Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Откровение (страница 47)


Глава 8

Когда калика вполголоса выругался, Томас дернулся, затравленно оглянулся, но слева скала, муравей не взберется, справа пропасть, сзади изъеденная щелями гора, а навстречу мчится быстрое легконогое существо, залитое призрачным лунным светом...

Донесся тяжелый грохот, земля начала подрагивать. Со стены сорвался камешек, звонко щелкнул Томаса по голове. Олег все еще оглядывался, искал пути отступления, а Томас вскрикнул:

— Сюда бегут черти!

— Я думал, ангелы, — прорычал Олег свирепо. — Давай в эту щель...

Незнакомец, ослепленный светом, заметил двух затаившихся людей в тот миг, когда почти наткнулся. Томас ахнуть не успел, как по его груди звякнуло железом, он непроизвольно взмахнул рукой, привычка старого бойца, в его ладони оказалась зажата узкая кисть с длинным узким кинжалом. Бледный свет вырвал из тьмы круглое девичье лицо с круто изогнутыми бровями.

— Томас, — прошипел Олег из тьмы. — Быстрее, их там толпа!

Томас сорвал с незнакомки покрывало, швырнул в сторону пропасти, а ее быстро потащил, невзирая на отчаянное сопротивление, вслед за Олегом. Грохот нарастал, внезапно на черном небе возникли залитые мертвым светом могучие тела мускулистых бойцов. Плечи блестели как отполированные морскими волнами валуны, головы росли прямо из массивных тел, тяжелых и несокрушимых.

Томас зажимал рот, женщина сопротивлялась все слабее, за спиной слышал тяжелое дыхание Олега. Звери замедлили бег, он видел, как двигались их ноздри, вылавливая запахи, и сам услышал аромат ее волос, в которые зарылся лицом.

Вдруг один зверь что-то проревел, остальные повернули головы. Покрывало висело на краю пропасти, слегка шевелилось под движением воздуха, так же лениво соскользнуло с камня, на миг показался краешек, и оно исчезло.

Зверь снова проревел, люто и повелительно, звери с разбега начали прыгать в пропасть. Томас задержал дыхание, его ладонь все еще зажимала рот незнакомке. Последним прыгнул вожак. К великому разочарованию Томаса за его спиной развернулись широкие черные крылья, почти невидимые в темноте, и он понял, что не дождется тяжелых шлепков множества тел.

Женщина яростно стала освобождаться. Томас удержал ее руку, снова блеснул нож. Он ощутил удар в бок, если бы не доспех, лезвие поразило бы сердце. Удерживая, прошипел вполголоса:

— Да уймись ты!.. Вдруг мы не враги?

Она перестала сопротивляться только на миг, затем забарахталась еще яростнее. Томас едва удерживал этот маленький ураган:

— Перестань! Не видишь, мы тебе помогли!

Она что-то вскрикнула, голосок показался ему птичьим щебетом, звучал красиво и мелодично.

— Олег, да скажи ей!

Темные в ночи глаза волхва уставились в лицо незнакомки. Что-то сказал на таком же птичьем языке. Томас чувствовал, как тело женщины вздрогнуло, но ответила быстро и яростно. Олег покачал головой, снова что-то сказал, а затем кивнул Томасу:

— Пусти. Она приняла тебя за... Ну, сам понимаешь, железный истукан, то да се... Я сам таких видел на Талосе. Один такой остров охранял, целые глыбы кидал в проплывающие корабли.

Томас сказал раздраженно:

— Ты не умничай. Чего это она? Мне почудилось, или она... живая?

Он осторожно разжал руки, девушка отодвинулась, гневно взглянула в его лицо. Он видел в чуть раскосых глазах удивление, затем ее губы чуть дрогнули в улыбке. Сердце Томаса екнуло. Она что-то спросила, он взмолился:

— Олег, переведи! Переведи, что сказала.

— Это принцесса Мао-Шань, — объяснил Олег, голос был уважительным. — Смелая девушка...

— Как проникла сюда? — допытывался Томас. — Она... она... само совершенство! Редкий герой даже подумает, чтобы сюда, а она... Олег, что она ищет? Зачем явилась?

Олег повторил вопросы, девушка покачала головой, в ее глазах были гордость и печаль. Еще раз взглянула на Томаса, долгим и внимательным взором, улыбнулась так, что его сердце взлетело на крыльях, отступила на шаг и, Томас не успел ахнуть, растворилась в ночи. Легкие шаги чуть шелестнули в ночи, в воздухе остался легкий запах жасмина.

Томас ощутил, что мир потемнел, свет померк, а на плечи обрушился каменный свод подземного мира. Хриплым от горя голосом прошептал:

— Почему... зачем ушла?

Олег уже осматривался по сторонам:

— Томас, у нее свои дела, а нас свои... Ты не забывай, мы за Ярославой сюда спустились. Или ты уже... гм... надумал что-то еще?

Томас с трудом оторвал взор от темного пятна между скалами, где видел последний раз тонкую фигурку принцессы:

— Олег, я даже не думал, что на свете могут быть такие отважные... и такие прекрасные, по-своему, конечно, девушки...

— Брось, — посоветовал Олег. — Она тебе не ровня. Принцесса!

— А я король, — сказал он, защищаясь.

— Твое королевство уместится на ее мизинце. Она из Чайны, Срединной империи. Ты для нее варвар из крохотного окраинного мирка. Они там только себя чтут за людев... Чайвинизм называется. В вашем перевернутом языке звучит как шовинизм...

Томас не слушал, его ноздри раздувались, вбирая последние крупицы запаха.

— Неужто мир так велик, что больше не встретимся?

Олег посоветовал:

— На обратном пути надо взглянуть на ту скалу. Вдруг да царапнула словцо... Хотя вряд ли. Больно руки нежные для такой грубой работы... А мир, наоборот, тесен. Уже лбами натыкаемся друг на друга.

Он полез по скале, вверху смутно проступала расщелина. Томас как во сне двинулся за ним, все еще видел прекрасное и гордое лицо,

странно удлиненные глаза, чуть приподнятые у висков, миндалевидные глаза... Кого она явилась спасать?

Когда Томас начал натыкаться на стены, не соображая куда идет, сапоги его стучали как у подкованного слона, Олег свернул к россыпи огромных камней, острых и негостеприимных:

— Здесь заночуем.

Томас проговорил мертвым от усталости голосом:

— Надо идти. Мы еще не освободили Яру.

— Освободим, — бросил Олег. Он пробрался в самую середину, там была крохотная площадка, сразу повалился и раскинул руки. — Подумай только, первая ночь в аду! Не просто побывал, но и поспал, а утром сил будет побольше.

Томас прошептал немеющими от усталости губами:

— Тогда выступаем сразу на рассвете вечером...

Он еще слышал как хмыкнул калика, не успел спросить, что он нашел смешного, как земля ринулась ему навстречу. Раздался звон железа. Уже в полузабытьи чувствовал. как сильные руки перевернули на спину, Дальше провалился в черноту, из которой уже не надеялся вынырнуть.

Над головой гремело, грюкало, кто-то бил гигантским молотом, откалывая целые скалы. Томас распахнул глаза, мгновенно переходя от глубокого сна к ясности. Над головой тяжело двигались все те же тяжелые тучи, грохотали, высекали искры. Он лежал на коричневом камне, словно покрытом свернувшейся кровью. Мышцы напрягались, требуя нагрузки. Во всем теле чувствовалась мощь.

Он приподнялся на локте, поморщился, сустав отозвался болью, но в голове ясность, а отдохнувшее сердце колотится часто и мощно, требуя работы. Как хорошо быть молодым, мелькнула мысль. Вчера подыхал от усталости!

Калика сидел между камней, почти неотличимый. Только волосы ярче, а голые плечи блестят под мертвенным лунным светом как валуны на берегу Ла-Манша. Луна взошла огромная, изъеденная пятнами, словно круг сыр, потравленный плесенью.

Калика неспешно обернулся, ощутил движение:

— Проснулся?.. Что-то снилось?

— Я храпел? — ответил Томас вопросом на вопрос. — Черт, давно со мной такого не было.

— Нет-нет, — успокоил Олег. — К тому же Яра сама спит как бревно, не побеспокоишь.

Томас нахмурился, сравнениям язычника недостает изящества, особенно, когда речь идет о красивых женщинах, но в иных случаях ни мудрость, ни сидение сто лет в пещерах не помогут. Кому-то Господь дал, а кому-то лишь показал, да и то издали.

— Ну, — сказал Томас, он одним рывком, выгнув спину, вскочил на ноги, — что ж не говоришь свое знаменитое: надо идти?

Калика ответил мирно:

— Да теперь чаще ты говоришь.

Лицо его было все такое же изнуренное, как и вчера. В груди Томаса шевельнулась жалость. Все-таки, несмотря на мощь и нечестивую магию, чувствуется то ли смертельная усталость язычника, то ли все равно дает знать возраст.

Он быстро влез в доспех, уже удивляясь, как это вчера показались невыносимо тяжелыми, слегка подпрыгнул, мышцы радостно и с вызовом ответили на нагрузку, предлагая подпрыгнуть еще и еще. Калика фыркнул, взял посох и пошел впереди. Томасу почудилось, что калика даже горбится по-стариковски и опирается на посох без всякой нужды.

— Ты что же, — спросил он в спину, — никогда не спишь?

— Вся жизнь сон, — изрек калика. — А смерть — пробуждение... гм... может быть. Тихо, кто-то бредет!

Томас оглянулся, спрятаться негде, а из-за скалы вышел неспешно тучный человек среднего роста, одет опрятно, лицо круглое, слегка одутловатое, одежда несколько поистрепалась, но чистая. Истоптанные башмаки ступают бесшумно, потому и застал врасплох, за плечами небольшая котомка.

Томас, сердясь за испуг, гаркнул:

— Ты кто? Чего ищешь?

Человек вздрогнул, оглянулся на оклик. На бледном лице блуждала растерянно счастливая улыбка.

— Что ищу? — переспросил он.

— Да!

— Великое «Быть Может...»

— А, — протянул Томас, ничего не поняв, — я думал, ты тоже что-то потерял.

Человек счастливо развел руками:

— Кое-что, конечно, потерял, но нашел... Как много я нашел!

Томас схватил калику за руку, потащил прочь, оглядываясь на странного человека:

— Сумасшедший какой-то... Дервиш, наверное. Хотя с виду нашего роду. Пойдем, а то еще покусает.

Олег шел задумавшись, только уже через милю очнулся от дум, равнодушно показал Томасу на выступающие из тьмы высокие остроконечные шпили. Залитые лунным светом, они отчетливо вырисовывались на темном злом небе. Томас не поверил глазам: прямо на их пути из тьмы выступал костел. Высокие строгие башни упираются в небо, колонны толстые, массивные, каменная кладка украшена, если глаза не врут при этом слабом свете, медными и бронзовыми листьями.

— Зайдем, — проговорил он трепетно.

— Зачем? — ощетинился Олег.

— Это же...

— Вряд ли, — прервал Олег. — В аду? Хотя, ты прав, тем более зайдем.

Ступени были из черного мрамора. Шаги отдавались гулко, даже тучи почти не грохотали, Томас толкнул ворота, створки отворились медленно, с достоинством. Открылся зал с множеством лавок со спинками, вдоль стен черные свечи, а вдали под стеной возвышался амвон. На нем можно было разглядеть толстую книгу.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать