Жанр: Исторические Любовные Романы » Шеннон Дрейк » Взгляд незнакомки (страница 51)


Кендалл была настолько поражена появлением вождя семинолов, что даже не подумала о том, что надо прикрыть наготу. Индеец стоял напротив, глядя на нее мерцающими глазами, потом, мягко переступая босыми ногами, подошел к брошенному на палубу кителю, поднял и накинул ей на плечи,

Его прикосновение вернуло ее к жизни. Она бросилась к нему и уткнулась лицом в его мощную грудь. Ее колотила нервная дрожь, из глаз неудержимым потоком лились слезы.

— Рыжая Лисица, благослови тебя Бог… как… откуда ты пришел?

Несколько мгновений вождь стоял, обнимая ее, потом отстранил от себя и наклонился над трупом. Подхватив за ноги, он подтащил его к борту и бросил мертвое тело в воду.

Он внимательно посмотрел, как водная гладь приняла покойника, словно это было языческое жертвоприношений. Казалось, море жаждало поглотить труп. Потом он, конечно, всплывет, но пока послужит пищей местным рыбам, Рыжая Лисица вернулся к Кендалл.

— Я часто бываю поблизости от тебя, — просто, без всякой рисовки произнес он. — Я видел, как ты плыла на судно, как провела его в устье. Я-то прошел к нему по суше, а это заняло много времени. Видел я, как этот белый ублюдок сел в каноэ и отправился к шхуне. Тогда я решил вмешаться и поплыл сюда.

Кендалл была тронута до глубины души: суровый вождь оберегал ее все то время, когда она совершала свои «подвиги».

— Спасибо, — тихо сказала она.

— Ты все сделала правильно, — заговорил Рыжая Лисица, пропустив мимо ушей ее слова. — Ты нанесла ему глубокую рану, но она оказалась не смертельной. Тебе надо еще учиться, Кендалл.

В знак согласия она молча кивнула.

— Ты научишь меня этому. Рыжая Лисица? — Он пожал плечами:

— В свое время. Ты не должна была подниматься на борт шхуны, Кендалл,

Она немного помолчала, опустив, глаза, но потом торопливо и сбивчиво заговорила;

— Но, она теперь моя… наша. Рыжая Лисица. Судно, конечно, здорово потрепано, но его можно починить. — Индеец насмешливо улыбнулся:

— Итак, она наша. Но для чего?

— Я не знаю, пока, — уклонилась от прямого ответа Кендалл.

Но внезапно ее озарило. Желание, до сих пор неясное, вдруг обрело четкость.

— Это мое судно, — сказала она. — Я нашла его, не дала ему сесть на мель. Оно наше, если ты хочешь, но вообще-то по справедливости оно мое.

Рыжая Лисица издал возглас раздражения, смешанного с изумлением.

— Я спрашиваю тебя еще раз: для чего тебе это судно?

— Сражаться, — тихо ответила Кендалл.

Рыжая Лисица в отчаянии вскинул вверх руки, потом стремительно шагнул к якорному вороту и остановился возле него. Кендалл поспешила следом.

— Послушай меня. Рыжая Лисица…

— Нет!

— Мы можем многое сделать, главное — поставить перед, собой цель.

Индеец повернулся к Кендалл лицом, темные глаза его горели гневом.

— Глупая женщина! Я хочу защитить тебя, а ты сама идешь навстречу опасностям и даже смерти.

— Рыжая Лисица, я больше не могу вынести этого бесконечного ожидания.

— Ночной Ястреб придет в неописуемую ярость.

— К черту Ночного Ястреба! — воскликнула Кендалл, пораженная собственной смелостью, но уверенная в том, что индеец не заметит ее игры. — Рыжая Лисица, Брент бывает здесь только краткими наездами, а потом опять уходит в море. Я очень люблю его, но он легко забывает меня ради своей войны. Он каждый день рискует быть убитым, но это считается в порядке вещей. Я не его собственность. Рыжая Лисица, я не рабыня. Моя жизнь принадлежит мне, так же как его жизнь принадлежит ему. Пожалуйста, Рыжая Лисица, послушай меня, прошу тебя. Мы можем сделать что-нибудь очень хорошее с небольшим риском. Например, мы могли бы выслеживать небольшие корабли янки, которые патрулируют берег. Мы могли бы…

— Без экипажа? — скептически поинтересовался Рыжая Лисица.

— Мы можем найти экипаж. — Вождь насмешливо хмыкнул:

— Где, Кендалл, в поселке? Да там остались только несмышленые детки и древние старцы.

— Старые не значит бесполезные. Кроме того, у тебя есть воины, Рыжая Лисица.

— Белые никогда не воюют бок о бок с индейцами. Они используют нас как союзников, но никогда не действуют вместе с нами. То, что ты

предлагаешь, это…

Кендалл впервые услышала, как вождь запнулся, подбирая подходящее английское слово.

— …смешно! — взорвался он, наконец, кипя от негодования. Кендалл повернулась к нему спиной.

— Я уже сказала тебе, Рыжая Лисица, это — мое судно. И я буду ходить на нем, с твоей помощью или без нее.

Рыжая Лисица разразился потоком ругательств — так, во всяком случае, показалось Кендалл. Вождь говорил на своем языке так быстро и горячо, что она совершенно не улавливала смысла его слов. В конце тирады прозвучало имя Брента, и Кендалл резко обернулась. Она посмотрела в его глаза. В ее взгляде была откровенная мольба.

— Рыжая Лисица, Брент ничего не узнает. Он вернется сюда не раньше чем через несколько месяцев. Мы можем незаметно курсировать в гавань и обратно, поставляя амуницию, которую Брент сможет потом забирать для нужд нашей армии. Знаешь, Рыжая Лисица, я даже немного разбираюсь в пушках. Эти, например, называются «попугаи», и из них можно очень неплохо стрелять. Я, — глаза Кендалл слегка затуманились, — достаточно долго прожила в Форт-Тэйлоре, чтобы узнать кое-что об артиллерии. Ты что, не слушаешь меня. Рыжая Лисица? Мы изменим название и назовем наш корабль «Гордость повстанца»! Нам не нужен экипаж больше чем в двадцать человек. Десять белых, десять индейцев, и…

— Одна женщина? — спросил вождь с невеселой усмешкой.

— Да, — спокойно ответила Кендалл. — Между прочим, я не такой уж плохой моряк. Ведь смогла я добраться сюда из форта в гребной шлюпке! Мы будем осторожны и сначала опробуем крылышки на чем-нибудь простом, прежде чем пытать счастья в большом полете. Рыжая Лисица, женщины уже участвуют в этой войне с обеих сторон как шпионки. Иногда они вступают в армию, как мужчины, переодеваясь в мужское платье. Я конфедератка, Рыжая Лисица, и мой долг — сражаться!

— Ты хочешь сражаться или мстить?

— Какая, в сущности, разница?

— Ты знаешь, что тебя ждет, если ты попадешь в плен? — Кендалл, не дрогнув, выдержала взгляд индейца.

— Да, я знаю, что меня ждет.

Рыжая Лисица поднял якорь и закрепил его. Потом сказал:

— Я не могу сделать такую гадость единственному белому человеку, которого называю своим другом.

— Тогда мне придется обойтись без тебя, — упрямо произнесла Кендалл.

Рыжая Лисица устало вздохнул. В разговоре ни разу не упоминалось о смерти Аполки, но Кендалл знала, что индеец никогда не забывал об убитых жене и сыне.

— Армстронги не позволят тебе это сделать. Они никогда не согласятся с такими дурацкими планами.

Кендалл опустила глаза, чтобы спрятать улыбку. Она поняла, что сумела убедить Рыжую Лисицу. И уж если ей удалось уговорить индейца со стальной волей и железным характером, то это значит, что ей удастся уговорить кого угодно.

«Гордость Новой Англии» превратится в «Гордость повстанца», судно выкрасят серой краской, и оно станет верно служить Конфедерации.

Конечно, Брент будет очень недоволен, когда узнает об этом, но Кендалл от души надеялась, что ему никогда ничего не станет известно.

Да и не может она позволить себе роскошь все время думать о Бренте. Так же, как и нельзя постоянно думать о том, что она могла ударить человека ножом, а Рыжая Лисица спокойно прикончил его. И нельзя постоянно терзать себя мыслью о возможной встрече с Джоном Муром.

Ни Брент, ни Рыжая Лисица никогда не поймут, что она сама должна вести битву с человеком, который превратил ее жизнь в ад задолго до того, как началась эта злосчастная война.

Но все же, как долго нет Брента! В эти бесконечные дни и бессонные ночи она иногда думала о том, как трудно ей поверить, что когда-то этот человек страстно сжимал ее в своих объятиях.

Любовь — тонкая и неосязаемая материя. Кендалл часто одолевали сомнения, сможет ли она сохранить свою любовь среди этого кошмара братоубийственного кровопролития…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать