Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Откровение (страница 87)


— В дупу их Прадуба, — прошептал Олег непонятно. — Архангелы! Они ж должны быть на втором небе, а выше рылом не вышли!

— Много бы понимаешь в нашей жизни, — отозвался Томас напряженно. Его глаза неотрывно следили за величавыми фигурами, сравнивали ширину плеч, рост, размер доспехов. — Там живут, понимаешь?.. А для службы ходят сюда. Когда вызывают. Или у ваших князей челядь живет в княжьем дворце?

Глава 10

С другой стороны сада слышались шаги, но гораздо более торопливые. Над ровно подстриженным кустарником проплыли, покачиваясь, два блестящих шлема.

— Как они могли... Явно же кого-то ищут...

— Кого-то? — переспросил Томас шепотом. — Догадайся с трех раз.

— Не пойму!.. Мы только что с первого неба. Даже архангелы не могут так быстро!.. Тем более, что им не дано прямо сюда, должны по цепочке...

— Но ищут нас, — сказал Томас утвердительно.

— Не пойму, — повторил Олег убито. — Хоть убей, не пойму. Здесь какая-то загадка... что-то простое, понятное... но разгадка ускользает, ускользает!

Он пятился, не обращая внимания на злое шипение Томаса. Пригибаясь, едва не падая на четвереньки, пробежали по дорожке, успев проскочить в последний миг, прежде чем туда вышли из-за поворота архангелы. Томас чувствовал, как болезненно отзываются икры, наприседался на всю жизнь, а калика все тянул, торопил, подгонял, Томас снова взмок и разогрелся, когда совсем неожиданно потянуло прохладой, воздух стал свежее.

Перед ними была живописная скала, старая и изъеденная временем, в пустотах и кавернах. Из самой большой пещеры выбегал хрустальный ручеек, игриво прыгал по камням. Томас сунулся было туда, Олег ухватил за плечо:

— А где бы ты сам искал нас в первую очередь?

— Дьявол тебя побери...

Скрипя зубами, он покарабкался вслед за каликой на скалу. Вся в выступах и впадинках, карабкаться легко, взбежал бы как белка по дереву, если бы не доспех, которого белка в глаза не видела. Скала закруглялась, дальше тянулась пару сот шагов на одном уровне, старые камни торчат как шипы на спине Змея Горыныча, затем шла вниз, истончаясь как его же хвост.

Олег и по скале почти полз, припадал к камню, затаивался. Томас видел, с какой настороженностью он ловит голоса снизу. Уши шевельнулись, даже шерсть встала дыбом на загривке, словно понял, о чем беседуют серафимы или кто там еще шел, помогая архангелам.

— Ну что? — шепнул Томас.

— Престолы, — прошептал Олег свистящим шепотом. — Как Род свят, это престолы!.. А я думал, их еще в наших лесах на мясо...

Внизу в левой части сада Томас рассмотрел крохотные фигурки странных зверей, похожих на туров, но лишь с одним единственным рогом, да и тот Творец присобачил не на лбу, а на морде, можно сказать, над верхней губой. Звери бежали в их сторону грузным галопом. Томас дивился, что из-под копыт как черные галки взлетает черная земля, тут же рассыпается, а черные ямки под копытами быстро затягиваются. Звери диковинные, настоящее чудо, и только высшие чины седьмого неба смеют охотиться...

Вблизи раздался торжествующий вскрик. Шагах в пяти на скалу быстро взобрались двое четвероруких. Томас успел увидеть руки третьего, он цеплялся за камень, Олег с хриплым воплем бросился им навстречу. Томас молниеносно выдернул меч. Олег уже налетел на одного, тот пошатнулся, замахал руками, пытаясь удержатся, но второй гигант успел выхватить огненные мечи.

Первый все же с криком сорвался вниз, даже о крыльях не вспомнил, но третий успел взобраться. Меч был пока в одной руке, но когда выпрямился, в левой руке блеснула короткая слепящая молния. Томаса ослепило, он быстро ударил наугад крест-накрест, отступил, снова ударил. Темные пятна в глазах быстро таяли, успел увидеть падающее ему на голову огненное лезвие, панически подставил свой меч, руки тряхнуло, едва не вывернув из суставов. Он сжал губы, не вскрикнуть бы, поспешно ткнул мечом как копьем, увернулся от второго меча...

...и тут его нога соскользнула с гладкого, как черепашья спина камня. Он в отчаянии взмахнул руками, ухватился за воздух... и с проклятием сорвался вниз. Олег успел увидеть, как через мгновение на том месте, где упал мужественный потомок викингов и гуннов, пронеслось стадо престолов. Земля грохотала, воздух вздрагивал, сбивался в плотные комья.

Четверорукий проводил взглядом падающего рыцаря, молния ударила ему самому в затылок, он вскинул руки, вспыхнул свет, запахло свежестью как после грозы. Со скалы вниз полетела, покачиваясь на ветру, белая хламида с растопыренными как у привидения широкими рукавами. А Олег, рассадив ему сзади голову, парировал удары огненных мечей, пока тяжелый наконечник его посоха не достал противника по колену. Тот на миг застыл, превозмогая боль или же пытаясь понять, как это его смели ударить, если раньше бил только он...

Острие вонзилось ему в переносицу. Олег ожидал услышать хруст тонких костей, но щелкнуло, словно лопнул туго натянутый бычий пузырь, ослепительно вспыхнуло. Он успел прикрыть глаза, и на камень медленно осел нелепый балахон.

— Эх, Томас, — прохрипел Олег, — Томас...

Грудь его часто вздымалась, в горле сипело. Шатаясь, начал спускаться, а когда дыхание почти выровнялось, побежал вниз, прыгая с камня на камень, с уступа на уступ как горный козел, только что не бросался на рога, как делают самые лихие.

Внизу живописный грот приглашающе звенел серебристыми струями. В небольшом водопаде прыгали форели, крупные такие лобанчики.

Он был уже внизу, когда из-за скалы выбежали трое с огненными мечами. Олег оглянулся, чувствуя, что попал в западню, сзади неслись еще двое. Он затравленно огляделся по сторонам. Передние выставили пылающие мечи на вытянутых к нему руках. Их свет был ослепляющ, Олег ощутил резь под веками.

Перед ним поплыли темные пятна. Оглянулся, серафимы перешли на шаг, их мечи на локоть длиннее мечей архангелов, а пылали еще ярче.

— Стой, — крикнул первый гневно. — Кто ты, посмевший?

— Я, посмевший, — ответил Олег сдавленным голосом. Он лихорадочно искал выход, но не находил. С такими противниками встречаться не приходилось, и все его воинские трюки сейчас только псу на подстилку. — А кто вы?

— Здесь спрашиваем мы, — отрубил первый архангел.

— И караем, — добавил второй.

Лицо его было суровое, аскетичное, изрезанное глубокими морщинками. Глубоко посаженные глаза смотрели ненавидяще.

— А что вы хотите? — спросил Олег.

Он чувствовал, что вопрос звучит глупо, но мысли метались как вспугнутые воробьи в запертом сарае. Холодок ужаса сковал грудь, он силился раздвинуть губы у приветливой усмешке, но не мог. Впервые пожалел, что все еще в звериной шкуре, пора бы сменить к чертовой бабушке, волосы отросли как у дикого человека, рыжий, а рыжих, как всем известно, в раю нет...

Архангел сказал звенящим голосом:

— Ты мог бы ответить... и прожить чуть дольше. Рафаил, убей его.

— Рафаил? — вырвалось у Олега. — Он же целитель!

— Он и от жизни исцелит, — сказал архангел. Он искривил губы в злой гримасе. — Он, кстати, не один такой целитель.

Рафаил шагнул вперед, Олег затравленно оглянулся. Дорогу обратно загородили три серафима. Они не двигались, предоставив слово и дело архангелам, но три огненных меча были направлены в его сторону.

— Погодите... — вскрикнул Олег, — но вы не должны подниматься на седьмое небо! Это же... это...

Михаил бросил надменно:

— Сегодня день особый.

— Из-за нас? Из-за двоих людей? — вскрикнул Олег. — Почему такая суматоха? Почему нас пытались заманить сюда еще на земле?

Михаил презрительно скривил губы. Если Олег и надеялся перед гибелью получить ответ, он ошибся. Рафаил вскинул карающий меч. Олег инстинктивно поднял над головой посох, в то же время понимая, что не устоит перед двумя архангелами, привыкшими общаться с людьми, самыми умелыми воинами на свете, успел увидеть возникшее за спинами архангелов что-то нелепое, железное, раздался могучий рык, и Олег, мгновенно поняв не умом, а чувствами, с поднятым посохом развернулся к серафимам, прыгнул, взревев еще страшнее.

Грохот, крики, удары, на белоснежный песок медленно осели, колыхаясь в воздухе, белоснежные хитоны. Огненные мечи, коснувшись земли, превращались в тени, проседали вглубь, и снова песок был безмятежно чистым.

Он обернулся, все еще озверелый, с колотящимся бешено сердцем. Железная фигура в могучем взмахе взметнула над головой тело Михаила, ударила оземь с такой силой, что в стороны брызнули длинные струи огня, а белая хламида разлетелась на лохмотья. Тело Рафаила уже расплывалось, Олег успел увидеть только разрубленную голову и грудь. Зу-л-Факар разрубил архангела так же, как Томас рубил простым англским мечом сарацин: от макушки и до пояса.

Томас хрипел, пошатывался, хватался за грудь. Из разбитого рта текла кровь, на правой щеке пламенела широкая ссадина.

— Ого, — выдохнул Олег, — Томас.... уф... а ты выглядишь просто замечательно. Как будто по тебе проскакала ваша знаменитая тяжелая конница. Рыцарская конница! У каждого коня задница в сто пудов весом.

— Иди ты, — ответил Томас, он дышал тяжело, сплевывал кровь, железо доспехов погнулось, в трещины набилась грязь, на щеке из ссадины выступили крупные капли крови.

— Куда?

— Я не сказал куда, — огрызнулся Томас, — и не дождешься, чтобы я сказал такое в святом месте. Но ты знаешь, куда бы я послал, так что иди!

— А как ты уцелел? Голова, понятно, чугунная, лоб медный... но остальное...

Томас отмахнулся с небрежностью, но в глазах блеснули гордые огоньки:

— Я ж катился, цеплялся за камни... А внизу вцепился в шерсть на пузе первой же зверюки. Престол хоть и завопил как Полифем, но вынес, даже не отстал.

— Первой же? — изумился Олег.

Его зеленые глаза мигом пробежали по вмятинам доспехов, трещинам, изучающе остановились на ссадине.

— Или второй, — ответил Томас досадливо. — Какая разница?

— Да вообще-то нет, — согласился Олег чересчур поспешно. Он снова оглядел помятые доспехи. — Может быть, лучше без них?

— И что же, пойду голым?

— Зачем голым? Я ж не голый.

Томас буркнул с неприязнью:

— Только язычники выставляют волосатую грудь на обозрение. Христиане должны выставлять свой несгибаемый дух! Ладно, я появился вовремя, верно?

— Спасибо.

— Все в долг, все в долг...

— Если идти сможешь, — сказал Олег, — что-то хромаешь как неподкованный бобер, то пора в хехалот.

Томас вопросительно посмотрел на Олега, опять какая-то гадость, слово-то мерзкое, а употребляет уже не первый раз. Олег серьезно объяснил:

— Вон тот дворец... Присмотрись, вон сияние!.. и есть хехалот. Там бесконечные залы, переходы, на пороге каждого — стража с крыльями. И не только с крыльями. Проверяют достоинства каждого... А у нас, сам понимаешь, достоинства из ушей выплескиваются. Направо и налево раздаем, один пар остается. Но я не знаю, какие им подойдут, а какие нет. Я не все запомнил, когда мне один ученый иудей... или христианин рассказывал, больно слезы пускал да умилялся. За охами и воплями о величии Всевышнего я не разобрал какие тут замки и как охраняют.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать