Жанр: Исторические Любовные Романы » Шеннон Дрейк » Взгляд незнакомки (страница 35)


* * *

Лежа на спине, Кендалл считала темные отверстия сучков в досках потолка.

Боже, как она хотела уснуть! Она надеялась, что Джон допоздна засидится в кают компании, вернется только ночью и не станет ее трогать, если застанет спящей.

Однако Джон не смог урвать минуту, чтобы еще раз покуражиться над женой. Кендалл не чувствовала, как ее в беспамятстве затащили в гребную лодку, как лодка подошла к шхунам, стоящим в устье реки на якоре. С того момента Джон Мур был постоянно занят, управляя своим судном. Сильный дождь и ветер обрушили на корабли всю свою ярость.

До Ки-Уэста они добирались двое суток, и за все это время Кендалл почти не видела Джона. Ее заперли в маленькую каюту, и рядом находился только молоденький лейтенант, приносивший Кендалл еду и каждый раз справлявшийся о ее самочувствии. Парень, видимо, думал, что женщину спасли от лап диких и свирепых индейцев. Кендалл не стала тратить силы на то, чтобы переубедить конвоира. Она чувствовала себя беспомощной и несчастной, подавленная горем. Засыпая, она снова явственно слышала крики; закрывая глаза, видела перед собой умирающую Аполку. В мучительном, поверхностном сне перед ней представала одна и та же картина: маленький Хаджо бежит к телу матери и умирает у нее на груди;

Господи, как же она благодарна шторму, который немилосердно трепал шхуну! Как она молила Бога, чтобы судно затонуло, расколовшись о предательские флоридские рифы. Она стала невосприимчива к страху, теперь ничего на свете не боялась. Ее совершенно не волновало, какую судьбу уготовил ей Джон. Она не станет разуверять его, что отдавалась краснокожим.

Но сон кончался быстро. Умирая, словно индейские женщины в становище, и каждый раз пробуждаясь от забытья, Кендалл чувствовала себя так, словно ее душа расстается с телом.

По возвращении в Форт-Тэйлор Кендалл немедленно доставили к капитану Бреннену, и она рассказала коменданту горькую правду — о том, что индейцы не причинили ей ни малейшего вреда, и о том, как было истреблено все племя, большей частью женщины, дети и старики. Но тут до сознания Кендалл дошло, что, допрашивая ее, Бреннен интересуется вовсе не индейцами. Она осеклась и замолчала, думая о Бренте и его экипаже.

Со времени разговора с капитаном прошло несколько часов — Бреннен проявил трогательную заботу о Кендалл, согласившись с Джоном, что, вероятно, миссис Мур заболела болотной лихорадкой и у нее небольшая истерика, — чем еще можно объяснить ее просьбу к капитану Бреннену помочь бежать от мужа? Правда, справедливости ради надо сказать, что капитан Бреннен был вообще-то добродушным человеком. Выслушав Кендалл, ей участливо потрепал ее по голове и сказал:

— Ну-ну, успокойтесь, миссис Мур. Вам пришлось пережить такое… Это же надо, вас похитили и принудили жить среди дикарей! А сцена кровопролития после пребывания с этими… людьми! Этого хватило с лихвой для такой впечатлительной женщины, как вы. Представьте, насколько сейчас тяжело приходится вашему мужу, и вам сразу станет легче.

С этими словами капитан сочувственно посмотрел на Джона, и Кендалл, перехватив этот взгляд, едва удержалась от хохота. Ясно, что все уверены: Кендалл. изнасиловали дикари, но бедняга Джон держится молодцом, по-прежнему обожает свою жену и делает вид, что ничего не произошло.

Добряк Бреннен списал бойню на счет понятного стремления Джона защитить супругу. Естественно, Джону поставят на вид, но дисциплинарного взыскания не последует. Акция против индейцев «достойна сожаления, но вполне объяснима».

Сама Кендалл была вынуждена с горечью признать, что и южане в этой ситуации вряд ли повели бы себя по-иному. Войны с индейцами были еще слишком свежи в памяти всех белых, и лишь немногие понимали, что тогда происходило на самом деле. И уж совсем единицы были способны оценить по достоинству кодекс индейской чести.

Кендалл так и не смогла сосчитать сучки. Тёмные пятнышки в досках, сливаясь, превращались в лица. Сначала перед ее мысленным взором возникло лицо Рыжей Лисицы. Он вернулся и увидел, что стало с его племенем, домом, его женой и детьми.

Потом всплыло лицо Брента Макклейна. Кендалл осталась жить и именно поэтому не потеряла способности испытывать боль. Брент сделал ее очень уязвимой, потому что теперь она знала, что ее можно ценить, ласкать и любить…

Не важно, что при этом Брент не произносил высоких и красивых слов.

Она никогда больше его не увидит. Так и проведет остаток дней взаперти. В этой крошечной каюте или в какой-нибудь другой — какая разница! Часовой без устали прохаживался возле двери. Лейтенант был очень пунктуален и старателен, его шаги звучали, как тиканье больших надежных часов.

Внезапно Кендалл оцепенела и закрыла глаза. Звук шагов изменился — теперь это была решительная, тяжелая поступь.

Джон!

Перевернувшись на бок, она свернулась калачиком и уткнулась лицом в подушку. Дышать постаралась ровно и спокойно, но внутри у нее все клокотало, как у разъяренной кошки. Скрипнула дверь, и ее муж вошел в каюту.

Она слышала, как Джон задержался на пороге, прошел в каюту, снял парадную форму, которую надел для визита к капитану Бреннену. Шпага со скрежетом волочилась по полу возле изголовья постели Кендалл. Она открыла глаза и посмотрела на Мура. Он прекрасно понимал, что жена не спит.

— Итак, — вкрадчиво произнес Джон, — ты неплохо подружилась с индейцами, которые тебя похитили, не правда ли?

Что-то в его голосе насторожило Кендалл. Она

перевернулась на спину, не спуская глаз с мужа, ожидая вспышки необузданной ярости. От Джона не укрылось, что его жена предпочитает жизнь на болоте возвращению к законному супругу. Было, однако, в его позе и голосе нечто такое, что ее сильно напугало. Уж лучше бы Джон ворвался в каюту, размахивая кнутом!

— Да, — холодно произнесла женщина. — «Дикари», которых ты утопил в крови, оказались очень приличными людьми.

— Не исключая и воинов?

— Да.

— Ах, вот как…

Джон согласно кивнул головой, словно они с женой вели милый, светский разговор, и присел на край кровати.

— Скажи мне, Кендалл, — пробормотал он, протянув свои жесткие, холодные пальцы к груди жены. От этого прикосновения Кендалл передернуло. Джон усмехнулся, от него не укрылась ее реакция. — Скажи мне, как это было. Ты так же дергалась, когда дикари лапали тебя? Или их прикосновения доставляли тебе удовольствие? Ты спала с одним воином? Мне очень интересно знать их обычаи. Я знаю, что вас с Трейвисом атаковали шесть или семь человек. Они все обладали тобой или ты сумела найти ключик к сердцу их вождя, польстившись на его мужские достоинства, моя милая женушка?

Это было глупо, но Кендалл не смогла сдержаться. Она улыбнулась, а в глазах ее горела страшная ненависть:

— Нет, Джон, я не остановила свой выбор на одном индейце. Я любила их всех. Каждую ночь я проводила в новой хижине, и так было с самого начала. Должна сказать, что мне это понравилось…

Кендалл закричала от боли — Джон сильно ущипнул ее за щеку. Она попыталась вскочить, чтобы дать отпор, но Мур схватил ее за руки.

— Ты лжешь, — спокойно проговорил он.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь!

— Ты не имела дел с индейцами.

Мрачное предчувствие сжало в тугой ком желудок Кендалл, но она постаралась держать себя в руках, и голос ее не дрогнул, когда она сказала:

— Да, я солгала, но это оттого, что я презираю тебя, Джон Мур. Скажу тебе правду: был только один воин…

Кендалл снова вскрикнула — Мур так больно стиснул ее запястья, что казалось, косточки не выдержат и треснут.

— Ты опять лжешь, — вкрадчиво произнес Джон. — И ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю.

— Нет…

— Тебя не тронул ни один индеец, и ты прекрасно это знаешь. Капитан Бреннен рассказал мне о разведсводке, которая поступила несколько часов назад. Конфедераты взялись за оружие по всей Южной Флориде. Часть семинолов, живущих севернее твоих болот, подняли мятеж, который таинственным образом перекинулся в Джорджию и Луизиану. Ты знаешь, почему это случилось, Кендалл? Конечно, знаешь. Потому что вождь того племени, которое мы так примерно наказали, не кто иной, как Рыжая Лисица — закадычный приятель некоего покровителя индейцев, конфедерата по имени Брент Макклейн.

Кендалл застыла на месте, стараясь ни одним движением не выдать себя.

— Ты сошел с ума…

— Нет. И запомни, Кендалл, ты умрешь, если он еще раз приблизится к тебе. Считай, что он мертвец. Я найду его и принесу тебе его голову на блюде.

Кендалл почувствовала, как с лица схлынула краска, но голос не дрогнул, когда она прошипела мужу.

— Нет, Джон, ты ошибаешься. Это ты — мертвец. Когда он узнает, что ты сделал, на свете не будет места, где ты сможешь спрятаться.

— А тебе очень бы этого хотелось, не правда ли, Кендалл? — Вопрос был задан таким непринужденным тоном, что тревога Кендалл переросла в панический страх. — Ты же всегда хотела, чтобы я умер.

— Неправда. Я не хотела выходить да тебя замуж, но никогда не презирала тебя…

— До тех пор, пока не убедилась, что имеешь дело с неполноценным мужчиной?

— Нет, до тех пор, пока не убедилась в твоей непомерной жестокости, которую ты не считаешь нужным обуздать.

Джон снова улыбнулся, но глаза его остались холодны как лед:

— Приободрись, Кендалл. Скоро я поправлюсь от своей болезни. В форте появился новый человек — доктор, который прекрасно разбирается во всех этих болотных лихорадках и всем таком прочем. Этот доктор дал мне лекарство, которое применял много лет с потрясающим результатом. Он думает, что через месяц я снова буду здоров, с твоей помощью, разумеется.

Кендалл отрицательно покачала головой:

— Слишком поздно, Джон. Я не смогу прикоснуться к тебе после того, что произошло. Единственное, что я вижу, когда смотрю на тебя, — это кровь невинных жертв и убитых детей…

Джон рассмеялся, и от его смеха по коже Кендалл поползли мурашки.

— Прикоснешься, никуда не денешься, говорю тебе, и произойдет это очень скоро. Ты моя жена.

Он отпустил ее руки, холодно улыбнулся, потом встал и начал неторопливо расстегивать ремень. Она с тревогой следила за действиями мужа, глядя на него, как на вампира, безжалостно сосущего кровь.

Джон посмотрел на нее и рассмеялся:

— Не сегодня, дорогая моя, не сегодня. Еще не время. Но сегодня ты получишь хороший урок.

Его намерения были прозрачны, как стекло. Зная, что может спровоцировать вспышку гнева, Кендалл тем не менее не смогла удержаться и проговорила с холодной яростью в голосе:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать