Жанр: Исторические Любовные Романы » Шеннон Дрейк » Взгляд незнакомки (страница 53)


— Вот что я, однако, скажу тебе, капитан, — предупредил Макклейна, высокий сухощавый разведчик. — Ли уже встретился с главными силами Макклеллана. Скоро начнется сражение. Так что сейчас не время для дружеского визита. Вы, моряки, не очень годитесь для драки на суше, правда?

Брент пожал плечами:

— Если флоридская кавалерия сражается, то я буду сражаться вместе с ней.

Разведчик, прищурившись, посмотрел на него, потом кивнул в знак согласия:

— Пожалуй, ты прав, капитан. У тебя там родственники?

— Они служат у Стюарта, — ответил Брент. — Отец и брат.

— Кавалерия Стюарта перекрыла главную дорогу от Южных гор. Там уже собрались все большие начальники. Ты найдешь кавалерию Джеба у Шарпсберга, не сомневайся. Найдешь, если, конечно, уверен, что хочешь ее найти,

— Я и, правда, этого хочу.

— Я думаю. Так вот, штаб-квартира Ли находится в балке, неподалеку от Шарпсберга. Могу тебе сказать, что он надеялся на мэрилендское гостеприимство, которого так и не дождался. Ну ладно, не буду тебя больше задерживать. Ищи своих родных, пока они еще живы. Каких-нибудь два часа, и ты доедешь до штаба Ли.

Разведчик прикоснулся к шляпе, и Брент поехал дальше. Через два часа Брент предстал перед людьми, которые составляли цвет и гордость армии Конфедерации: Робертом Ли, Томасом Джонатаном Джексоном и Джеймсом Юэллом Брауном Стюартом. Ли был очень удивлен и обрадован появлением в своей палатке прославленного морского капитана, однако его приветствие было кратким. Ситуация складывалась сложная, и генералу было не до шуток и веселья. Брент никогда раньше не видел Роберта Ли, но сейчас, встретившись с этим блистательным человеком, о котором много слышал, понял, что генерал действительно великий человек.

Несмотря на тяжесть положения, сложившегося на фронте для его армии, Ли остался настоящим джентльменом. Скрыв свое удивление, он представил Брента Стоунуоллу Джексону и Джебу Стюарту.

— Сражение уже началось, капитан Макклейн. Первые выстрелы прозвучали сегодня в полдень. Мы не в море, сэр, и вы не обязаны подчиняться моим приказам. Могу лишь предупредить вас, что дело будет не из легких, и, как всегда, у федералов большое численное преимущество перед нами.

— Я все понял, сэр, — спокойно, но твердо ответил Брент. — Но под вашим командованием находится рота флоридской кавалерии, а в ней служат мои отец, брат и еще дюжина джексонвилских джентльменов, с которыми я вместе рос. Я много поездил бок о бок с ними в мирное время, теперь хочу быть рядом с ними на войне. Я хороший стрелок, сэр, и не стану никому обузой.

— Джеб! — Ли оторвался от разложенных перед ним карт и обратился к Стюарту: — Ты командуешь кавалерией. Знаешь что-нибудь о родственниках этого молодого человека?

— Конечно, знаю, — отозвался Стюарт. — Капитан Джастин Макклейн и лейтенант Стерлинг Макклейн. Их лагерь находится в миле отсюда, они в самых дальних палатках.

Брент отсалютовал генералам и торопливо направился к выходу, однако Ли окликнул его. В глазах генерала, несмотря на серьезность момента, блеснули смешливые искорки:

— Не дайте себя убить, молодой человек. Говорят, на флоте вам нет достойной замены.

* * *

Первым делом Брент увидел привязанных к кольям возле палаток лошадей, а уже потом людей. Вид животных был поистине жалок, не лошади, а одры, и они едва ли годились на то, чтобы нести в бой благородных кавалеристов.

Сердце Брента болезненно сжалось, когда он приблизился к группе солдат, расположившихся вокруг костра, ярко горевшего под темным небом, обещавшим скорый дождь.

Люди выглядели еще хуже лошадей. Несколько солдат сидели без сапог, в каких-то тряпичных опорках.

Одеты кавалеристы были кто, во что или в рваную форму, и сами они, как и встреченный Брентом разведчик, были невероятно худы.

Не успел Макклейн подойти к костру, как какой-то похожий на пугало солдат порывисто встал:

— Брент! Стерлинг, Господи, это же Брент!

Один из ходячих скелетов бросился к Макклейну и едва не сбил его с ног, но Брент и не думал обороняться. Он обнял исхудавшего человека, терпеливо принимая удары, сыпавшиеся ему на спину. Наконец, человек немного успокоился и чуть отстранился. Брент с любовью взглянул в серые глаза, так похожие на его собственные.

— Па! Как здорово, что я тебя нашел! Я так боялся…

— Боялся, что я схлопотал пулю, а ты ничего об этом не слышал? — насмешливо поинтересовался Джастин Макклейн. — Не отлили еще ту пулю, сынок. Старые кости, конечно, хрупкие, да и голова седая, но бравый солдат еще живехонек!

— Брент!

К нему подбежал еще один оборванец, в котором Брент не без труда узнал родного брата. Моряк смотрел на своих близких с неловкой улыбкой:

— Не примите это за обиду, но вы оба ужасно выглядите. — Стерлинг пожал плечами:

— Именно по этой причине мы и пришли в Мэриленд. Виргинию просто изнасиловали, Брент. Ли не мог ни одеть, ни накормить нас только потому, что виргинская глубинка залита кровью, разграблена и сожжена. Но мы надеемся чем-нибудь разжиться в обозах янки.

— Зато ты выглядишь просто здорово, сынок! — с гордостью произнес старый Джастин. Брент скривился:

— Я только что из Лондона.

— Ты еще не был дома? — с тревогой в голосе спросил Джастин. — С самой весны? Но почему? Я, правда, получал письма от твоей сестры, но все равно волнуюсь. Она пишет, что все хорошо. Янки приходят и уходят, но не трогают мирное население.

Горло Брента сдавил спазм. Ясно,

Дженнифер ни словом не обмолвилась, что от их «Южных морей» остались одни головешки и воспоминания.

— Дженнифер прекрасно выглядела, когда я ее видел, — красивая, как картинка, па.

Незачем было говорить отцу и брату правду о «Южных морях», тем более, что им скоро идти в бой.

— А что ты делаешь здесь, братец? — Лицо Стерлинга расплылось в широкой улыбке. — Тебе мало дел на море, а? Или в Лондоне? Каков молодец, па! Пока мы тут надрывались, этот парень прохлаждался в Англии. Надо было нам записаться во флот, па, а не в кавалерию! — Стерлинг рассмеялся и хлопнул Брента по плечу. — Ладно, братец, коль тебе не терпится поучаствовать в драке, то завтра представится такая возможность. Макклеллан постарался вовсю. У него все готово для генерального сражения.

— Я слышал, что Бренту и на море бывает жарко, — вмешался в разговор старик Макклейн, смеясь шутке старшего сына. — Но действительно, что ты делаешь здесь?

В ответ Брент пожал плечами.

— «Дженни-Лин» получила несколько пробоин, и ее сейчас ремонтируют на верфи Ричмонда. Мне все равно надо ждать две недели, и Джефф Дэвис предложил мне навестить вас.

— Это он здорово придумал! — похвалил президента Стерлинг. — Пошли, Брент, поздороваешься с ребятами. Ты многих знаешь — Клиффа Дерфилда, Крейга Хэмптона и еще нескольких. Старика Рейли убили у Манассаса, но нас еще много.

Взявшись за руки, отец и сыновья направились к костру.

* * *

Языки пламени угасали. Лагерь погрузился в беспокойный сон; бодрствовали только часовые и дозорные.

Стерлинг Макклейн, с преувеличенным вниманием рассматривая свою палатку, легонько толкнул брата в плечо:

— Брент.

— Что? — тихо отозвался тот.

— Ты знаешь, тут ходят слухи, что ты умыкнул у какого-то янки жену?

Брент невольно вздрогнул, как от удара.

— Это не слухи. Стерлинг. Это очень похоже на правду. Только я ее не умыкал, это сделал Рыжая Лисица. Потом янки снова ее отобрал, но она сбежала от него и вернулась ко мне.

Стерлинг тихонько присвистнул:

— Столько лет тебя не могла прибрать к рукам ни одна девица, а теперь ты спутался с замужней женщиной.

— Ее муж — настоящий зверь в человеческом обличье, Стерлинг. — Брент помолчал. — Она достойна лучшей участи. Я готов сделать для нее все, что будет угодно судьбе. Как только она получит развод, я женюсь на ней. — Испытывая неловкость, Брент снова помолчал. — Стерлинг, папа тоже все знает?

— Да.

— В этом деле нет ничего постыдного, Стерлинг. Я люблю ее, и меня совершенно не волнует, что будут болтать по этому поводу ханжи. Надеюсь только, что эти слухи не задели папину гордость.

Внезапно из темноты негромко прозвучал третий голос:

— Гордость твоего отца нисколько не задета, сынок. Я доверяю твоему чувству чести. Делай для этой женщины то, что считаешь правильным.

Брент улыбнулся в темноте южной ночи:

— Хорошо, па. Я обязательно поступлю так, как ты говоришь.

— Вот и хорошо, а теперь заткните свои молодые глотки и дайте старику немного вздремнуть. Болтаете, как леди за чашкой чаю на званом обеде, сынки. Спите.

* * *

Занимался серый, дождливый рассвет семнадцатого сентября. Кавалерии Джеба Стюарта было приказано прикрыть фланг Джексона, развернутый к Потомаку. Артиллеристам дали задание создать у противника видимость большого скопления пушек на этом участке фронта, для чего после каждого залпа пушкари должны были менять позиции.

К семи часам битва разгорелась с полной силой, смерть начала собирать свой щедрый урожай.

Люди сошлись в смертельной схватке на кукурузном поле — золотые початки и сочные зеленые стебли ждали хозяйской руки, но не дождались. Нет больше початков, и нет больше сочных зеленых, стеблей. Беспощадный артиллерийский огонь с обеих сторон сжег на этом поле всю зелень до самых корней.

Теперь оно было усеяно трупами. Там, где на рассвете гордо покачивали початками стебли кукурузы, лежали в уродливых позах тела в синих и серых мундирах.

Кавалерия сдерживала натиск союзного генерала Даблдея, который пытался овладеть дорогой на Хейгерстаун; путь янки преградила и артиллерия. Стоунуолл Джексон стоял с непоколебимым упорством, но потери просто ужасали.

Брент работал в поте лица, заряжая вместе с отцом и братом пушку. Для ведения огня требовался расчет из шести человек, и если один выбывал, скошенный пулей наступавшей пехоты янки, на его место тотчас же вставал другой. По команде отца они после нескольких выстрелов перекатывали пушку на новую позицию.

Стерлинг пытался шутить, стараясь не обращать внимания на все увеличивавшееся число трупов в серых и синих мундирах.

Брент устал. Болели натруженные мышцы, руки стали черными от пороха. Теперь-то он знал, что такое армия Северной Виргинии: эти люди не умеют отступать. Настоящие бойцы! И генералы отличались упорством, мужеством и стойкостью и готовы были бить любого противника, даже превосходящего их по численности. Казалось, эти люди способны сражаться почти без боеприпасов, только силой своей неисчерпаемой воли.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать