Жанр: Современная Проза » Джон Ирвинг » Человек воды (страница 44)


— Хорошо, пусть будет по-твоему.

— Нет, поступай по-своему, — возразила Биг-ги. — Вы хорошо провели время?

Но он поступил так, как хотела Бигги. Он одолжил у Кента его ужасную машину и довез Кольма до аэропорта в Портленде. Тюльпен приготовила им еду и купила замечательный контейнер для перевозки выбранной Кольмом рыбки — большой пурпурной вуалехвостки. Кольм не видел, как Тюльпен заплакала, обнимая его на прощание; она сердито одернула Трампера, когда тот попытался обнять ее на тротуаре.

Прежде чем они миновали границу штата Нью-; Йорк, Кольм обнаружил в грязном бардачке Кента машинку для скручивания сигарет и пять завалявшихся самокруток с марихуаной. Придя в ужас от мысли, что его может застукать полиция — да еще на глазах у мальчика, — Богус велел Кольму опорожнить содержимое бардачка в пакет для мусора, и, как только они оказались на дороге одни, он выбросил все это в окно.

Где-то уже в Массачусетсе до него дошло, что он выбросил все документы на машину и, вероятно, водительские права Кента; весь этот инструментарий будет найден вместе с именем и адресом Кента. От решил, что скажет Кенту, будто бардачок был взломан.

Трампер расслабился, ведя машину через Нью-Хэмпшир. Он выбрал более длинную дорогу вдоль побережья, чтобы растянуть последние минуты пребывания с Кольмом. Он думал о Бигги и о Коуте, и о том, что могла Бигги сказать Кольму о его отце и о девушке его отца. Но он не думал о ней плохо: иногда с грустью, но всегда по-доброму. Мысли о Бигги не были неприязненными.

— Тебе нравится жить в штате Мэн?

— Угу.

— Даже зимой? — удивился Трампер. — Чем можно заниматься на берегу океана в зимнее время?

— Гулять по снежному пляжу, — ответил Кольм. — И смотреть на шторм. А еще мы собираемся спустить лодку обратно на воду, когда я вернусь домой…

— О? — удивился Трампер. — Ты и мама? — Он нарочно сказал так, подводя Кольма к ответу.

— Нет, — возразил Кольм. — Я и Коут. Это лодка Коута.

— Тебе ведь нравится Коут, да?

— Угу.

— Ты хорошо провел время в Нью-Йорке? — умоляюще спросил Трампер.

— Угу.

— Мне тоже нравится Коут… и мама, — сказал Богус.

— И мне тоже, — кивнул Кольм. — А еще ты, — добавил он, — и эта… как ее зовут?

— Тюльпен.

— Угу, Тюльпен. Она мне тоже нравится, — заявил Кольм, — и ты, и мама, и Коут.

Ну вот вам и заключение. Он не мог бы сказать, что он чувствовал.

— Ты знаешь Даниэля Арбутнота? — неожиданно спросил Кольм.

— Нет, не знаю.

— Ну так вот, он мне не слишком нравится.

— Кто он такой?

— Да так, один мальчик из моей школы, — объяснил Кольм. — Он просто дурак.

В аэропорту Портленда Бигги спросила Трампера, не хочет ли он заехать в Джорджтаун, — до города оставался час езды, и он мог переночевать там. Коут будет рад увидеться с ним. Но Богус почувствовал, что на самом деле Бигги не хочет, чтобы он приезжал, да он и сам этого не хотел.

— Передай Коуту, что мне очень жаль, но я должен поскорее вернуться в Нью-Йорк, — сказал он. — Ральф горит от нетерпения заняться новым фильмом.

Бигги потупилась в землю.

— Кто главный герой? — спросила она, а когда Богус

пристально посмотрел на нее, как бы спрашивая, откуда ей это известно, сказала: — Ральф заезжал к нам. Он прилетал на выходные и беседовал с Коутом. — Она пожала плечами. — Я не возражаю, Богус, — сказала она. — Я только не понимаю, зачем тебе понадобился фильм о… о чем? — добавила он* сердито. — Вот это я хотела бы знать.

— Ты же знаешь Ральфа, Биг. Я не думаю, что он сам ответит, о чем его фильмы…

— Ты знаешь, что он хотел переспать со мной? — спросила она. — И не раз, — добавила она, раздражаясь все сильней. — Господи, даже когда он приезжай на выходные, даже при Коуте и всех остальных.

Трампер только вздохнул.

— А эта девушка, — начала Бигги, и Трампер поднял на нее глаза. — Тюльпен?

— Да. — вмешался Кольм. — Тюльпен…

Они подвинулись к другому краю машины. Кольм был поглощен тем, что разворачивал покрытую фольгой и перевязанную лентой баночку с рыбкой.

— Так что насчет нее? — спросил Трампер.

— Знаешь, Ральф говорит, что она хорошая девушка, — произнесла Бигги. — Я хочу сказать, действительно очень хорошая.

— Да, хорошая.

— Знаешь, он хотел переспать и с ней, — выпалила Бигги. — Ты должен это знать… — Трампер хотел сказать, что Ральф уже спал с Тюльпен и что, быть может, он до сих пор жалеет, что больше не спит с ней, но промолчал; он лишь шевельнул губами, но ничего не сказал.

— Богус, — начала Бигги. — Только не говори, что тебе жаль. Хотя бы на этот раз не говори ничего такого. Ты всегда говоришь это.

— Но мне и вправду жаль, Биг.

— Не нужно, — сказала она ему. — Я очень счастлива, и Кольм тоже.

Он ей верил, но почему это так злило его? — А ты?

— Что?

— Ты счастлив?

Он думал, что да, что можно так сказать, но не стал отвечать.

— Мы отлично провели время, Кольм и я, — заявил он ей. — Мы ходили в зоопарк и на кукольное представление…

— И еще в музей, — добавил Кольм. Теперь он развернул банку и поднял ее, чтобы показать Бигги. Но рыбка плавала на поверхности.

— О, какая красивая! — восхитилась Бигги.

— Она умерла, — сказал Кольм; казалось, он не слишком удивился.

— Мы найдем тебе другую, — пообещал Трампер. — Ты можешь снова приехать к нам, — добавил он, не глядя на Бигги. — Ведь ты бы этого хотел?

— Угу.

— Или твой папа приедет навестить нас, — сказала Бигги.

— Там были еще желтая и красная, — сообщил Бигги Кольм. — И много разных черепах. Может, черепаха не умерла бы так быстро?

Неподалеку от них взлетел небольшой самолет, и Кольм наблюдал, как он поднимается в небо.

— Лучше бы я вернулся на самолете, — сказал °н с сожалением. — На самолете не так долго, как на машине, может, тогда бы рыбка не умерла.

Рыбоубийца Трампер едва удержался, чтобы не сказать: «Может, Великий Коут сумеет оживить ее?» Но на самом деле ему не хотелось говорить ничего такого; на самом деле он чувствовал себя настоящим дерьмом из-за того, что так подумал.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать