Жанр: Публицистика » Борис Иванов » Future Imperfect (страница 4)


Вкалывают роботы, счастлив человек...

Робот, понимаемый как некое механическое подобие человеческого существа, проделал длительную эволюцию – от роковых кукол и манекенов сказочников древности и средневековья, через биологических роботов Чапека, к кибернетическим сапиенсам Азимова и Днепрова.

И снова – не сбылось. И вряд ли сбудется.

Вместо говорящих и ходящих кукол, мы видим загадочно мерцающие на наших столах (и отчаянно глючащие) плоды деятельности «Макинтоша» и IBM.

И снова неискоренимый порок антропоморфности довлел над темой. Снова те же два роковые несовпадения продиктовали общий провал прогноза: ошибочная оценка природы явления и неправильно выбранная модель. Все это слилось в странное непонимание движущих сил развития моделируемого процесса.

Природа явления была оценена с неискоренимым оптимизмом: на много порядков менее сложное, чем мозг человека устройство было чуть ли не приравнено к нему по ряду формально-логических признаков. Это не вина создателей кибернетики. Бог весть как далеки были от подобных иллюзий Винер и Тьюринг. Это – особенность жанра. Его требование. Автор этих строк далек от идеи непознаваемости процесса мышления* [6] и от рассуждений о «несводимости». Просто я хочу сказать, что моделируемое и моделирующее все еще различаются по своей сложности на много порядков. И путь еще далек. Да и не было основной целью кибернетики воспроизведение мыслящего мозга. Ее задачей было решение задач управления и вычислительных задач. С этим она справилась гораздо успешнее, чем от нее ожидали. Но совсем не так, как описывала это НФ.

С уверенностью можно сказать – предстоявший к концу века взлет информационных технологий НФ прошляпила. Как и в случае с инопланетянами, НФ «зациклилась» на антропоморфных роботах – т. е., фактически, на слегка закамуфлированных людях. Выше уже говорилось, что антропоморфность, антропоцентризм, это неотъемлемая черта художественной литературы. Это ее благословение и ее проклятие. Необходимость писать о людях и для людей перевесила даже то простое логическое соображение, что заменяя человека, для решения его проблем человекообразным же существом, мы вновь приходим к ним же – к тем проблемам, которые пытались решить. И даже не на новом уровне, а просто сделав логический «порочный круг».

Заменив имена переменных в уравнении жизни.

Отношения роботов и людей НФ скопировала с некоего обобщенного рабовладельческого общества, к которому реально сложившаяся в отношениях человек-компьютер ситуация не имеет никакого отношения. Роботы Азимова – идеальные рабы. Они могут быть предельно послушными или демонически коварными, но всегда останутся всего лишь людьми: напялившими нелепые металлические маски. Реальные компьютеры – скорее нечто из сферы магии. Заколдованные духи, глубоко чуждые человеку.

Рождение киберпанка – запоздалая реакция на понимание этого факта.

Не буду отрицать того, что в неких экспериментальных целях кибернетические подобия человека, возможно, будут создаваться и совершенствоваться (ну, например, в качестве тренажеров для подготовки медперсонала и т. п.). Не буду отрицать и того, что со временем это породит и определенные моральные проблемы. Но создание кибернетического солдата или дворецкого может быть лишь результатом дикого каприза – и тот и другой много дешевле и надежнее заменить комплексами «частичных», вовсе не напоминающих человека автоматических устройств. В конце концов, простой и надежный способ получения человеческих созданий известен людям испокон веков и пока не требует замены его чем-либо другим.

Цивилизации роботов не суждено появиться. Это вовсе не означает того, что кибернетизация не несет в себе никакой угрозы. Уже сейчас существует опасность деградации целых слоев населения, переложивших свой труд на плечи компьютеров. Переоценка систем управления, действующих без вмешательства человека чревата многими бедами. А ведь уже сейчас, сегодня, велик искус увидеть на троне вместо череды сменяющих друг друга демагогов, маразматиков и синюшных алкоголиков аккуратный терминал ЭВМ. А за всем этим встает тень Кристобаля Хунты с риторическим вопросом «Нужны ли мы нам?»

Что до возможности порождения виртуальной действительности – пожалуй только Лем «сработал» тут с опережением. И то – в «Сумме технологии», которая, собственно, фантастикой не является. Фантастика девяностых при всей ее оригинальности, в этом отношении, уже «лаяла вслед уходящему поезду». Извините за некрасивое сравнение.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать