Жанр: Современная Проза » Джон Ирвинг » Человек воды (страница 58)


«Господи, мне следовало бы вести дневник», — подумал Трампер.

Тем-же самым вечером он попытался начать. После того как они с Тюльпен кончили заниматься любовью, возникли вопросы. В его мозгу всплывали аналогии. Он подумал об Аксельте, взявшем в темноте Флавию, которая поджидала своего толстяка Спрога. Флавия поначалу испугалась, ибо решила, что это Спрог. А Флавия и Спрог давно заключили между собой соглашение: никогда не заниматься любовью, если Спрог пьян, поскольку Флавия опасалась, как бы он не сломал ей позвоночник. К тому же невозможно выразить словами, что за запах исходил от Спрога, когда он надирался до чертиков.

Но Флавия быстро смекнула, кто услаждает ее, возможно, потому, что ее позвоночник остался цел, а может, по королевскому запаху.

— О, мой господин Аксельт! — прошептала она. И снова Трампер подумал о бедном, введенном в заблуждение Спроге, который спешил, сгорая от страсти к Туннель, в королевские покои. Затем он подумал о детях, противозачаточных средствах и о занятиях любовью с Бигги, сравнивая их с занятиями любовью с Тюльпен. Его дневник так и оставался девственно-чистым.

Он вспомнил, как Бигги всегда забывала принимать свои пилюли. Богус подвесил в ванной на тонкой веревочке маленькую пластинку с помеченными таблетками, чтобы она вспоминала о них всякий раз, когда включала и выключала свет, но ей не понравилось, что ее контрацепция была вывешена на всеобщее обозрение. Всякий раз, когда Ральф бывал у них в доме, она страшно сердилась.

— Ты приняла свою таблетку сегодня, Бигги? — ехидничал Ральф, выходя из ванной.

У Тюльпен, напротив, имелась внутриматочная спираль. Когда Бигги была в Европе, у нее, разумеется, тоже сидела внутри такая хитроумная штучка, но она ее потеряла. Трампер вынужден был признать, что присутствие постороннего предмета вызывало немного странные ощущения. Он чувствовал эту штуковину внутри, как некое удлинение своего члена, еще одну руку или тонкий палец. Кроме того, она имела обыкновение прогибаться. И ему это нравилось. Она двигалась. С Тюльпен он

никогда толком не знал, касался ли ее спирали. Вот сегодня ночью он ничего такого не почувствовал, что обеспокоило его, и, вспомнив о том, как Биги потеряла свою, он спросил Тюльпен об этой штуковине.

А твоя штучка? — шепнул он.

— Какая штучка?

— Спираль.

— А… Ну и как она тебе сегодня? — Я ее не почувствовал.

— Слишком деликатная, да?

— Нет, серьезно, ты уверена, что все в порядке? — Он часто проявлял беспокойство по этому поводу.

Тюльпен под ним какое-то время молчала, потом ответила:

— Все в порядке, Трампер.

— Но я ничего не почувствовал, — настаивал он. — Я почти всегда чувствую ее там. — Это было не совсем правдой.

— Все в порядке, — прошептала она, сворачиваясь калачиком рядом с ним.

Он подождал, пока она уснет, прежде чем встал и попытался начать писать дневник. Но он даже не знал, какой сегодня день; он не мог припомнить, какое это число. Казалось, в его голове все звенело. Там роились миллионы персонажей из прокрученного в его мозгу фильма — то ли настоящие, то ли придуманные. Затем он снова вспомнил загадочный отрывок из книги Хельбарта о ногах Фреди. К тому же не стоило забывать об «Аксельте и Туннель»: он никак не мог избавиться от образа Спрога, который бочонком катился через весь замок, предвкушая блаженство.

Он уже сложил в уме предложение. Оно никак не походило на фразу из дневника, но это была действительно удачная строка для начала. И он написал ее, откинув все сомнения: «Мне его порекомендовал ее гинеколог».

Разве это начало для дневника? Вдруг его поразил вопрос: может ли что-то одно относиться к чему-то другому? Но он должен был с чего-то начать.

Возьмем, например, Спрога…

Он посмотрел на свернувшуюся калачиком Тюльпен: притянув к себе его подушку, она захватила ее ногами, словно ножницами, и опять тихонько заснула.

Все по порядку. Так что там случилось со Спрогом?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать