Жанр: Современная Проза » Джон Ирвинг » Человек воды (страница 81)


Глава 38

АССАМБЛЕЯ СТАРЫХ ДРУЗЕЙ В ЧЕСТЬ ПРАЗДНОВАНИЯ THROGSGAFEN DAY

В королевстве Така знали толк в том, как следует справлять Throgsgafen Day. За несколько недель до начала празднества дикие вепри заливались маринадом, а огромные лоси подвешивались к деревьям для свежевания; бочонки с угрями битком набивали в коптильни, огромные баки с кроликами, натертыми морской солью и яблоками, медленно кипели в медвежьем жиру; караибу[38] — теперь уже исчезнувший вид — тушился целиком в огромном чане, время от времени переворачиваемый веслом. Созревшие фрукты, особенно благословенный виноград, были собраны, размяты, сдобрены пряностями, процежены и превращены в напитки; бочки с прошлогодними остатками выкатывали из подвалов, разливали и пробовали, перегоняли и пробовали снова и снова. (Основным напитком в королевстве Така было кислое, как моча, густое пиво, смешанное с яблочным уксусом. Особым напитком считалось перебродившее бренди, которое гнали из слив и гнилых овощей, — по вкусу оно напоминало смесь сливовицы с антифризом.) Разумеется, в действительности Throgsgafen Day длился не один день. Накануне каждому полагалось продегустировать все яства, и этот вечер перед Throgsgafen Day был как бы репетицией веселья. Утром в Throgsgafen Day устраивались небольшие сборища для сравнения результатов, которые плавно перетекали в основное празднество — продолжительное чревоугодие, длившееся не менее шести часов. После этого мужчинам, чья первобытная сила нуждалась в выходе, рекомендовалось заняться энергичными физическими упражнениями. Это выливалось в жесткие спортивные игры и секс. Женщины принимали участие лишь в последнем; кроме того, они танцевали и без особого энтузиазма делали вид, что прячутся в замке.

В Throgsgafen к вечеру все леди и джентльмены приканчивали огромное количество еды, оставляя после себя по деревням целые горы мусора и бросая объедки бедным крестьянским детишкам. Это считалось трезвой частью вечера, после чего всей толпой знать возвращалась в замок к полуночи, чтобы поднять тост за всех друзей, умерших до Throgsgafen Day; это продолжалось до рассвета, когда обычно созывался экстренный совет старейшин для того, чтобы определить наказания за все убийства, изнасилования и другие столь же невинные забавы, в избытке случавшиеся в этот утомительный праздник.

Наша сегодняшняя версия с жареной индейкой не более чем бледное отражение того праздника поэтому Богус Трампер и его старые друзья решили влить в этот скучный сосуд вино «Аксельта и Туннель». Планировалось грандиозное сборище Несмотря на непредсказуемость погоды в Мэне в ноябре, все пришли к выводу, что только у Коута и Бигги есть замок, способный выдержать подобное нашествие.

Присутствие огромных собак придавало этому сборищу оригинальный дух Throgsgafen. Один из псов принадлежал Ральфу, который приобрел его по случаю увеличения живота Мэтью, а также для ее охраны на улицах Нью-Йорка. Неопознанной породы зверь по кличке Лум превратил путешествие из Нью-Йорка в Мэн в сущий ад. Трампер вел «фольксваген», рядом с ним сидела Тюльпен с Мерриллом на коленях; сзади людей было как рыбы в бочке: там мостились Ральф и беременная Мэтью, пытаясь усмирить Лума. В перегруженном багажнике на крыше машины везли люльку Меррилла, теплую одежду, корзины с вином, пиво и такие деликатесы, как особый сыр и копченое мясо, которые Бигги и Коут не могли достать в Мэн. Бигги занималась основными блюдами.

Другой пес — подарок Богуса Кольму — находился уже в Мэне. Чесапикский ретривер с густой, блестящей шерстью, напоминавшей потертый коврик. Коут дал ему кличку — Великий Пес Гоб.

У Трампера и Тюльпен собаки не было.

— Ребенок, сорок рыб и десяток черепах — вполне достаточно, — заявил Богус.

— Но тебе необходимо обзавестись собакой, Тамп-Тамп, — уговаривал его Ральф. — Какая же вы семья без собаки?

— А тебе необходимо обзавестись машиной, Ральф, — парировал Трампер, имея в виду битком набитый «фольксваген», подкативший к шлагбауму штата Мэн. — Замечательную большую машину, — повторил Трампер.

Лум, отвратительный зверюга, занимавший почти все заднее сиденье, обслюнявил ему всю шею. — Может, даже автобус, — заметила Тюльпен. К тому моменту, когда они достигли Бостона, в бардачке не осталось больше места для грязных пеленок Меррилла, а Мэтью восемь раз просила сделать остановку, чтобы пописать, потому что была беременна. Трампер гнал как одержимый, его мрачный взгляд был устремлен только вперед: он не обращал внимания на писк Меррилла, бесконечные жалобы Ральфа на то, что ему некуда деть ноги, даже на зловещее дыхание Лума. «О чем я только думал?» — ругал он сам себя. Ему показалось настоящим чудом, когда они, наконец, прибыли к укутанному густым туманом дому на берегу океана, застекленному стенкой дождя.

Гоб и Лум сцепились в мгновение ока; они валяли друг друга в снежной каше и жидкой грязи заливаемой приливом прибрежной полосы, и только Кольм отчаянно пытался растащить зверюг.

День накануне Throgsgafen провели в доме, мужчины организовали турнир по бильярду, добродушно подшучивая над тем, кто что привез к празднику.

— Где бурбон? — спросил Богус.

— Где выпивка? — подхватил Ральф.

— У нас заканчивается масло, — сказала Коуту Бигги.

— Где ванная? — скулила Мэтью.

Бигги и Тюльпен провели дискуссию по поводу слишком маленького живота Мэтью. Она

выглядела совсем молоденькой девчонкой, чей живот, несмотря на близкое окончание срока беременности, напоминал маленькую мускусную дыню.

— Господи, я была гораздо больше, — заявила Бигги.

— Так ты и так намного больше, Биг, — заметил Богус.

— Ты тоже была больше, — сказал Ральф Тюльпен.

Взглянув на Богуса, она увидела, что его слегка покоробило от того, что у него нет воспоминаний о том, как выглядела беременность его второй жены, когда она носила его второго сына. Она подошла к нему и тихонько погладила по плечу.

Затем все мужчины столпились вокруг Мэтью, ощупывая ее живот под предлогом определения пола ребенка.

— Мне не хотелось бы тебя огорчать, Ральф, — заявил Богус. — Но мне кажется, что Мэтью собирается родить тебе виноградинку.

Женщины устроили показ Анны и Меррилла, пристроив младенцев рядышком на серванте в столовой. Анна была старше, но оба ребенка находились еще в том возрасте, когда им только и требовалось, чтобы вовремя уложили спать, посюсюкали и обмыли попки.

Обзор местных достопримечательностей в такую мерзкую погоду был невозможен из-за двух кормящих матерей с их грудями и вздувшейся виноградинки Мэтью, поэтому мужчины по большей части лениво гоняли шары и вовсю отрывались по части выпивки.

Ральф оказался первым, кого повело.

— Должен признаться вам, — важно сообщил он Коуту и Богусу, — что мне нравятся все три наши дамы.

На улице в непроглядном тумане и хлопьях мокрого снега Великий Пес Гоб и загадочной породы пес Лум валяли друг друга в грязи.

Один только Кольм пребывал в дурном настроении. Во-первых, он просто не привык к такому скоплению гостей; во-вторых, младенцы казались ему пассивными, скучными существами, с которыми нельзя играть, а собаки, которые то и дело рычали друг на друга, выглядели опасными. Кроме того, каждый раз, когда Кольм видел своего отца, тот уделял ему все свое внимание. А теперь вокруг ошибаются глупые взрослые, которые только и делают, что болтают. Погода на улице пакостная. Но лучше уж оставаться на улице, чем с этими гостями в доме. Поэтому, демонстрируя скуку, Кольм таскал в дом кучу грязи и позволял неуправляемым псам врываться в комнаты, науськивая их разбить чудесные хозяйские вазы.

Наконец, взрослые снизошли до проблем Коль-ма и установили меж собой очередность гуляния с ним. Кольм должен был приводить обратно одного промокшего взрослого и брать на прогулку другого.

— Ну, кто теперь пойдет прогуляться со мной? — спрашивал он.

Но вот наступило время что-нибудь приготовить для небольшой вечерней разминки перед праздником — не такой, разумеется, трапезы, как завтрашнее торжество.

Тюльпен привезла мясо из Нью-Йорка.

— О, мясцо из Нью-Йорка! — воскликнул Ральф, ущипнув Тюльпен.

Мэтью ткнула Ральфа штопором.

После ужина наступило нечто вроде покоя: младенцы спали в постельках, а наевшиеся до отвала мужчины слегка опьянели. Однако уставший сверх меры Кольм раскапризничался, отказываясь идти к себе наверх спать. Бигги пыталась его урезонить, но он не хотел двинуться с места. Тогда Богус предложил отнести его наверх, раз он так устал.

— Я вовсе не устал, — запротестовал Кольм.

— А как насчет того, чтобы послушать немного о Моби Дике? — спросил его Богус.

— Я хочу, чтобы меня уложил в постель Коут, — заявил Кольм.

Было очевидно, что он просто в дурном настроении, поэтому Коут подхватил мальчонку и понес наверх.

— Я уложу тебя в постель, если ты хочешь, — сказал он ему, — но я не знаю о Моби Дике и не умею рассказывать истории, как Богус…

Но Кольм уже спал.

Сидя между Бигги и Тюльпен, Богус почувствовал, как Бигги опустила руку под стол и коснулась его колена; почти одновременно с этим рука Тюльпен дотронулась до его второго колена — они обе подумали, что Богус может почувствовать себя уязвленным. Поэтому бодрым голосом он произнес:

— Кольм просто расклеился. Денек для него выдался еще тот.

Напротив, через неубранный стол, сидел Ральф, водрузивший руку на живот Мэтью.

— Знаешь что, Тамп-Тамп, — сказал он. — Мы должны снять фильм прямо здесь в Мэн. В конце концов, здесь что-то вроде замка…

И он принялся излагать свой новый проект фильма «Аксельт и Туннель». Он уже все обдумал и спланировал. Они поедут в Европу, как только Трампер закончит писать сценарий; кинокомпания в Мюнхене, конечно, возьмет на себя обязательство поддерживать их. Они берут с собой жен и детей, правда, Богус настоятельно рекомендовал Ральфу оставить пса Лума дома. Они даже попытались включить в состав группы в качестве оператора Коута. Но Коута это не заинтересовало.

— Я всего лишь фотограф, — заявил он. — И мой дом в Мэн.

Разумеется, у Богуса мелькнула черная мысль, что Коут не желает принимать участие в их фильме из-за Бигги. Богус смутно чувствовал, что Бигги все еще осуждает его, но когда он обмолвился об этом Тюльпен, то был огорошен ее ответом.

— Если честно, — сказала она, — то я рада, что Бигги с нами не поедет.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать