Жанр: Современная Проза » Джон Ирвинг » Человек воды (страница 54)


Глава 25

БЫТЬ ГОТОВЫМИ ДЛЯ РАЛЬФА

В рыбной темноте, в черепаховом мраке квартиры Тюльпен Трампер резко сел на кровати вне себя от ярости и застыл неподвижно, словно индеец в табачной лавке. За последнее время он развил в себе способность освобождаться от приступов гнева. Он научился жестко концентрироваться, совершенно не двигаясь, имитируя погруженную в раздумье статую. Это было что-то вроде изометрического упражнения, которое, в конце концов, лишало его сил. Потом ему никак не удавалось заснуть снова.

— О, хватит, Трампер, — шепнула ему Тюльпен, дотронувшись до его одеревеневшего бедра.

Трампер концентрировал свое внимание на рыбах. Среди них была одна новая, особо раздражавшая его — бежевая любительница пузырей, взявшая за правило размазывать свои полупрозрачные губы по стенке аквариума и изрыгать ртом маленькие пузыри. Не находя выхода, газ попадал обратно в рыбу, отчего она начинала раздуваться. По мере того как она становилась все больше, ее глаза делались все меньше, пока внезапно давление воздуха изнутри не отталкивало ее от стекла, точно шарик, кем-то надутый и потом отпущенный. Давая задний ход, бежевая насмешница начинала раскачиваться в аквариуме из стороны в сторону, словно движущийся по кругу оторвавшийся мотор. Другие рыбы пугались ее. Трамперу не терпелось проткнуть булавкой раздувшуюся уродину. Казалось, эта нахалка всегда оборачивалась к нему, как только начинала раздуваться. Это был верный способ нажить врага; и рыбе следовало бы это знать.

На самом деле Трампер не любил всех рыб, и его теперешнего раздражения с лихвой хватало, чтобы предаться мечтам о самых изощренных способах избавления от них. Пойти и купить страшную рыбу-рыбоедку, всеядную тварь, которая очистит аквариум от всех прочих плавающих, ползающих и скользящих существ, затем слопает все ракушки, камушки и водоросли и даже воздушные шланги. После чего дать ей прогрызть стекло, выпустить наружу всю воду и умереть от удушья. А еще лучше: пусть она шлепнется на дно сухого аквариума, получив, таким образом, удобный случай слопать саму себя. Что за восхитительная всепожирательница! Он немедленно захотел такую.

Телефон снова зазвонил. Трампер не шевельнулся, и брошенный им в сторону Тюльпен взгляд говорил, что лучше ей тоже не отвечать. За несколько минут до этого он взял трубку, и этот звонок отчасти послужил причиной его кровожадных замыслов в отношении беспомощной рыбки и имитации позы индейца в табачной лавке.

Звонил Ральф Пакер. И хотя Богус и Тюльпен уже легли спать, Ральф пожелал приехать к ним прямо сейчас вместе с Кентом и всеми киношны-ми причиндалами на две тысячи долларов. Он горел нетерпением отснять материл о том, как Богус и Тюльпен ложатся в постель.

— Мать твою, Ральф! — возмутился Трампер.

— Нет, нет! — закивал головой Ральф. — Только как вы ложитесь в постель, Тамп-Тамп. Понимаешь, домашняя обстановка: ванна, чистка зубов, раздевание, маленькие знаки привязанности, черт побери, и все такое…

— Спокойной ночи, Ральф.

— Тамп-Тамп, это не займет и получаса! Трампер положил трубку и посмотрел на Тюльпен.

— Я никак не могу понять, — заорал он на нее, — как ты могла с ним когда-то спать!

После этого все и началось.

— Он был мне интересен, — ответила Тюльпен. — Меня интересовало то, что он делал.

— В постели?

— Хватит об этом, Трампер.

— Нет, правда! — выкрикнул он.. — Я хочу знать! Тебе нравилось спать с ним?

— Спать с тобой мне нравится гораздо больше, — сказала Тюльпен. — Я испытывала к Ральфу совсем другой интерес.

В ее голосе звучали ледяные нотки, но Трампе-ру было плевать.

— Ты осознала, что это была ошибка? — не отставал он.

— Нет, — возразила она. — Мне это просто перестало быть интересным. Это не была ошибка. Я тогда не знала никого другого, но потом…

— А потом ты встретила меня?

— Я перестала спать с Ральфом еще до того, как встретила тебя.

— Почему ты перестала с ним спать? Она повернулась спиной к нему.

— Моя давалка вышла из строя, — произнесла она в стенку аквариума.

Трампер промолчал. После этого он впал в свой транс.

— Послушай, — немного погодя обратилась к нему Тюльпен. — В чем дело? Я больше не испытываю к Ральфу ничего такого. Но он мне нравился, и он нравится мне по-прежнему. Просто теперь по-другому…

— Ты когда-нибудь хотела снова спать с ним? — Нет.

— А вот он спит и видит, как бы снова трахнуться с тобой.

— С чего ты взял?

— Интересно знать? — взвился он.

Она глубоко вздохнула и отвернулась от него. И он почувствовал, как начинает деревенеть.

— Трампер? — позвала она

его через несколько минут, но он по-прежнему находился где-то далеко-далеко. — Почему ты не любишь Ральфа, Трампер? Это из-за фильма?

Но на самом деле это было не так. Конечно, он мог бы категорически отрицать это; он мог бы сказать, что фильм задел его слишком глубоко. Но это было не так, и он должен был признать, что даже заинтересован в нем. Однако это не был терапевтический интерес; он знал, что по существу является актером, играющим на публику, и ему нравилось видеть себя в фильме.

— Не то чтобы я совсем не любил Ральфа, — ответил он.

Перевернувшись, она дотронулась до его одеревеневшего бедра и сказала что-то, чего он не расслышал. Затем… сначала он мечтал об убийстве рыбок, а потом, когда снова зазвонил телефон, он убил бы любого, кто тронул бы трубку.

От длительного сидения у него свело судорогой спину. Тюльпен оставила его на пару минут, после чего сделала очередную попытку.

— Трампер? Знаешь, ты недостаточно занимаешься любовью со мной. Правда недостаточно.

Он задумался о том, что она сказала. Затем он подумал о предстоящей операции, о докторе Винь-ероне и о водяном методе.

— Все дело в моем инструменте, — сказал он наконец. — Я собираюсь привести его в порядок, так что скоро буду как новенький.

Но ему очень нравилось заниматься любовью с Тюльпен, поэтому ее слова глубоко встревожили его. Он подумал заняться с ней любовью прямо сейчас, но ему нужно было встать и помочиться.

В ванной, внимательно изучив свое лицо в зеркале, он заметил на нем выражение страха, которое появилось, когда он, перед тем как пописать, сжал свой стручок. Состояние ухудшалось. Винье-рон снова был прав; иногда ради пустяковой операции приходится ждать пару недель.

Ему казалось очень важным заняться любовью с Тюльпен прямо сейчас, но потом — может, из-за того, что он уловил нечто необычное в своем лице, — он вспомнил о Меррилле Овертарфе и так сильно пустил струю, что у него на глазах выступили слезы.

Он пробыл в ванной долго, пока Тюльпен робко не позвала его.

— Что ты там делаешь? — спросила она.

— О, ничего, Биг, — вырвалось у него, после чего он попытался заглотнуть это имя обратно.

Когда он вернулся в комнату, она сидела на кровати, обернув вокруг себя одеяло, и плакала. Она конечно же слышала, что он сказал.

— Тюльпен, — произнес он, обнимая ее.

— Нет, Бигги, — прошептала она.

— Тюльпен, — повторил он, пытаясь поцеловать ее.

Но она оттолкнула его; теперь он не мог ничего с ней поделать.

— Знаешь что, Трампер, — сказала она. — Старина Ральф Пакер никогда не называл меня чужим именем.

Трампер отошел и сел в ногах кровати.

—. И хочешь знать еще одну вещь? — выкрикнула она. — Чушь собачья, что ты недостаточно занимаешься со мной любовью только из-за своего долбаного хрена!

Потом бежевая рыбка снова подплыла к стеклу, уставилась на Трампера и принялась раздуваться.

То, что сказала Тюльпен, было правдой, и он это знал. Но что больше всего причиняло ему боль, так это то, что разговор этот был не новым. Он помнит, что говорил об этом — и множество раз — с Бигги. Поэтому он уселся в ногах кровати, желая впасть в бессознательное состояние, и достиг его. Когда теле-фон зазвонил в третий раз, ему было наплевать, был это Ральф или кто-то другой. Если бы он мог пошевелиться, он бы ответил на звонок.

Должно быть, Тюльпен чувствовала себя не менее одинокой, так как она взяла трубку и ответила: «Ну конечно». Богус слышал, как она устало повторила:

— Ну конечно же, приезжай и снимай твой проклятый фильм.

Но Трампер продолжал сидеть, словно каменное изваяние, беспокоясь о новом развитии событий. Чтобы быть в картине Ральфа, ему нужно выйти из своей картины, в которой он находился сейчас, так, что ли?

Затем Тюльпен положила голову ему на колени, ее лицо было повернуто к нему. Это был жест — у нее их было множество, — ясно говорящий: «Все в порядке, некий мостик через пропасть между нами наконец установлен, хотя и не перейден. Но возможно, будет».

Они долго оставались в таком положении, словно это был наилучший способ подготовиться к визиту Ральфа.

— Трампер? — наконец прошептала Тюльпен. — Когда ты занимаешься со мной любовью, мне это и вправду очень нравится.

— И мне тоже, — откликнулся он.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать