Жанр: Научная Фантастика » Кларк Далтон, Курт Мар, К. Шер » Бессмертие (страница 50)


На глубине десяти метров метан был расплавленным, а под ним начинался зыбкий грунт. Только на глубине двадцати метров гидравлические посадочные стойки корабля находили опору, заставлявшую автоматическое устройство опустить генераторы.

Гудение, до сих пор переполнявшее огромное тело «Звездной пыли» до последнего уголка, за небольшим исключением смолкло, и воцарилась тишина.

Родан снабдил генераторы блокирующим включателем, который не позволял им опускаться до значения ускорения меньше 916 метров на секунду в квадрате. С помощью нейтрализаторов силы тяжести двигатель и после посадки удерживал «Звездную пыль» в состоянии невесомости. Посадочные стойки нашли твердую опору, но она была им не нужна. Родан точно знал, что сможет поднять корабль, когда ему вздумается.

Он втрое усилил контроль за генераторами и с достаточной доходчивостью дал понять, что безопасность корабля и его экипажа зависит от того, чтобы двигатель в любой момент был готов к старту.

В этот момент Булли сказал:

— Похоже на то, что кто-то там, снаружи, отводит наши экраны.

На замечание Булля никто не отреагировал. Все надеялись, что он ошибается.

— Я хотел бы просить вас заняться показаниями структурного зонда, — сказал Родан арконидам. — Похоже, что в этих структурных изменениях скрыто послание. Танака Сейко ничего не может сделать с этим. Он даже ничего не чувствует. Так что нам придется полагаться только на структурный зонд.

Крэст задумчиво кивнул.

— У вас есть какая-нибудь отправная точка? — спросил он.

Родан покачал головой.

— Нет, ни малейшей. Так что отправной точкой можно назвать только то, что нам до сих пор известно о менталитете неизвестного. Согласны?

Крэст расдосадованно смотрел на узкие пластиковые полоски видеоленты, лежавшие перед ним на столе.

— Что вы собираетесь делать? — спросил она наконец.

Родан улыбнулся.

— Техники изготовили экспериментальную машину. У нее есть дистанционное управление. Я хочу дать ей поездить снаружи, и если она может делать все, что должна, тогда я сам сяду в нее и немного осмотрюсь вокруг.

— Там, снаружи? — спросил Крэст, показав большим пальцем через плечо.

— Там снаружи. — подтвердил Родан.

Крэст покачал головой.

— Иногда меня охватывает ужас, когда я сталкиваюсь с вашей предприимчивостью. Вы не боитесь?

— Еще как! — заверил его Родан.

24.

«Машина» была чудовищным транспортным средством. С самого начала ее собирались построить как что-то вроде планера, передвигающегося по подпочве. Экстремальная гравитация Гола — Родан утвердил это название — сразу же исключила такие эксперименты. Поэтому машина передвигалась на гусеницах. Техники использовали для этого шасси автоматических рабочих машин. Только около тридцати процентов объема транспортного средства составляли непосредственно полезное пространство. Небольшая емкость скрывала собственно двигатель, а остальные приблизительно семьдесят процентов занимали оба генератора экранирующего поля, защищавшие машину от смертельной силы тяжести.

В целях своей собственной безопасности Родан охотно разрешил бы машине совершить много испытательных поездок. Но в данном мероприятии нельзя было терять времени. У неизвестного были очень точные представления о том, в течение какого промежутка времени тот, кого он считал достойным, должен был разгадать его загадку, и никто до сих пор не знал, какой срок от отвел для решения загадки Гола.

Булль попросил принять участие в первой поездке, но Родан отказал ему в этом.

— Никогда не забывай о том, что, кроме меня, ты единственный человек, обладающий знаниями арконидов. Человечество не может позволить себе потерять нас обоих сразу.

Вместо Булля он назначил своими сопровождающими майора Дерингхауса и японца Танаку Сейко.

Гусеничная машина была выведена из самого нижнего шлюза «Звездной пыли». Родан сам управлял ею. Видоискатель, по которому он ориентировался, был подключен к прожекторам ультракрасного света, резко сфокусированный невидимый луч которого прорезал темноту на поверхности Гола более чем на километр и таким образом передавал на телеэкран ясное, четкое изображение.

Майор Дерингхаус обслуживал общую микроволновую локацию, в то время как Танака Сейко выполнял пока функции радиста.

Родан наблюдал на экране, как за гусеничной машиной закрываются мощные ворота корабельного шлюза. Жидкий метан проник тем временем внутрь и испарился в тепле шлюзового помещения. Опасный газ был откачан и в виде больших пузырей поднимался сквозь метановое море, сквозь которое машина пробивала себе дорогу к твердой почве.

Родан сделал полный оборот прожекторов и увидел, что машина в самом деле передвигалась как подпочвенная лодка. Над верхним полюсом антигравитационного экрана эллипсной формы было еще восемь метров метана.

Родан попытался представить себе, что произойдет, если температура вдруг понизится, и метан застынет.

Но вскоре трудности с управлением отвлекли его от бесполезных мыслей. Почва под гусеницами машины была вязкой, и гусеницы захватывали ее только тогда, когда двигатели передавали им наивысшую мощность. Таким способом транспортное средство передвигалось со скоростью около тридцати километров в час.

Родан вел машину в направлении, которое, согласно магнитным измерениям на борту «Звездной пыли», можно было определить как южное. На юге высился горный массив, в котором должен был находиться передатчик, рисовавший на телеэкране непонятный узор.

Через полчаса они добрались до начала горы. За это время им повстречался целый ряд скал-видений, исчезавших у них на глазах.

Природа находилась в движении. По мнению Родана, поблизости не было ничего, что не состояло бы из замерзшего метана или аммиака и потому не было бы подвержено деформирующему воздействию небольших изменений температуры.

Родан понял, какие трудности представляет собой такая окружающая среда для ориентации того, кто должен передвигаться в ней. Единственным надежным способом здесь было передвижение по координатам. Родан велел Танаке передать на «Звездную пыль» соответствующее сообщение.

Вопрос был в том, из чего состоит гора, в которой находится таинственный передатчик. Казалось невероятным, чтобы такое огромное образование спонтанно сформировалось из масс замерзшей атмосферы. Следовало предположить, что там из-подо льда выступала часть настоящей поверхности Гола, создавая участок местности, которая намного меньше была подвержена воздействию изменений.

— …только гора будет пульсировать для тебя!

Родан вспомнил последнюю фразу странного послания, которое перевел Танака

Сейко.

Ведь не называют горой то, что на самом деле ею не является.

Гусеничная машина медленно, на увязающих гусеницах огибала невысокий холм. Склоны холма отбрасывали типичное ультракрасное свечение, которое Родан уже заметил везде: лед и снег.

За холмом был участок ровной местности, на за ним почти отвесно высилась отвесная скала, которая отнюдь не выглядела гостеприимной. Очевидно, там не было ни выемки, ни люка. Скала была большой, и Родан начал искать возможность обойти препятствие. Он помахал прожектором и одновременно приглушил скорость. Конус света скользнул на несколько сот метров вперед над скалой, а потом неожиданно исчез.

Родан насторожился и повторил игру снова. Конус света медленно скользил по скале, освещая трещины, щели и другие неровности скалы.

Потом, отклонившись только на один градус, свет погас. Не было никаких признаков того, что скала в этом месте кончалась и что луч прожектора светил в серую ночь Гола на всю свою дальность действия.

У Родана не было времени удивляться. Небольшой термоядерный агрегат, от которого мощный прожектор черпал свою энергию, вдруг загудел. Родан наклонился вперед, чтобы посмотреть, что произошло. Из соединения между агрегатом и кнопкой прожектора на распределительной доске с шипением выбивалась голубая искра длиной с ладонь. Зловонный запах сгоревшей изоляции в течение нескольких секунд наполнил внутренность машины и отсасывался насосами.

Прожектор совсем погас, а на распределительной доске загорелась красная лампочка сигнала: прожектор неисправен.

Родан понял опасность ситуации. С этой минуты он был обречен на продвижение вслепую. Локаторы Дерингхауса реагировали на препятствия из метано-аммиачного льда, представлявших собой большие трудности, не намного точнее, чем на остальную атмосферу.

Он повернул машину.

Дерингхаус и Сейко внимательно наблюдали за происходящим. Ни один из них, кажется, не понял, в какое сложное положение поставил машину выход из строя прожектора, а Родан ничего не делал для того, что бы разъяснить им это. Они и без того заметили бы, если бы первая же ледяная скала обрушилась над ними, завалив их своими обломками. Телеэкран был теперь не нужен, но не смотря на это, Родан не выключил его. В то время, как он осторожно вел машину в направлении пеленгационных импульсов, исходящих от «Звездной пыли», он, погрузившись в мысли, смотрел на лишенное очертаний окружающее их серое пространство.

Он знал, что он не сможет увидеть ледяной скалы, если даже приблизится к ней вплотную. Атмосфера Гола была слишком плотной, чтобы уже через несколько миллиметров длины волны не абсорбировать полностью даже самый яркий солнечный луч.

— Сигналы пеленгатора становятся слабее, сэр! — доложил Дерингхаус.

Родану было знакомо это явление. Он приостановил машину, отодвинув ее немного назад. Он двигался до тех пор, пока Дерингхаус не доложил, что сигналы снова набрали обычную интенсивность.

Танака Сейко сидел у своего телекома. Он мог отчетливо принимать пеленгационные импульсы «Звездной пыли» и даже различать их интенсивность, хотя и не так точно, как измерительные приборы Дерингхауса.

Это было все, что мог слышать Танака. Кроме импульсов, слышался только обычный шум атмосферы.

Танака спрашивал себя, на самом ли деле вызвано странное гудение только атмосферными помехами. Согласно законам статики, помехи были обычно различными по интенсивности: то сильнее, то слабее.

Эти колебания Танака обнаружил и здесь. Но за всем этим сохранялось своеобразное гудение постоянной силы. Он подумал, следует ли обратить на это внимание Родана, когда гудение неожиданно переросло в гул, вызвавший у него головную боль.

В тот же момент Родан вскочил.

На сером телеэкране показалось светлое пятно. В первый момент оно было маленьким и круглым, но затем увеличилось, растекаясь во все стороны.

Родан резким рывком остановил машину.

— Я …я что-то чувствую. Гул, довольно громкий. У меня раскалывается голова! — простонал Танака.

Родан уставился на светлое пятно. Он изъял из приемного канала ультракрасный фильтр и увидел, что пятно исчезло. Он ввел фильтр снова, и пятно опять появилось.

— Ультракрасный свет, — пробормотал Родан.

Дерингхаус выдвинул все локационные антенны на кузове машины.

— Отключить! — крикнул Родан.

Дерингхаус мгновенно отключил локатор. Свечение сразу же стало слабее, а через несколько секунд совсем пропало.

Зато пятно стало немного больше и светлее.

— Раскалилась их антенна, — сказал Родан, не отрывая взгляда от экрана.

Дерингхаус не ответил. Антенна не могла раскалиться. Но эффект на телеэкране он видел сам.

— Я еду к нему, — сказал Родан хриплым голосом. — Дерингхаус, следите за пеленгационными сигналами!

Мотор загудел, машина тронулась с места. Метр за метром она приближалась к загадочному пятну света. По крайней мере, так казалось вначале. Начиная с определенного момента пятно не изменяло своих размеров. Оно выглядело так, словно удалялось с такой же скоростью, с какой машина пыталась приблизиться к нему.

Родан проехал несколько сот метров, потом остановился.

— Бесполезно, — разочарованно проворчал он. — Оно водит нас за нос. Может быть, оно здесь только для того, чтобы запутать нас. Дерингхаус, каково направление?

— Ноль — ноль — восемь градусов, сэр.

— Никаких трудностей?

— Пока никаких.

— Удаление?

— Еще две тысячи метров.

Эти две тысячи метров стоили им почти получаса.

Метановое море, в которое погрузилась машина, показалось Родану родным палисадником. Он дал грузной машине погрузиться и уверенно направил ее к шлюзу «Звездной пыли», в котором Булль велел установить мощно светящий прожектор.

Когда за машиной закрылись ворота шлюза, а мощные насосы осторожно сменили опасный метан на пригодный для дыхания воздух, опасность была позади.

Немного обессиленные, они выбрались из машины, вошли в антигравитационный лифт и через несколько минут были в помещении центрального поста управления.


Родан стоял спиной к тем, кто слушал его. Это были Булль, Крэст, Тора и оба майора, Дерингхаус и Нисеен.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать