Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Откровение (страница 79)


Глава 6

Сад благоухал, Томас видел пролетающих ангелов все чаще. Похоже, идут верно, скоро врата Эдема, только с каждым часом пробираться труднее. Под ногами самая мягкая и шелковая трава, по обе стороны ровные линии зеленых кустов, диковинные цветы. Вдали видны золотые с красным верхушки деревьев, в синем небе оранжевое облачко...

Калика выругался. Томас не успел поморщиться, язычник груб, но когда увидел прущих навстречу ангелов — сразу пятеро! — выругался как крестоносец, что полдня ломал сундук богатого иудея, а обнаружил пустое дно.

— Сзади их толпа, — сказал он затравленно. — Что делать?

— Давай направо, — предложил Олег.

— Стена терновника! Бык не проломится!

— Тогда чего спрашиваешь?

Томас подвигал плечами, рукоять Зу-л-Факара прямо за левым ухом, а ноги уже понесли на открытое место. Олег двигался вроде бы неспешно, Томас однако чувствовал напряжение калики, а его пальцы подрагивали. Посох все так же втыкался острым концом в землю, оставляя круглые глубокие ямочки...

Ангелы вышли из-за поворота, Томас сощурился, блеск резал глаза, словно смотрел на доспехи, начищенные преданным оруженосцем. Все в белых одеждах, золотоволосые, хотя и с длинными вислыми носами, пейсами, они шли, ступая по верхушкам трав, не пригибая ни стебелька, хотя могучие крылья лишь слабо шевелились под легким ветерком.

Глаза переднего ангела расширились в изумлении. Он смотрел то на пришельцев, то на яму, что осталась после посоха Олега:

— А я не поверил... Неслыханно!

Второй ангел, худой и с суровым лицом, сказал отрывисто:

— Падите на колени, презренные. Мы доставим вас... куда нам велено. А там решат вашу судьбу.

Олег буркнул:

— Сейчас, только шнурки завяжу.

А Томас сказал с грозной беспечностью потомка викинга:

— Что нам терять?

Ангелы все еще смотрели грозно, когда чужаки свершили неслыханное: вместо того, чтобы пасть на колени и молить о снисхождении, или броситься наутек, что тоже бессмысленно, оба разом шагнули вперед. В воздух взвились оранжевые мечи, звякнуло, зашипело, словно на раскаленную плиту плеснули воды. Взвился сноп искр.

Меч ангела, с которым сразился Олег, прошел мимо и врезался в мраморную плиту. Олег коротко и сильно ударил посохом сбоку в голову. Рядом снова был грохот, звон, ангел растерянно отступал под бешеными ударами Томаса, рыцарь что-то выкрикивал сквозь зубы, а когда ангел коротко оглянулся, словно ища подмоги, меч рыцаря достал его в шею. Оранжевый меч вылетел из ослабевшей руки как серебристый судак из ладоней неудачливого рыболова. Томас задержал следующий удар, а тело ангела вспыхнуло ярким светом, Томас отшатнулся, ослепленный. А когда через мгновение открыл глаза, на мраморные плиты медленно опускался пустой белый хитон.

Рядом калика дрался с двумя. Томас опомнился и обрушил меч на ближайшего. Ангел вскрикнул, его охватило желтое пламя. Мелькнули вскинутые руки, раздался сухой треск, и на пол упали два тяжелых пера. Запах гари тут же рассеялся. Воздух был чист и свеж как утренняя роса.

Томас тяжело дышал, глаза были как два нароста на могучем дубе. Меч в его руке сыпал искрами, дергался, все еще не в состоянии успокоиться. По лезвию метались лиловые молнии, магические знаки то появлялись, то исчезали.

— Конь пал, — сказал Олег странным голосом, — пчела умерла, человек отдал богу душу или преставился, коза издохла... а что с ангелом?

— Тебе это важно? — огрызнулся Томас. Его грудь вздымалась как волны в сильную бурю. — Ах да, для заклятий нужны точные слова!

— И для заклятий, — согласился Олег, голос был напряженным, — и у меня вообще чувство, хоть чувствам не доверяю, что здесь кроется разгадка... Или хотя бы часть разгадки!

— Везде тебе чудится, — прошептал Томас измученно. — Ты видишь что я сделал? Что натворил? Я убил божьих ангелов!!!

Олег сказал успокаивающе:

— Положим, ты убил только одного.

Томас вскрикнул оскорблено:

— Двух, а то и трех... Или ранил смертельно, что одно и то же. Но тебе можно, ты язычник, а я христианин! Мне нельзя! Это же посланцы моего Верховного Сюзерена!.. Но все-таки... все-таки мы побили божьих ангелов!

Калика, похоже, старался держаться с прежним насмешливым достоинством:

— Тебе трупов недостает? Ручьев крови?

— Да нет... То у простых смертных. Но как мы побили... особых существ?

— Давай подумаем. У тебя меч Мухаммада, а это очень непростой меч. Если бы у тебя, скажем, был меч Иоанна Крестителя... хотя тот кроме палки ничего в руки не брал, то мечи здешних оказались бы горячее. Если бы ты взял тогда меч Иисуса, то не знаю, не знаю... Может быть дрались бы на равных. А меч пророка... гм... думаю, что магия здешних мечей не действует на тебя, раз у тебя такой меч, а Зу-л-Факар в свою очередь бессилен против райских. Словом, все зависит от тебя.

Томас вздохнул с таким облегчением, что застойный воздух качнулся на версту:

— Вот и славно. На равных — это благородно и не противно законам рыцарства. Но ты... Как выстоял ты?

Олег пожал плечами:

— Наверное, потому что не признаю христианства. Значит, не попадаю под их законы. Для меня эти двое не посланцы грозного бога, а лишь здоровенные мужики с отменным оружием. Словом, тоже на равных, хоть мы и не рыцари.

Томас повертел меч в вытянутой руке. Зеленый огонь медленно угасал, волны возбуждения стихали. Загадочные знаки вспыхнули в последний раз и ушли вглубь

металла.

— Тогда все терпимо, — решил он.

— Да, — согласился Олег, он исподлобья, но очень внимательно посмотрел на Томаса, — если ты не очень... того, что поразил посланца самого бога...

Томас даже побледнел, на лбу выступили капельки пота, словно Олег безжалостно ухватил и сжимал его кровоточащее сердце:

— Сэр калика... Для меня сейчас главное — найти Яру. Найти и освободить. И никакие ангелы или чертовы архиангелы... А потом, если уцелеем, я разберусь с прелатом у бочки с вином, где я был прав, а где малость погорячился. Кстати, я все-таки не одного поразил, а троих. Это точно! А то и четверых..

— Ну тогда все в порядке, — поспешно сказал Олег.. — К тому ж хоть и ангелы, но простолюдины. А простолюдины с мечами — это ж оскорбление для благородных! И вдобавок — иудеи.

Томас с облегчением вздохнул:

— Да, конечно... Но в самом деле иудеи?

— Да ты погляди на их носы! А пейсы, пейсы! Разве это не оскорбление для рыцаря?

Томас поправил меч, спина его снова выпрямилась, и он окинул цветущий сад гордым и надменным взором настоящего крестоносца.

За деревьями они разогнулись, а Томас прошипел, болезненно морщась:

— Я уже думал, что всю оставшуюся жизнь буду ходить крючком... Ох, спина! Куда теперь?

— Это христианский рай, — огрызнулся Олег. — ты мне скажи!

Деревья стояли плотно, но слишком ухоженные, красивые, за такими не спрячешься. По ту сторону видна новая лужайка, белые одежды, даже слышно, как хлопают крылья, словно крупный гусь, привстав на цыпочки, готовится к взлету.

Томас переступил с ноги на ногу. От долгого передвижения почти ползком взбледнел, с мокрых бровей срывались мутные капли. Дышал хрипло, железо поскрипывало при каждом вздохе.

— Ну, ты ж Вещий...

— Я разные глупости предполагал, даже видел в грядущем, но чтобы христианство... Нет, Томас, мы пойдем другим путем.

Вид у него был суровый и решительный, взгляд устремлен вдаль. Он явно видел то, чего не мог увидеть Томас. Томас медленно пошевелился, страх и чувство непомерности задачи сковывали как трескучий мороз лужицу.

— Каким?

— Мы зашли далеко, согласен? Но теперь отступать уже некуда. Даже если бы могли. Нависнет стыд, что отступили, а это... гадко. Редкий мужчина уснет спокойно, зная, что когда-то отступил, где-то уступил, попятился. Я хочу сказать, что довольно таиться за каждым кустом. Пусть охотник, который охотится за нашими шкурами, поймет, что мы не зайчики, а хотя бы тигры.

Томас разогнулся, глаза заблестели. На бледных щеках выступил лихорадочный румянец. Некоторое время смотрел неверяще, голос дрогнул:

— Сэр калика. Это моя война. А ты... разве твоя ненависть к вере Христа так велика?

Олег буркнул:

— Я помогал тебе из-за Яры, а не какого-то там Христа.

— Тем более, это моя война!

Олег поднялся, огляделся:

— Дальше пойдем, не прячась. Вернее, прячась, но так, чтобы нас заметили. С трудом, но заметили.

— И тогда?..

— Будем знать, когда нападут. А это уже что-то.

Деревья становились все роскошнее, а цветы пахли одуряюще сладко, зазывно. По воздуху плыли струи нежнейшего аромата роз, еще каких-то цветов, Томас их не знал, это дядя разбирался в цветах так же, как он в оружии, отец в конях, а Макдональд в геральдике. Трава с каждым шагом нежнее, под сапогами хрустит и вдавливается в землю так, словно по ней прет осадная башня.

Томас, только что бодрый и весь оскаленный от макушки до пят, на глазах грустнел. Лицо вытянулось даже не как у его толстомордого коня, а как у сарацинского, худого и поджарого. Голос дрогнул:

— Не знаю, что со мной происходит... Только что я рвался разнести здесь все в щепки, только бы вызволить Яру. А сейчас меня ужасает сама мысль, что я дерзновенно вторгся, грязными сапожищами топчу райскую траву! Уже молчу, что я сделал с Божьими посланцами...

Калика сказал, не оборачиваясь:

— А что, раньше ты сам всегда был в ладу с самим собой? И тебе в самом деле никогда не хотелось надавать себе по морде?.. И не было стыдно за свои мысли... цели... желания?

— Господь говорит, — возразил Томас значительно, — что христианин должен быть постоянно ясен.

— Тот, кто постоянно ясен, тот, по-моему, просто глуп... Кто это сказал? И я не помню. А ты в самом деле постоянно ясен?

Томас запнулся, в ясных глазах мелькнуло сомнение.

— Ну, — сказал он с неохотой, — я к этому стремлюсь!

— Все стремимся, — вздохнул Олег. — И палачи, и жертвы. Что-то замедлять шаг стал... Это верно, когда лежишь, мыслится лучше.

Томас зашагал, будто его пнули в спину, и он старается удержаться на ногах.

Пчелы и мотыльки перепархивали с цветка на цветок, Томас злорадно указал калике на двух сцепившихся стрекоз. Тот с каменным лицом в свою очередь указал на нечто блистающее впереди. Томас разглядел арку, а еще через сотню шагов увидел такую же блистающую фигурку. От арки в обе стороны тянулась решетчатая стена, огораживая остальную часть сада.

— Ну и что? — спросил Томас.

— Джанна, — объяснил Олег.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать