уж не так ли корчатся безвременно загоняемые под землю души?

Эрон заставил себя отвернуться, и взгляд его выхватил еще одну голову. Из травы выглядывал сатир с гнутыми серыми рогами. Возле него колюче торчали молодые, пока еще ярко-зеленые елочки.

Елок здесь действительно было немало: жалкие и чахлые, они обещали со временем превратить площадь в лесок и окончательно довершить начатую Временем работу по уничтожению стен. Вообще, центральная площадь Мидиана а Эрон находился сейчас именно на ней - изобиловала зеленью. Трава, плющ и елки сообща прятали среди своих ветвей и листьев скульптуры, подгребали под себя и закрывали своей массой щебень, карабкались на стены... И от зеленого цвета тишина выглядела особо густой и полной; лишь ветерок, гуляя по листьям, нашептывал Эрону: "Спи... Спи... Спи...".

Повинуясь его тихому голосу, Эрон зевнул, огляделся еще раз - все вокруг пребывало в дневной дреме - и присел на камень возле стены, привалившись к ней спиной...

"Спи... Спи... Спать..." - нашептывали листья.

Веки Эрона отяжелели, руки и ноги начала сковывать сонная слабость.

"Спи... Спи..."

Он зевнул еще раз, устроился поудобнее и стал уплывать.

Далеко-далеко...

11

- Но почему вы не рассказали мне этого сразу? - подался вперед Джойс.

Сидящий напротив Дейкер скривился:

- Я не был уверен в этом до конца. Ведь речь все-таки идет о судьбе человека. Мне нужно было еще раз все проверить, проанализировать, рассчитать... Вы понимаете - я не имел права на ошибку.

- А о судьбах тех людей, чья жизнь находится под угрозой, пока этот подонок на свободе, вы не думали? - рявкнул Джойс, но тут же взял себя в руки: все-таки перед ним находился не арестованный, а человек всеми уважаемый и вообще свободный. - Ладно... Извините меня за резкость. Но я просто не могу относиться к этому спокойно.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать