Жанр: Современная Проза » Джон Ирвинг » Человек воды (страница 59)


Глава 28

ЧТО СЛУЧИЛОСЬ С ГАШИШЕМ?

В Восточном Ганнене твоя мать, Бигги, положила нас спать в разных комнатах, хотя самой ей пришлось спать с тетушкой Блакстоун, а твоего отца разместить на диване в холле. И мы напрочь забыли про бедного Коута, который прождал нас на нижнем поле бог знает сколько времени. Он провел всю ночь в своем продуваемом ветром «фольксвагене», встав утром с негнущейся, как у кресла-качалки, спиной.

Однако после твоего заявления за обеденным столом ничего страшного не произошло, не считая, разумеется, проблемы с объяснением тете Блакстоун сложившейся ситуации.

— Беременная, — сказала ты ей. — Тетя Блакстоун, я беременна.

— Временно? — не поняла тетя. — Временно где? Кто здесь временный? И почему ты должна быть временной?

Таким образом, разоблачительную новость пришлось громко выкрикивать, и когда до тетушки Блакстоун наконец-то дошло, то она выразила недоумение по поводу всей этой суеты.

— О, беременная! — воскликнула она. — Как мило. Так это видно? — И она уперлась взглядом в тебя, Бигги, изумляясь твоему чудесному преображению, радуясь, что молодые по-прежнему могут плодоносить, — по крайней мере, хотя бы в одном молодые остались прежними.

Мы все понимали твою мать, Бигги, позволяя ей считать, что, само собой разумеется, мы с тобой должны спать в разных комнатах; и лишь у твоего отца хватило храбрости заметить, что мы уже спали вместе до этого по крайней мере раз, так чего теперь опасаться? Но он не стал повторяться, понимая, что твоя мать нуждается в соблюдении неких приличий. Возможно, она считала, что хотя ее дочь и была осквернена и запятнана, будучи почти ребенком, но, по крайней мере, в своей девичьей комнате она должна остаться целомудренной. Зачем осквернять плюшевого медвежонка в изголовье кровати или всех этих маленьких троллей на лыжах, которые таким невинным рядком выстроились на туалетном столике? Что-то ведь должно было остаться нетронутым? Мы все это прекрасно понимали, Бигги.

А утром мы встретились в ванной. Я сшиб зубы тети Блакстоун в раковину: они громко стучали, кружа по ней, — эдакий странствующий рот. Это заставило тебя рассмеяться; потом ты обрезала над ванной ногти на ногах — мое первое вкушение семейной жизни.

Твоя мама нервничала снаружи под дверями ванной.

— Наверху есть еще одна ванная комната! — дважды крикнула она, как если бы опасалась, что ты можешь забеременеть во второй раз, зачать двойню или еще что похуже.

А ты прошептала мне, Бигги, когда я плеснул воды себе под мышки:

— Ты помнишь, Богус, как ты пытался умыться в биде в Капруне? — И от этого ледяного воспоминания мое мужское достоинство съежилось, как сморчок.


Утром Трампер пробормотал что-то в мягкие волосы, разметавшиеся по его подушке.

— Ты помнишь?.. — начал было он, но оборвал себя, узнав запах духов и отодвигаясь от лежавшей рядом женщины.

— Помни… — сонным голосом повторила проститутка. Она не понимала по-английски.

После ее ухода все, что он мог припомнить о ней, — это ее кольца. И то, что она с ними проделывала. Это была игра, которая ее забавляла: отражения маленьких граней света, пойманных многоликими камнями, бегали по ее и его телам.

— Поцелуй здесь, — просила она, указывая на мерцавшее пятнышко света. Когда она двигала руками, отражающиеся лучики перемещались вместе с ними, оставляя за собой яркие квадраты и треугольники то поверх ее глубоко посаженного пупка, то на упругих бедрах.

У нее были длинные, восхитительные руки и самые тонкие, чувственные запястья, которые ему когда-либо доводилось видеть. А еще она играла кольцами «в огораживание».

— Попробуй остановить меня, — сказала она, садясь на корточки напротив него на расшатанной кровати «Тащи», делая обманные выпады, уклоняясь и тыкая его своим сверкающим запястьем, царапая его в разных местах острыми деталями кольца, но не настолько сильно, чтобы поранить кожу.

Когда он лег на нее, она принялась водить кольцами по его спине. Один раз он поймал отражение лучей в ее глазах: она наблюдала за игрой света в своих кольцах, гоняя блики по потолку, одновременно двигаясь под ним легко и бездумно.

На Джозефплац Трампер остановился, обошел вокруг фонтана, удивляясь, как он оказался здесь. Он попытался вспомнить, сколько заплатил проститутке или когда он был с ней, но никак не мог восстановить последовательность событий; он проверил свой пустой кошелек, чтобы убедиться…

Чудесный запах шоколада, приправленного кошачьей мятой, исходивший от чемодана, заставил Богуса едва не подскочить от радости, вспомнив о плитке гашиша. Он представил себе, как расплачивается кусочком гашиша за завтрак — берет столовый нож, отрезает тонюсенькую полоску и спрашивает у официанта, хватит ли этого.

В конторе «Америкэн экспресс» он обнаружил, что спрашивает о Меррилле Овертарфе у информационной стойки, за которой озадаченно склонивший голову мужчина таращился сначала в карту перед собой, затем в карту большего масштаба позади себя.

— Овертрав? — переспросил мужчина. — Где это? Вы знаете ближайший к нему город?

После того как они разобрались с этим, его направили к столу с корреспонденцией, где девушка решительно покачала головой: в «Америкэн экспресс» постоянного почтового ящика у Меррилла не было.

И все же Богус решил оставить ему записку.

— Ну, мы, конечно, можем сохранить ее для него, — сказала ему

девушка. — Но не больше чем неделю или около того. Потом это письмо считается мертвым.

Мертвое письмо? Ну конечно, даже слова могут умереть.

На доске объявлений в холле висели маленькие записки с содержанием самого разного характера.

«АННА, РАДИ БОГА ВОЗВРАЩАЙСЯ ДОМОЙ!»


«СПЕЦИАЛЬНЫЙ ОТВЕТ ТЕЛЕТАЙПОМ NFL ИГРА НЕДЕЛИ/

REG. SHOWING EV. SUN @ P.M. 2 & 4 / ATOMIC

ENERGY COMM., KARNTNER RING 23, WIEN I / U.S.

ТРЕБУЕТСЯ ПАСПОРТ».


«КАРЛ, Я СНОВА НА СТАРОМ МЕСТЕ».


«ПЕТКА, ПОЗВОНИ ОАГЕНФЮРТ 09-03-79

ДО СРЕД.,

В ПРОТИВНОМ СЛУЧАЕ ПРИЕЗЖАЙ С ГЕРИГОМ В ГРАЦ, ВСТРЕЧАЕМ

ХОФСТЕЙНЕР ПОСЛЕ 11 ЧЕТВ. ЕВА, ЭРНЕСТ».


Ко всему этому Трампер добавил:


«МЕРРИЛЛ, ОСТАВЬ ДЛЯ МЕНЯ ПАРУ СЛОВ БОГГЛИ».


Он стоял на тротуаре на Кертнер-Ринг, ощущая прелесть no-весеннему солнечной погоды и удивляясь, почему декабрь такой теплый, когда какой-то мужчина, с пухлыми, как у младенца, щеками и в галстуке-бабочке, заговорил с ним. Его рот был настолько маленьким и округлым, что аккуратные усы незнакомца, казалось, образовывали замкнутый круг. Трампер ничуть не удивился, услышав, что тот говорит по-английски; он был похож на служащего газовой станции, которого Трампер знал в Айове.

— Скажите, вы тоже американец? — спросил мужчина у Богуса. Он приблизился, чтобы пожать Трамперу руку. — Меня зовут Арнольд Малкай. — сообщил он, крепко сжимая руку Трамперу и улыбаясь своей мягкой улыбкой.

Богус пытался придумать что-нибудь вежливое, чтобы сказать в ответ, когда Арнольд Малкай сбил его с ног безупречно выполненным приемом. Для такого розовощекого херувима он двигался слишком быстро: он оказался позади Богуса, прежде чем тот успел освободиться от его рук и колен, и выдернул из крепко сжатых рук Богуса чемодан. Затем обрушил на него двойной свинг, распластав Трампера прямо на тротуаре.

В результате столкновения лба с тротуаром У Трампера слегка поплыло в голове, но ему почему-то подумалось, что, может быть, этот Арнольд Малкай — тренер по борьбе, которого он когда-то знал? Он напряг память, пытаясь вспомнить, но тут увидел, как у края тротуара остановилась машина, из которой выскочили двое мужчин. Один из них сунул голову в чемодан Трампера и облегченно вздохнул.

— Все в порядке, это здесь, — произнес он. Все дверцы машины были распахнуты. «Мне снова снится сон», — подумал Трампер, но его плечам было действительно больно, как если бы их вывернули из суставов; эти двое помогли Арнольду Малкаю зашвырнуть Богуса на заднее сиденье машины, удар о которое он ощутил совершенно реально.

На заднем сиденье они обыскали его настолько быстро и основательно, что могли бы сказать, сколько зубчиков в расческе из его нагрудного кармана. Арнольд Малкай сидел на переднем сиденье, изучая паспорт Трампера. Покончив с этим, он развернул брикет с гашишем, понюхал его и, дотронувшись до вязкой поверхности, лизнул языком.

— Это чистый продукт, Арни, — сказал один из мужчин, находившихся на заднем сиденье рядом с Богусом. Его английский был чистейшим алабамским.

— Угу, — откликнулся Арнольд Малкай, снова заворачивая гашиш, пряча его в чемодан Трампера; потом он перегнулся через переднее сиденье и улыбнулся Богусу.

Улыбчивому и пухлому Арнольду Малкаю было лет сорок; среди всего прочего Трампер подумал, что Малкай только что выполнил самый лучший захват и двойной свинг, который он имел несчастье испытать за всю свою спортивную карьеру. Он также подумал, что тем двоим мужчинам в машине тоже около сорока и что они, по всей вероятности, американцы. Хотя они не были пухлыми и не имели привычки подмигивать.

— Нe беспокойся, мой милый мальчик, — сказал Арнольд Малкай Богусу, продолжая улыбаться. Его голос прозвучал гнусавой имитацией B.C. Филдса. — Нам известно, что ты невиновен. Так сказать, почти невиновен. Что мы имеем против тебя? Только то, что мы не заметили, чтобы ты попытался вернуть продукт обратно. — Он подмигнул мужчинам, сидевшим по обе стороны от Богуса. После чего они отпустили его руки, позволив потереть нывшие от боли плечи. — Еще один вопрос, сынок, — сказал Малкай. Он поднял вверх клочок бумаги — это была записка, которую Богус оставил Мерриллу на доске объявлений в «Америкэн экспресс». — Кто такой Меррилл? — спросил Малкай и, когда Трампер молча уставился на него, продолжил: — Этот Меррилл потенциальный покупатель, сынок? — усмехнулся он, но Трампер боялся говорить. Он подумал, что кем бы они ни были, они знают больше него, и решил подождать, что будет дальше. — Мой милый мальчик, — начал Малкай, — мы уверены, что у тебя и в мыслях не было перехватывать гашиш, но мы можем только гадать о том, что ты собирался с ним сделать.

Трампер не произнес ни слова. Машина обогнула Швартценбургплац, сделав круг по тому месту, где они захватили его. Трампер решил, что он слишком насмотрелся фильмов: между копами и жуликами в них всегда было поразительное сходство, и он не мог сейчас с уверенностью сказать, кем были эти мужчины.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать