Жанр: Фэнтези » Эрик Ластбадер » Отмели Ночи (страница 27)


Ронин молчал.

Кири пристально наблюдала за ним, словно стремясь запечатлеть в памяти его лицо.

— Ты сердишься на меня. Почему? Я не сделала тебе ничего плохого.

В ее голосе прозвучали жалобные нотки.

— Зачем ты привела меня сюда?

На ее лоб и щеку упало пятно света, формой напоминающее полумесяц.

— А обязательно должна быть причина?

— Да.

— Я хотела быть с тобой.

От его смеха она даже поежилась.

— Ты разговаривала с Ллоуэном весь вечер.

— Какое это имеет значение? Ведь я с тобой.

На мгновение он прикрыл глаза, ощутив напряжение, нарастающее между ними, неприятное и успокаивающее одновременно. Что-то похожее с ним уже было. «К'рин, почему ты плачешь? Ты же знаешь, как я этого не люблю». Каким же он был идиотом!

Нет, больше не надо.

Открыв глаза, он увидел, что она смотрит на него и городские огни, проплывавшие мимо, отражаются в ее невероятно фиолетовых глазах.

— Да, с моей стороны это глупо. Мои мысли блуждали в иных временах. Давай забудем, хорошо?

Губы ее раскрылись, она прильнула к нему. Его обдало жаром от ее тела, и ее «да» отозвалось уже в поцелуе.

Они катились навстречу проясняющейся ночи со свежим ветерком с моря, навстречу переливающейся огнями шаангсейской дельте, кишащей несметным числом людей; они ехали мимо лотков, где торгуют рисом и жареной рыбой, шелком и хлопчатобумажной тканью, ножами и мечами... мимо грубых мужчин, вонючих и пьяных... мимо женщин с розовыми и зелеными зонтиками, белолицых, с алыми губами, длинноногих и прекрасных... мимо разносчиков вина и менял, прячущихся в своих будках на углах улиц... мимо марширующих воинов и крикливых хонгов... мимо грабителей и карманников, рыщущих в темных закоулках, мимо пьяных калек на обочинах улиц... мимо дерущейся ребятни и шныряющих собак... мимо мусорных куч, в которых копошились темные фигуры... мимо разлагающихся трупов, которые пинает и обходит людская толпа. Они выбрались на Нанкин, где им преградила дорогу праздничная процессия, заполнившая широкий проспект буйством красок и оживленным движением.

Прямо перед ними оказался гигантский трехцветный дракон, извивающийся в такт движениям скорчившихся под его бумажной шкурой людей. Он повел мордой с насмешливо злыми глазами, а потом прошел дальше по Нанкину. Оборванные дети отплясывали вдоль его колышущихся боков. Гремела нестройная отрывистая музыка с преобладанием ударных. Шумные крики сопровождали медленное волнообразное продвижение дракона.

Кири приблизила губы прямо к уху Ронина, чтобы он мог услышать ее среди этого гвалта.

— Этой ночью праздник Ламии достигает своего апогея. Это создание изображает Ламию, женщину-змею, что живет в море на краю Шаангсея. Это из-за нее вода в море желтая, потому что она вздымает ил со дна движениями своего громадного тела. Она охраняет наши драконьи ворота. Праздник проводится ежегодно. В ее честь.

— Этот край полон легенд.

— Да, — сказала она. — Так было всегда.

Они поехали дальше. Их кубару, казалось, не знал, что такое усталость. Они катились по городу, плавно покачиваясь на бесконечных многолюдных улицах, мимо спящих или мертвых; мимо сбившихся в кучи семейств, древних старцев с потухшими взглядами и женщин, таких одиноких в этой трескучей, многошумной темноте.

Ронин наконец ощутил запах моря. Их окружила тьма прилегающего к порту района, где на улицах было скользко от соленой воды и рыбьей крови, где в серебристом свете луны, выскользнувшей из-за облачного покрова, чернели огромные склады без окон и нависали над узкими переулками, подобно каменным исполинам, окутанным мрачной тайной. Запах моря усилился, и, когда они остановились, Ронину показалось, что он слышит плеск волн о деревянный причал.

Они сошли с повозки и проскользнули в безмолвное черное здание. Ронин закрыл за собой дверь, а Кири шагнула куда-то в кромешную тьму. Он услышал негромкие звуки и мгновение спустя увидел желтый огонек зажженной ею лампы.

Она провела его через комнаты, которых на этом этаже было четыре.

— Это — склад Ллоуэна, — сказала Кири. — Здесь хранятся его товары и здесь же обычно живет его старший закупщик.

— Ллоуэн тоже хонг?

Она рассмеялась.

— О да. Он — владелец маковых полей на севере.

Они зашли в другую комнату.

— Здесь, — тихо проговорила она, — хранятся сладкие сны, которых хватит на десять тысяч жизней. Сны страсти и сны отчаяния.

— Что?

Она вздрогнула.

— Ничего.

Они двинулись дальше.

— Смотри, — сказала она. — Это контора закупщика. Он — посредник между Ллоуэном, подрядчиками по разгрузке-загрузке и кубару. Он руководит ежедневными перевозками и следит за хранением товара. Очень прибыльное место.

— А где он сегодня?

Она с улыбкой повернулась к нему.

— В Тенчо, мой воин. В Тенчо.

* * *

Помещение на втором этаже растянулось почти по всей длине здания. Дальняя стена представляла собой застекленные двери с жалюзи, сквозь которые мерцала манящая ночь.

Слева, почти во всю ширину комнаты, расположилась необъятных размеров кровать со множеством подушек. Справа на деревянном дощатом полу лежали ковры. В дальнем углу виднелся массивный письменный стол. Еще здесь стояли несколько приземистых кресел, сплетенных из прочного гибкого тростника.

Ронин прошел через комнату и толкнул застекленную дверь. Она открылась на широкую террасу.

Под ним раскинулось море, покрытое блестками серебристого лунного света, рассыпавшегося на волнующейся поверхности фейерверком мерцающих искр. Сейчас, ночью, оно было настолько чистым, что казалось

дорогой, зовущей в небесные выси, к беспредельным клубящимся берегам. У Ронина захватило дух. Он стоял на террасе и вслушивался в безмолвие, сплетенное из тихого плеска волн возле свай причала, тихого скрипа стоящих на якоре кораблей, шевеления спящих на лодках, рассыпанных на волнах, влажного плюханья рыбы. И эти звуки — уже знакомые и родные — заставили Ронина еще острее ощутить абсолютное отчуждение космоса, нависающего над ним обломками расколотого мира.

Он почувствовал, что Кири приближается к нему сзади, еще до того, как тело ее прикоснулось к его телу. Сквозь шелк струилось тепло ее кожи, отчетливо ощущались очертания ее грудей и бедер, упругих и мягких одновременно. Ронина обдало жаром.

Он повернулся и припал к ее губам. Ее маленький язычок заскользил у него во рту, а вокруг них растекались ночные звуки — нескончаемый плеск, тихое пение кубару, готовившихся к отплытию кораблей с первым лучом рассвета, отдаленные крики на празднике Ламии. Кончиками пальцев Кири провела сверху вниз по его позвонкам.

Она увлекла его в комнату, и морской ветерок провожал их до самой кровати.

Ее волосы хлестали его по лицу, когда он, распахнув ее халат, целовал отливающую матовым светом кожу. Желание его было неистовым, всепоглощающим.

Она застонала. Еще раз. Еще.

И его подхватило потоком.

* * *

Невесомость после напряжения.

Все двери раздвинуты, перед ними опять — море и небо.

— Ты сегодня ходил в Совет.

Ее голос звучал озадаченно.

— Да, во второй половине дня.

— И сражался с зелеными. Глупее трудно и придумать.

— Я был вынужден, — вздохнул он.

— Тебе пришлось убить одного?

— Не одного. Больше.

Она тихо вскрикнула.

Луна скрылась за облаками, и снова пришлось зажечь лампу. Они помолчали, вслушиваясь в тихий плеск волн.

— Теперь они придут за тобой.

— Я не боюсь.

Она водила ладонью по его груди.

— Я не хочу, чтобы ты погиб.

— Тогда я останусь в живых, — со смехом ответил он.

— Зеленых так просто не одолеешь...

— А я и не собирался. Что было, того не вернешь. Сам я лезть на рожон не стану. Но я — воин, и, если зеленые придут за мной, я уничтожу их.

Она смотрела на него непроницаемым взглядом. Ему послышался печальный крик морской птицы.

— Да, — сказала она, помолчав, — я верю, что ты это сделаешь.

И тут же добавила:

— Я даже не представляю, кому еще я могла бы такое сказать.

— Это комплимент?

Она рассмеялась звонким, рассыпчатым смехом. Он нащупал в темноте ее руку, и их пальцы сплелись. Она царапнула его ногтем по ладони.

— Зачем тебе нужно в Совет?

Он рассказал ей все.

— Неужели ты веришь во все эти сказки?

— Верю, Кири.

— Но Годайго...

— Риккагина не было в Тенчо сегодня утром.

Она повернула голову, чтобы лучше его видеть.

— Какая связь между смертью Са и россказнями о каких-то нелюдях, что сражаются с нашими воинами на севере? Мои люди уже разделались с убийцами.

— С убийцами? — тут же переспросил Ронин. — И кто же они?

— Как кто?! Те, кто были с ней последними, это же очевидно. Вот только...

— Кири, ее убили не люди.

Он вдруг почувствовал, что она вся дрожит. Кожа у нее на руках покрылась мурашками. Может быть, из-за того, что усилился ветер и стало заметно прохладнее.

— Откуда ты знаешь?

— Потому что мне доводилось сражаться с тварью, которая убила ее. Эта тварь убила одного моего друга — точно так же, как и Са.

Она отстранилась от него.

— Я не могу в это поверить. Не могу я поверить и в то, что война, начавшаяся задолго до моего рождения, стала теперь другой.

— И все же я очень тебя прошу: помоги мне встретиться с Советом. Без твоей поддержки я вряд ли туда попаду.

— А почему ты решил, что Совет сможет тебе помочь?

— Это не я решил. Мне подсказал Туолин.

По лицу Кири пробежала тень. Она пожала плечами.

— Не представляю, зачем он это сделал. От Совета тебе никакой пользы не...

Ронин схватил ее за плечи.

— Кири, я должен с ними увидеться!

— Других возможностей нет?

— Никаких.

Она растрепала его волосы.

— Хорошо, мой воин. Завтра ты будешь в палатах Совета.

Он прижал ее к себе и крепко поцеловал, чувствуя, как тает в его объятиях ее гибкое, извивающееся тело. Ее распущенные волосы разметались на ветру. Лампа зашипела и погасла.

Она что-то достала из-под подушки и подняла руку, казавшуюся в полутьме изящной колонной, длинной, белой и стройной. Ее лиловые ногти смотрелись сейчас почти черными, точно запекшаяся кровь. Между большим и указательным пальцами она держала какой-то маленький черный предмет, а между указательным и средним — еще один, точно такой же. Приложив большой и указательный пальцы к губам, она вдохнула, потом протянула руку к Ронину, и с ее губ сорвался манящий зов — таинственный крик морской птицы, одиноко парящей над перекатывающимися волнами. Ее пальцы, прохладные на ощупь, у него на губах.

— Съешь это.

Когда он открыл рот, она спросила:

— Ты веришь мне?

Он промолчал. Что бы он ни ответил, это уже не имело значения.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать