Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Откровение (страница 76)


— А, Ольх Метатель Топора!.. Ты уже с нами?

— Да я так, по дороге, — крикнул Олег. — Здравствуй, Андхримнир!

— И тебе доброй дороги. Зайди, отведай вепря... Это ж твой топор свалил его прямо у дороги. Даже тащить не пришлось через весь лес.

Олег засмеялся:

— У тебя вон сколько едоков.

Андхримнир беспечно отмахнулся:

— Всем хватит.

— С той поры едите того вепря? — удивился Олег.

— Я ж говорю, мясо не иссякает.

— Да нет, мне бы осточертело...

— Настоящие воины не перебирают, — бросил Андхримнир, но в голосе старого викинга Олег уловил тоску. — К тому же они больше пьют, чем едят.

— Что-то все больно мирные, — заметил Олег.

— Сам удивляюсь. Это все, наверное, посланец...

— Что за посланец? — насторожился Олег.

— Да прибыл... откуда-то. С виду не наш, больно черноват и чесноком воняет, но наши обычаи знает. Сообщил, что вот-вот представится случай показать себя настоящими воинами. В подлинном бою, а не в привычных драках друг с другом.

— Понятно, — сказал Олег протрезвевшим голосом. — Пожалуй, я все-таки зайду.

— Вот и хорошо, — расплылся в улыбке Андхримнир. — Поглядишь, что он такое наобещал... Ты ж подраться любил... временами.

— Никогда не любил, — возразил Олег.

— Ну, умел, — поправился Андхримнир. — Хотя не могу взять в толк, как это: уметь... и не драться?

Зал встретил Олега запахами хмельного меда, вареного мяса. Пришлось пробираться между тесными рядами сдвинутых лавок. Викинги с удовольствием хлопали его по плечам, по спине. У него была широкая спина, твердая, как дверь, по ней приятно было хлопать, чувствуя мощь своей ладони, а воин в звериной шкуре — наверное, берсерк! — даже не покачивается от могучих хлопков, невозмутимо пробирается к другому новичку. Тот закован с головы до ног в стальной доспех, недоступный простому воину, явно знатный ярл, а то и конунг, но отмеченный доблестью, если валькирии доставили в вальхаллу...

Томас поворачивался во все стороны, лицо глупо счастливое и растерянное, не все речи понимал, но чуял кровное родство, даже высматривал Англа или хотя бы Тевта. Олег шепнул напряженно:

— Засада. Не подавай виду, что знаешь, постарайся как можно быстрее к выходу.

Томас не сразу понял, растерянно переспросил:

— Какая засада? Тут хоть и язычники, но это...

— Родня, — терпеливо подсказал Олег, ибо рыцарю легче орудовать двуручным мечом, чем складывать слова, — а родня дороже чужой веры. Пойдем отсюда, да побыстрее.

— Ты уверен...

— Тебе мало досталось?

Томас растерянно огляделся, принял из чьей-то услужливой руки еще турий рог, наполненный вином до краев, лихо запрокинул. Олег напряженно смотрел, как дергается кадык, ни капли не прольет, в отличие от этих гуляк, что половину выплескивают себе на грудь, а потом ходят с мокрыми портками. Что значит, никудышная молодежь пошла. Пить по удалому не умеют, чересчур бережливые...

Уже знакомый тяжелый взгляд выхватил его из толпы. Олег успел ощутить свирепую радость чужака, перед внутренним взором промелькнуло узкое, как топор, смуглое лицо с близко посаженными глазами, плотно сжатый рот, глубокие складки у губ. Его рука дернула Томаса с такой силой, что тот выронил рог и поперхнулся, отчего одни викинги пьяно захохотали, другие раздраженно загудели.

— Томас, — сказал Олег, и на этот раз Томас все понял по голосу калики.

К ним уже протискивалась группа викингов, вел их могучий воин с широкой рыжей бородой. Он был без шлема, рыжие волосы торчали космами. Томасу почудилось, что там торчат красные рога. Воин на ходу вытащил меч, короткий и с широким лезвием, глаза его, дотоле пьяные, внезапно стали холодными и злыми. Томас ощутил нервную дрожь во всем теле, ибо знал от ученого дяди, что в вальхаллу крылатые валькирии уносят только самых свирепых, самых лучших бойцов, где те дожидаются судного дня, чтобы в дружине главного бога Одина пойти на последнюю битву...

Олег схватил Томаса за локоть, швырнул в узкий проход между лавками. Викинги сидели к нему спинами, хватали со стола ломти вареной веприны, жадно ели, жир капал с пальцев, вытирали о волосы и друг о друга, ссорились, хохотали, и Томасу удалось пробраться между столами, оставался только один, выход уже близко, когда сзади зазвенел металл.

Он развернулся, одновременно выхватывая меч, а щитом укрывая левую половину груди. В глубине зала викинги насели на Олега, тот отбивался посохом, сверкающая стена мерцала синими искорками, сам Олег тоже мерцал, он казался окутанным туманом, с такой скоростью двигался. Викинги за ближайшими столами с воплями вскакивали, спасая кубки с хмельным молоком. Лавки падали с таким грохотом, что вздрагивали стены. В образовавшемся свободном пространстве группа окружила Олега, рыжебородый орал и указывал мечом откуда нападать, уже трое... нет, четверо рухнули с разбитыми головами, и тогда рыжебородый выхватил из-за пояса швыряльный нож.

— Берегись! — заорал Томас. — У него нож...

Дворец вздрогнул от его крика, огненные мечи на миг потускнели, потом засверкали еще ярче. Томас метнулся, сшибая неосторожных, что попались под ноги, а нападавшие опомниться не успели, как стальной ураган налетел со спины, разметал как щепки, и Томас замер в красивой позе с поднятыми к потолку руками, где победно блистали длинный меч и треугольный щит.

Викинги заорали по всему залу, кулаки мощно били по столам, к Томасу метнулось сразу несколько дюжих воинов с кубками, турьими рогами, чашами, его опять били по железным плечам, хохотали, восторгались ударами, в то время как побитые

отползали — кто мог двигаться, — сцепив зубы и сдерживая стоны.

Один викинг, высокий и массивный, весь в седой бороде, что-то орал Томасу прямо в ухо, Томас беспомощно оглянулся:

— Что хочет это чудище?

— Твое имя, — крикнул Олег.

Он вспрыгнул на стол, осматривался. Там викинги пили и ели, и пока он не опрокидывал их кубки с вином, на него лишь косились, но руки тянулись не к мечам на поясах, а к ломтям вепрятины и бочонках с хмельным.

— Томас из рода Мальтонов! — выкрикнул Томас, он совсем ошалел от радостных и нерадостных воплей.

Викинг с трудом оглянулся, мешала непомерная толщина, помахал кому-то дланью. Рука выглядела как весло. Томас пытался увидеть, кому он машет, как вдруг резкий крик Олега прорезал плотный чадный воздух как лезвие ножа:

— Томас, падай!

Томас ударился лицом о каменные плиты, залитые пивом, пальцы скользили по мокрому, и лишь тогда понял, что приученное к войне тело само откликнулось на крик об опасности. Он откатился, привстал на колени, держа меч обеими руками. Рядом стоял дикий крик, дыхание забил запах горелого мяса. Краем глаза видел как мечутся и падают объятые огнем люди, но сам холодно искал глазами, откуда в него ударили огненной стрелой.

Олег уже стоял на другом столе, в какой-то миг напрягся, прыгнул, в середину стола ударила молния, а он еще в полете взмахнул посохом, вспыхнул яркий свет, в зале раздались крики ослепленных викингов, а отраженная ударом посоха молния ударила куда-то ввысь. Там послышался крик, Томас видел как из черноты вывалились фигура с растопыренными руками, одежда горит, понеслась вниз.

Он услышал глухой удар о пол, дико огляделся. Викинги поднимались, в руках заблистали мечи. От прежнего добродушия и беспечности не осталось следа. Один дико вскрикнул, другие подхватили, Томас видел перекошенные лица, трясущиеся губы, пена в уголках рта, страх ударил сильнее молнии, он покрепче сжал меч, крикнул:

— Олег, уходи! Я их задержу!

Никогда он не дрался с такой яростью и так умело. Меч его блистал сразу спереди и сзади, отсекал руки и головы. Он чувствовал сильные удары, доспехи трещали, в голове начало мутиться, он помнил, что сюда собраны самые лучшие воины со всего света... со всего света викингов. Вокруг стоял многоголосый рев, в ушах ломило, он поскальзывался в лужах крови, переступал через трупы.

Когда занемело все тело, крики стали громче, а пространство вокруг него расширилось. Сплошная стена распалась на группки сражающихся... К Томасу пробились двое бородатых гигантов, угрюмых и тяжелых, как быки, оба обнаженные до пояса, с широкими кожаными поясами. У каждого грудь так широка и вздута, что Томас принял сперва за выкованные из светлой меди доспехи, лишь когда их тела покрылись кровью, он закусил губу, начав догадываться.

Еще трое рубились впереди. Их широкие топоры разрезали воздух со свистом, разбрасывая веером красные капли. Чем-то выглядели похоже, и когда один оглянулся, Томас вздрогнул, увидев знакомое лицо и синие глаза.

Ближайший к нему гигант, пошатнулся от удара в спину, повернул к Томасу залитое кровью лицо:

— Ты... в самом деле... Мальтон?

— Да, — вскрикнул Томас, он развернулся и молниеносно разрубил обидчика от рыжеволосой головы до самого пояса, — Да, я из рода Мальтонов...

— Узнаю... удар... — прохрипел гигант.

Он опустился на колени, ухватил длинной рукой еще одного, подмял, Томас услышал хруст, а два топора размозжили гиганту затылок. Другой викинг, тоже забрызганный кровью и усеянный ранами, крикнул почти весело:

— Славный бой!.. Тебя когда принесла валькирия?

Томас не ответил, отчаянно работая мечом и отражая щитом удары, а когда гигант зашатался от полученных ран и потери крови, бросил почти виновато:

— Какая валькирия?.. Я явился сам... Берегись сзади!

Глаза бородача расширились в великом удивлении. Кто-то ударил его в бок мечом с такой силой, что острие вышло, пропоров кожу, из живота. Бородач взревел от смертельной боли, ударом кулака расплющил голову противника, пошатнулся и, прежде чем упасть, что-то мощно и страшно крикнул на языке викингов, который Томас понимал лишь отчасти.

Схватка кипела по всему залу. Томас видел, как из-за столов выпрыгнули еще несколько дюжих воинов, бросились в сечу, пробились вперед и встали перед ним живым щитом. Их топоры быстро и хищно врубывались в чужие тела, кровь брызгала теплыми струями, под ногами хлюпало как в половодье.

Один оглянулся, Томас видел только безумные глаза и распахнутый рот с остатками зубов:

— Он правду сказал?

— Что? — не понял Томас.

— Что ты... из мира живых?

— Да, — крикнул Томас, — а кто вы, пришедшие на помощь?

— Я... со стороны дяди Гаральда... А вот он... племянник...

Метко брошенный топор врубился дяде в переносицу, кровь брызнула горячими струями. Викинг захрипел и осел на пол. В брешь пробовали сунуться другие, но Томас прыгнул вперед, в остервенении бил и крушил, меч постоянно врубался, распахивал, крушил, отрубленные руки и головы не успевали рухнуть на пол, как его меч сносил головы и разрубывал от макушки и до пояса других. Как сквозь туман услышал потрясенное:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать