Жанр: Исторические Любовные Романы » Шеннон Дрейк » Взгляд незнакомки (страница 14)


Глава 3

Кендалл чертыхнулась, вздрогнув от боли. Круглый голыш, которым она изо всех сил отбивала рубашку, стирая ее, содрал с ладони самый большой волдырь. Конечно, воспитанной южанке, леди не пристало поминать чертей, но сейчас Кендалл меньше всего чувствовала себя леди. Присев на корточки, она взглянула на свои руки. Ну и зрелище! Обломанные ногти, кожа на ладонях потрескалась.

В порыве ярости она швырнула в реку только что постиранную рубашку и злорадно наблюдала, как, подхваченная течением, пестрая тряпка медленно скрылась из виду. Кендалл облегченно вздохнула — эта выходка немного улучшила ей настроение. Рядом на камне высилась гора нестираного белья, и Кендалл охватило едва сдерживаемое желание отправить все это вслед за рубашкой. Наверное, семинолы накажут за такое, но она знала, что наказания здесь — строжайшее табу. Да, отдохнуть не мешает. Кендалл уселась на камни. Она жила среди индейцев уже целую неделю и внимательно изучала их быт и нравы.

Сначала она боялась, что ее будут держать взаперти в высокой хижине. Но этого не случилось.

Жизнь среди болот текла, насыщенная трудами и заботами. Воины покидали становище задолго до рассвета, проводя дни на охоте — в лесах водились олени и птицы — и охраняя местность от чужаков. Старики что-то постоянно строгали, мастерили всякую всячину и коротали время в рассказах о днях былой славы. Дети пасли кур и свиней, женщины, как всегда, выполняли тяжелую и нудную работу — стирали, варили, шили.

Ни одной женщине не позволялось праздно сидеть в хижине, поэтому на рассвете второго дня пребывания в плену у семинолов Кендалл выпустили из хижины и дали первое трудовое задание. Вот тут-то она и узнала значение таинственного слова «конти», услышанного в первую ночь из уст Аполки. Оказалось, это корень, составляющий основу питания семинолов. Его перетирали, потом пекли из него хлеб, варили кашу вроде той, которую с превеликим трудом Кендалл осилила в ночь своего прибытия. К концу первого же дня после растирания конти у нее начала жутко ныть спина.

Кендалл снова взглянула на свои руки и тяжело вздохнула, Трудно было представить себе, что когда-то она слыла первой красавицей Южной Каролины и у нее имелось столько платьев, юбок, тончайшего белья и кринолинов, что при всем желании она не смогла бы их пересчитать по памяти. Трудно также представить, что всего неделю назад она была под опекой солдат-янки, которые ухаживали за ней, как ухаживают за призовым щенком:

Что и говорить, в отсутствие Джона ее жизнь у янки можно было назвать даже приятной. Конечно, ей приходилось жить в казарме северян, зато каждый день она слышала волнующие сообщения о победах конфедератов.

Кендалл посмотрела на реку, откуда вытаскивали на берег пару лодок.

«Завтра!» — решительно прошептала она. Она сдержала данное себе в первую же ночь слово и полностью была готова к побегу. Покорно принимаясь за любую работу, которую ей поручали, Кендалл внимательно следила за всеми событиями и перемещениями в становище, стараясь не упустить ни одной мелочи. Похоже, индейцы начинали ей доверять, а может, просто были уверены, что бегство через болота бессмысленно и обречет ее на смерть.

Но кто может знать это наверняка? Вдруг ей повезет… Кендалл вспомнила, какой страх наводила на нее темнота в первую ночь. При дневном свете вернулась способность собраться с мыслями. Если суметь запастись достаточным количеством пищи и воды и удастся угнать пирогу, то все будет в порядке. Она отправится по реке, ни при каких обстоятельствах не покинет лодку, и тогда ей не страшны ни аллигаторы, ни зыбучий песок, ни змеи. Щитомордник, правда, плавает, но Кендалл не будет опускать в воду руки, чтобы не привлекать тварей.

Сомнений, что ей удастся без труда угнать пирогу, у нее не было. Семинолы настолько уверились в ее покорности, что оставляли одну на берегу стирать белье. Каждый день как две капли воды походил на предыдущий: по утрам перетирка конти, после обеда стирка белья. Последние пять дней она ходила с Аполкой купаться перед наступлением сумерек и училась плавать. Сначала чувствовала себя очень уязвимой, стоя голой в воде, которая кишела бог, знает какими тварями, да к тому же рядом находились молодые, здоровые мужчины. Но вскоре она поняла, что семинолы сумели построить очень нравственное общество. Браки, даже полигамные, были священны, и молодых женщин тщательно оберегали. Аполка была женой, или женщиной. Рыжей Лисицы, и никто из мужчин племени не мог даже помыслить о том, чтобы посягнуть на собственность вождя. Вечерние купания были для Кендалл истинным наслаждением после одуряющей дневной жары, которая могла довести ее до бессмысленного бунта, а этой вспышки надо было, во что бы то ни стало избежать — успех задуманного плана целиком зависел от ее покорности и послушания. Индианки, если не считать их воркотни по поводу бесплодных попыток научить чему-то путному белую женщину, были вполне добры к ней. Аполка приняла ее почти как равную себе, к неудовольствию некоторых соплеменников. Но за неделю к Кендалл привыкли, как к забавному зверьку, и приняли в племя.

Ела она вместе с Аполкой и ее двумя детьми, потом некоторое время проводила в курятнике Рыжей Лисицы, после чего ее препровождали в хижину, которую запирали на ночь на засов. Каждый вечер Кендалл просила вождя

отпустить ее на свободу, и каждый раз получала отказ. Правда, теперь Кендалл совершенно не боялась его и даже видела, что он испытывает к ней нечто похожее на восхищение. И ей казалось, что если бы не обещание передать ее в целости и сохранности так и не появившемуся Ночному Ястребу, то он давно бы отпустил ее на все четыре стороны. Когда первоначальная неловкость в их отношениях прошла, Кендалл с удовольствием проводила время в хижине Рыжей Лисицы, Аполки и их детей. Играя по вечерам с маленькими семинолами, Кендалл с удивлением обнаружила в себе материнские чувства. Большие карие глаза мальчишек смотрели на нее, белую женщину, с восторженным, но серьезным любопытством, когда они, пользуясь отсутствием матери, хлопотавшей у костра, забирались к ней на колени.

Рыжая Лисица быстро понял, что из Кендалл никогда не получится хорошей поварихи. После одной из ее попыток приготовить конти он прямо сказал, что ее стряпня по запаху напоминает болотную жижу.

Вспоминая это, Кендалл стиснула зубы и снова принялась за работу.

— Осталась еще одна ночь, надменный дикарь? — в сердцах произнесла она вслух и тут же прикусила язык, мысленно признав, что Рыжая Лисица вовсе не похож на дикаря. Он действительно был вспыльчив и резок, но ни разу не причинил Кендалл сильной боли, даже когда она вовсю провоцировала его. Он с трогательной нежностью относился к Аполке и своим мальчуганам. Рыжая Лисица был прекрасным мужем и отцом, не в пример многим цивилизованным белым мужчинам, которых ей приходилось встречать.

Кендалл снова выпрямилась, решив немного отдохнуть, и призналась самой себе еще в одном: она не возражала бы остаться с семинолами. Конечно, хотелось домой, но ее домом навсегда останутся Чарлстон, Крестхейвен и хлопковые поля, а не то место, откуда ее похитили индейцы. Правда заключалась в том, что с семинолами Кендалл было намного спокойнее, чем с Джоном Муром. Если бы не уверенность Рыжей Лисицы в том, что мстительный Ночной Ястреб когда-нибудь появится, то Кендалл с удовольствием осталась бы в этой глуши моля Бога, чтобы конфедераты поскорее разбили в пух и прах ненавистных янки. А тогда она смогла бы вернуться домой, и предъявить права на принадлежащую ей землю.

Кендалл яростно тряхнула головой, отгоняя ненужные мысли, — надо спуститься с небес на грешную землю. Конечно, людей здесь немного, все население сосредоточено в Ки-Уэсте, но встречаются и отдельные поселения. Надо бежать и найти каких-нибудь поселенцев. Если это удастся, она выберется в Чарлстон, а то и в Атланту или даже в Ричмонд. Война с каждым днем разгорается все яростнее, для нее всегда, найдется дело в помощь Конфедерации. Можно будет устроиться в госпиталь сестрой милосердия.

С этими мыслями Кендалл собрала мокрое белье и зашагала к становищу. Еще одна ночь. Она будет готова завтра днем, когда покорно пойдет на реку стирать.

Кендалл остановилась у поляны так резко, словно ее толкнули в грудь. В первый момент ей показалось, что она сходит с ума, — в становище семинолов пожаловали гости. Мужчины. Примерно двадцать мужчин. Они смеялись и шутили на таком родном тягучем диалекте, что у Кендалл сладко заныло сердце. Мужчины были одеты в желто-серые мундиры… Конфедераты! Эскадрон солдат Конфедерации.

— О Господи! — Кендалл едва не задохнулась от нежданной радости. Теперь ей не придется продираться через проклятые болота! Эти галантные южане с удовольствием доставят ее в ближайшую гавань.

Прижав к груди мокрое белье, Кендалл радостно бросилась к поляне, но на полпути остановилась как вкопанная. Между ней и поляной стояли Рыжая Лисица и высокий широкоплечий офицер. Они разговаривали. Что все это может значить? Ничего страшного, успокоила себя Кендалл, она обратится с просьбой к высокому светловолосому человеку, который стоит сейчас к ней спиной.

— Сэр! — неистово крикнула Кендалл, швырнула. наземь белье и устремилась вперед. — О, сэр! Умоляю, вы должны мне помочь! Эти индейцы взяли меня в плен и хотят передать какому-то дикарю по прозвищу Ночной Ястреб, и…

Офицер медленно обернулся, и слова застыли на ее губах, сердце бешено застучало, по спине пробежал холодок страха.

Она узнала этого человека, да и не мудрено было его узнать. Он преследовал ее в сладострастных сновидениях больше года, он как призрак являлся к ней по ночам, и не раз она просыпалась в холодном поту…

Его серые глаза, казалось, были готовы пробуравить ее, потом они потемнели, приобретя стальной оттенок. Кендалл застыла на месте, пригвожденная невыразимым ужасом. Лицо мужчины напряглось, глаза налились гневом, на щеках заходили желваки, губы поджались, под рубашкой цвета орехового масла напряглись мощные мышцы.

— Вы… — только и смогла прошептать обескураженная несчастная Кендалл. Боже милостивый, а она-то надеялась, что никогда больше не увидит его. В самых страшных кошмарах она представляла себе этого человека в тюрьме янки, но такое… Боже, Боже мой…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать