Жанр: Исторические Любовные Романы » Шеннон Дрейк » Взгляд незнакомки (страница 34)


Дети не двигались. Охваченные ужасом, они продолжали цепляться за юбку Кендалл. Чикола и Хаджо были слишком малы, чтобы понять, что происходит.

— Уходите! — изо всех сил закричала Кендалл, отпихивая детей от себя. Она дернулась, толчок страшной болью отозвался в голове — Мур продолжал крепко держать жену за волосы. Из глаз Кендалл полились слезы ярости и бессилия. Но она с радостью ощутила, что мальчики отпустили подол ее юбки.

Джон не проронил больше ни слова. Сжал губы так, что они исчезли под аккуратной ниточкой усов. Он развернул Кендалл и пихнул ее в руки молоденькому солдату лет восемнадцати. Парнишка был очень бледен, казалось, его вот-вот вырвет.

— Отведи ее в лодку, — коротко приказал Мур.

Солдат машинально кивнул. Было совершенно ясно, что мальчишка вне себя от вида кровавого побоища — он представлял себе войну совершенно по-иному. Ясно было и другое: парень настолько растерян, что неспособен сейчас на самостоятельный поступок. Его хватка не была зверской, он просто крепко держал Кендалл за руку, Кендалл смогла оглянуться, когда он повел ее к реке.

Немой крик застыл в горле Кендалл. Она поднесла руку ко рту и впилась в нее зубами, не замечая боли. То, что она увидела, повергло ее в ужас.

Чикола послушался Кендалл. Его маленькие загорелые ножки быстро понесли его к лесу, где он надежно спрячется в неприступном для чужаков болоте. Через секунду его никто не сможет настичь.

Но Хаджо поддался панике и бросился к привычному, надежному укрытию, припав к мертвому телу матери. Пятившийся задом солдат споткнулся о ребенка. В ужасе Кендалл видела, как охваченный злобой вояка в синем мундире опустил приклад ружья на голову мальчика. Бездыханный, Хаджо упал на труп Аполки.

Кендалл закричала. Это был дикий, нечеловеческий вопль. Отчаяние придало ей сил, она вырвалась из рук молодого солдата и бросилась на поляну.

— Остановитесь! — кричала она на бегу. — Прекратите! Убийцы! Кровавые убийцы! Остановитесь, остановитесь, остановитесь!

Не сознавая, что делает, Кендалл начала молотить кулаками по первой попавшейся спине, затянутой в синий мундир. Мужчина обернулся. Лицо его было недовольным и злым, но не бессмысленно-жестоким: он был просто охвачен лихорадкой боя. Кендалл смотрела в лицо этого человека расширенными, полными слез глазами, и выражение лица янки смягчилось. Он взглянул на творившееся вокруг смертоубийство, потом снова перевел взгляд на Кендалл.

— О Господи… — едва слышно выдохнул он.

Затем случились нечто такое, что поначалу едва дошло до сознания Кендалл. Сзади подбежал Джон Мур и грубо схватил ее за плечи. Потом раздался тяжелый топот сапог: со стороны реки шел какой-то человек.

На поляне воцарилась неестественная тишина.

Раздался громкий, командирский голос:

— Что за чертовщина здесь происходит?

Кендалл с трудом узнала этот голос.

Трейвис!..

Теперь она ясно видела, как он, красивый, в ладно сидящем мундире, вышагивал к центру поляны, заполненной притихшими солдатами. Наступила неловкая тишина. За спиной Трейвиса стояли двадцать солдат, изумленно взирающих не на поле битвы, а на сцену массового безжалостного истребления.

Не веря своим глазам, объятый ужасом от содеянного его людьми, Трейвис прошелся по поляне, глядя на трупы стариков, женщин и детей. Среди них было несколько убитых воинов, которых Рыжая Лисица оставил охранять становище, затерянное, как он полагал, в дальнем и совершенно безопасном Эверглейдсе…

Трейвис обошел поляну. Он все еще не верил своим глазам. Наконец он посмотрел на своих солдат. В глазах его застыла убийственная ярость:

— Что здесь произошло? Будьте вы прокляты, мы не воюем с индейцами! Мы воюем с Конфедеративными Штатами, а не с кучкой индейских детей.

— Что с тобой случилось, Трейвис? — Джон Мур, задавший раздраженным тоном этот вопрос, еще сильнее сжал плечо Кендалл. — Подумаешь, дело! Убили нескольких дикарей. Велика важность. Маленький индеец — тоже индеец. Он вырастет и станет нападать на белых людей.

Лицо Трейвиса покраснело, затем стало белым от гнева.

— Здесь командую я, Джон. Нам надо было прийти и разобраться с похитителями Кендалл, предупредить вождя, чтобы он не сотрудничал с конфедератами.

— Лейтенант Мур прав, командир, — раздался тягучий, ленивый голос одного из головорезов Джона. — Нет никакого вреда в том, чтобы убить индейца. Двадцать лет назад у нас был приказ не давать пощады никому — ни мужчинам, ни женщинам, ни детям. Мы убивали их, сколько могли.

Трейвис помолчал, затем произнес коротко и резко:

— Вам, солдат, месяц тюрьмы за нарушение субординации! Однако я скажу вам, что плохого в том, если убито несколько индейцев! Мы — моряки и морские пехотинцы военно-морского флота Соединенных Штатов. Наша главная и единственная цель — сохранить Союз. Мы получили приказ воевать, а не убивать беззащитных людей. Мы представители страны. Страны богобоязненных, миролюбивых людей. Мы воюем за свою честь. Но нет никакой чести в убийстве женщин и детей!

Трейвис стремительно повернулся к Джону. Ярость Трейвиса была так сильна, что он лишь едва кивнул Кендалл.

— Как вы могли допустить это, лейтенант Мур?

— Грязные дикари похитили мою жену, командир, — процедил Джон сквозь стиснутые зубы. — Нам было приказано прийти и…

— Прийти и разобраться, а не убивать?

Джон помолчал. Кендалл чувствовала, что

в нем закипает гнев.

— Ты воюешь по-своему, Трейвис, а я — по-своему. — Глухая неприязнь, возникшая между двумя мужчинами, была почти осязаема — казалось, она вот-вот взорвется, как пороховая бочка. Напряжение настолько сильное, что могло породить молнию. Но Трейвис и Джон молчали. Вокруг них тоже царила мертвая тишина. Ветерок не шевелил листву деревьев; не пели птицы. Притихли даже сверчки.

Но вот раздался низкий, все усиливающийся звук — это гудели мухи, привлеченные запахом крови убитых. То ли этот противный, зловещий звук, то ли вид многочисленных мертвых тел и стоящих среди них солдат отрезвили Трейвиса и Джона, но оба так и не сказали ни слова друг другу, понимая, что здесь не место для выяснения отношений и продолжения соперничества, превратившего друзей в злейших врагов.

Трейвис скользнул взглядом по лицу Кендалл, в его глазах застыла печаль. Он молча просил у нее прощения, и Кендалл поняла, что Трейвис явился сюда только потому, что искренне думал: Кендалл томится в жестоком индейском плену. По глазам Трейвиса было видно, что он понял; она предпочла бы остаться в плену у семинолов, чем жить с Джоном Муром.

Трейвис обернулся к своим людям:

— Идите к лодкам, живо!

Послышалось шарканье множества ног. Кендалл, Джон и Трейвис остались на поляне одни, окруженные мертвецами.

— Вот твоя жена, Джон, — с мягким упреком произнес Трейвис. — Мне кажется, она не очень пострадала.

— В самом деле? — иронически спросил Джон. Он горько рассмеялся. — Может быть, она действительно не пострадала. Может быть, ей было хорошо среди этих краснокожих, как сучке с кобелями.

— Замолчи, Джон! — воскликнул Трейвис. Ему было неловко перед Кендалл за грубость ее мужа.

— Зачем ты защищаешь ее, Трейвис? Ты же не хуже меня знаешь, чего всегда хочет моя женушка. Но может быть, я зря грешу на дикарей? Может быть, ты так сильно стремился сюда только потому, что за моей спиной вас с Кендалл связывало кое-что посильнее дружбы?..

Трейвис застыл на месте как истукан. Лицо его потемнело от гнева, глаза вспыхнули недобрым огнем, руки сжались в кулаки.

— Я не стану отвечать на этот выпад, Джон, потому что я твой друг. Пока. Но как друг могу тебе сказать, что если ты и дальше будешь продолжать в таком же духе, то скоро во всей Вселенной не останется человека, которого ты бы смог назвать другом. Но если ты посмеешь причинить Кендалл…

— Кендалл — моя жена, и я поступлю с ней так, как считаю нужным! — Джоном овладела ярость. — Ты не имеешь никакого права вмешиваться в нашу личную жизнь. И не только ты, но и президент Линкольн, и этот чертов адмирал Фэррагат! — Трейвис вздрогнул, как от удара:

— Когда война кончится, Джон…

— Тебе не кажется, что нам пора уносить отсюда ноги, Трейвис? — холодно осведомился Джон, перебив Диленда. — Мы можем напороться на засаду сильных и злопамятных индейцев, и когда один из них приставит к твоему горлу нож, ты не станешь больше плакать по поводу пущенной сегодня крови. Не забудь, ты привел сюда два взвода и отвечаешь за жизнь своих людей.

Трейвис вполголоса выругался и, резко повернувшись, пошел прочь.

Кендалл стояла неподвижно во время этой перепалки, зажмурив глаза, чтобы не видеть того ужаса, который творился вокруг. Но тщетно: кошмар не проходил. Она попыталась вырваться, но железные пальцы мужа, впившиеся ей в плечо, не расслабились.

— Ну, нет, моя сладкая, — прошипел Джон и схватил Кендалл за шею, едва не задушив. — Нам пора домой, в казарму, там мы на славу отпразднуем благополучное возвращение. То-то будет веселье: еще одна белая женщина спасена любящим мужем из плена дикарей!

Другой рукой он взял Кендалл за горло, слегка сдавив его, затем отпустил, глядя на жену с выражением холодной жестокости. Лицо его превратилось в каменную маску. Не задумываясь о последствиях, Кендалл, смело взглянула в глаза мужу. Джон ничего не сможет ей сделать: никакая боль не сможет заглушить муки совести, которые терзали ее душу.

— Ты не представляешь, любовь моя, каким джентльменом я буду. Я приму тебя в супружеские объятия со всей добротой, невзирая на то, что над тобой надругались индейцы. Но я хочу послушать, как все было. Да-да, я просто сгораю от желания узнать, почему вы так хорошо выглядите, миссис Мур.

Внезапно ею овладело отчаяние. Единственно, о чем она могла сейчас думать, — это о гостеприимстве, которое оказал ей Рыжая Лисица. А теперь он вернется с охоты и увидит, что его жена и сын зверски убиты. И все это из-за нее, Кендалл! Господи, ну почему ее не убили вместе со всеми?

— Джон, — тихо произнесла она. — Я предлагаю тебе убить меня, иначе в один прекрасный день я убью тебя.

Губы Джона сузились в тонкую нить. Он выпустил Кендалл, но только для того, чтобы изо всех сил ударить ее кулаком.

— Понимай теперь вот это, сука!.. — Это было последнее, что слышала Кендалл. Мир погрузился во мрак. Кендалл не почувствовала, как муж взвалил ее на плечо, словно мешок, и потащил к лодке.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать