Жанр: Научная Фантастика » Кларк Далтон, Курт Мар, К. Шер » Бессмертие (страница 59)


Он рассказал, что с ним случилось. После этого стали сикать светящиеся существа, но на борту «Звездной пыли» их уже не было.

Через несколько минут после того, как Булль поведал обо всем, в помещении центрального поста управления появились майор Ниссен и капитан Клейн. Оба были сильно испуганы. Они рассказали, что были заперты в своих машинах в ледяной горе. Одно светящееся существо проникло в машину, полностью разрушив ходовой генератор и частично — генератор экранирующего поля. Последним их впечатлением от Гола было то, что сила тяжести внутри машины возросла на несколько метров на секунду в квадрате. Поскольку «Звездная пыль» уже не отзывалась, потом…

Рассказ был бессвязным. Они вдруг почувствовали, что их машина как бы совершила транзицию. Через некоторое время он снова пришли в себя, оказавшись вместе со своей машиной в одном из шлюзов «Звездной пыли». Они вышли и на трясущихся ногах пришли в помещение центрального поста управления. И вот они здесь.

Агрегаты «Звездной пыли» работали безупречно. Проникновение светящихся существ, очевидно, не нанесло никакого вреда.

Но куда делись светящиеся существа?

«Это неверно поставленный вопрос», — подумал Родан.

Где они?

Огромные телеэкраны центрального поста управления показывали помещение, которого они никогда раньше не видели, в том числе Крэст и Тора.

На телеэкране можно было пересчитать светящиеся точки звезд, их могло быть пятьдесят или шестьдесят по всему пространственному углу.

Тот, кто однажды видел сверкающее небо Галактики с миллиардами светящихся точек, тот знал, что означала эта картина.

В результате транзиции, вызванной фиктив-трансмиттером из горного зала на Голе, «Звездная пыль» находилась в том месте космоса, которая уже не относилась к родной Галактике.

Небо с шестьюдесятью звездами находилось где-то на Млечном пути.

Родан сразу понял это, и через несколько минут у него появилась нелепая надежда, что Крэст мог бы определить, в каком месте они оказались.

Но Крэст обладал тем же запасом арконических знаний, что и Родан. Он не знал этой части космоса, но терпеливо принялся за работу, чтобы с помощью карт найти в нем хотя бы какой-то известный признак, по которому мог бы ориентироваться экипаж «Звездной пыли».

В разгар этой удручающей неизвестности Танака Сейко получил послание неизвестного. Японец увидел, как посередине центрального поста управления повис пылающий шар и страшно испугался, потому что подумал сначала, что это одно из светящихся существ.

Однако, кроме него шара никто не видел и никто, кроме него, не понял послания, которое он излучал.

«Тебе было сделано предостережение. Теперь найди планету, на которой оставлены координаты. Знай, что ты не сможешь вернуться домой, если не найдешь правильного пути. Твоя цель далеко».

Сейко перевел это Родану, и Родан лишь кивнул в ответ.

28.

Пятьдесят или шестьдесят звезд, видимых на экранах, были быстро проанализированы. Данные систематизировали и сравнили со звездными каталогами, которые имелись на борту «Звездной пыли».

При этом выяснилось, что все до одной обследованные звезды не имели ни малейшего сходства с тремя миллионами звезд из каталогов. Осталась одна, на которую Крэст возлагал надежды. Она обладала целым рядом характеристик, совпадавших с характеристиками одной из известных арконической астрономии звезд в одном из Магеллановых облаков за пределами Галактики, и это объясняло бы также чрезвычайно малую плотность звезды в этой части космоса: это означало, что «Звездная пыль» находится за пределами собственной Галактики.

Однако, предположение не выдержало интенсивной проверки. Единственная звезда, оставшаяся неисследованной, имела также и много таких признаков, которые не совпадали с признаками звезд Магеллановых облаков из каталога.

Крэста — как и Родана, хотя он не признавался в этом — беспокоил тот факт, что большинство из наблюдаемых звезд имели почти фантастические спектры.

Утверждение, что согласно закону излучения Планка постоянная звезда является «черным телом», также не отрицалось арконической наукой. В соответствии с этим каждая постоянная звезда, в том числе и те несколько видимых на телеэкранах «Звездной пыли», должны были бы иметь непрерывный спектр мощности излучения, который, в зависимости от типа звезды, охватывал бы диапазон от более или менее коротковолнового ультрафиолетового до, минуя максимум в видимой области, глубокого ультракрасного.

Ничего подобного не наблюдалось у звезд, которые так беспокоили Крэста. У некоторых из них был спектр, вроде бы пытавшийся соответствовать Закону излучения, но который обнаруживал потом в каком-либо месте абсолютно немотивированный излом. Другие спектры тем более не соответствовали тому, что когда-либо видели Крэст и Родан. Эти звезды были селективными излучателями: как пламя восковой свечи или свет карманного фонарика.

Одна из звезд имела разделенный на части спектр с двумя максимумами: один из них в зеленом, другой в красном диапазоне. Результатом была коричневато светящаяся точка, явление, которого еще никто никогда не наблюдал на небе Галактики.

— Что теперь? — спросил Булль. — Мы останемся висеть здесь в ожидании чуда?

Родан покачал головой.

— Времена фиктив-трансмиттеров и машин времени прошли. Мы не знаем, что будет дальше. Может быть, начало этого там, снаружи. Я позову в центральный пост управления Танаку Сейко, может быть, он что-нибудь знает.

Когда Танака не явился по зову Родана, Реджинальд Булль пошел в кабину японца и осмотрелся.

Танака без сознания лежал у стола. Очевидно, он упал со скамеечки, ударившись при этом виском об ножку стола.

Все это показалось Буллю несколько странным. Почему Танака упал со стула?

На столе лежала стопка бумаг. Это была настоящая бумага земного изготовления, центнеры которой «Звездная пыль II» имела на борту еще со времени нахождения на Земле.

Верхний лист стопки был исписан. Булль посмотрел на него и, не вглядываясь, хотел снова отложить в сторону. Написанное выглядело как бессмысленные каракули, нарисованные от скуки.

Однако, каракули были расположены аккуратными рядами, а многие из бессмысленных значков повторялись с неодинаковой последовательностью.

Булль спрятал бумагу в карман и связался с медицинским отсеком, чтобы кто-нибудь занялся Танакой. Потом он отправился обратно в центральный пост управления.

Родан узнал написанное. Он видел это уже дважды: на трансмиттере в Красном дворце на Ферроле и на металлическом цилиндре, захваченном во время его путешествия во времени.

Позитроника расшифровала обе надписи. У нее были основные данные, и она должна была разгадать и каракули Танаки.

Родан велел сделать фотокопию записи и передал ее в машину. Машине потребовалось время, и примерно через час она выдала перевод на пластиковой ленте.

«Если ты, решившийся на это, имел терпение и не поддался соблазну, обрати внимание на планету высшего порядка. Сделай там то, что нужно сделать. Свет уже недалеко».

Примерно в то же время, как позитроника выдавала перевод, Танака Сейко вышел из бессознательного

состояния.

Родан поднялся в медицинский отсек, чтобы поговорить с Танакой.

— …обрати внимание на планету высшего порядка, — пробормотал он и уставился на пластиковую ленту, которую принес с собой.

Планета высшего порядка? Вокруг которого из пятидесяти шести небесных светил, видимых на телеэкранах, вращалась планета высшего порядка?

Раздался сигнал телекома.

— Второго пилота к командиру!

Это был голос Реджинальда Булля и звучал он довольно взволнованно.

Родан взял в руку ближайший микрофон.

— Это я! Что случилось?

Он слышал тяжелое дыхание Булля.

— Пожалуйста, немедленно приди в центральный пост управления! Телеэкраны…

Остального Родан уже не слушал. Двумя прыжками он оказался у двери, слишком медленно раздвигавшейся перед ним, протиснулся сквозь щель и большими шагами помчался по «бегущей дорожке», шедшей снаружи вдоль коридора. Торопливо, отталкиваясь руками от стен шахты, он спускался на антигравитационном лифте вниз и так быстро оказался в помещении центрального поста управления, что Булль с удивлением взглянул на него.

Телеэкраны.

Он думал об этом, потому что все остальное не имело смысла. Он знал, что в один прекрасный день увидит эту картину, и вот она здесь.

Глубокий черный фон космоса, усеянный миллиардами пестрых светящихся точек, длинными яркими языками пламени далеких звездных скоплений и мрачными дырами звездных пустот или темных облаков.

Картина, к которой привык любой космонавт, находящийся в Галактике. Картина, которая, наконец, обрела смысл после долгих дней ожидания.

— Как это случилось? — спросил он хриплым голосом.

Булль пожал плечами. Он еще не совсем преодолел страх.

— Понятия не имею. Я смотрел на телеэкран, там все еще была прежняя картина. Я глянул на него во второй раз, и тут появилось это…

Беспомощным жестом он указал на широкую стену экрана визуального наблюдения..

Родан снова начал действовать. Он отдал четкие приказы локационному отделению. Штурманы были поражены. Но включив свои приборы, заметили, что картина снаружи полностью преобразилась.

Пока они начали поиски, Родан в помещении центрального поста управления озабоченно следил за экраном визуального наблюдения.

Что-то обратило на себя его внимание, сначала подсознательно, и ему пришлось несколько раз обшарить взглядом экран, прежде чем он смог обнаружить это.

Красный диск. Примерно такого же размера, каким можно было видеть земное Солнце с высоты Плутона. Диск был кроваво-красным, словно светился не сам по себе, а был покрашен в красный цвет и подсвечивался снаружи.

Небесное светило.

Родан обратил на это внимание штурманов. По сравнению с красным диском скорость «Звездной пыли» была невелика, не более четырехсот или пятисот километров в секунду относительно перигелия курса корабля. Штурманы этого было достаточно этого, чтобы провести треугольное измерение. Через две минуты Родан получил результат.

Красное небесное светило было удалено от «Звездной пыли» примерно на две астрономические единицы, то есть на триста миллионов километров. Не так далеко, как Плутон от Солнца, и значит, это большое красное небесное светило было не таким большим, как земное Солнце.

Две астрономические единицы — совсем рядом для такого корабля, как «Звездная пыль». Родан начал рассчитывать новый курс.

— Штурманы, к командиру! У небесного светила есть планета. Удаление от небесного светила 0,78 астрономических единицы, радиус 0,6 радиуса Земли. Удаление от нас 1,2 единицы. Она похожа на Марс.

Автоматические устройства запросили у позитронного накопителя данные и соответственно этому наметили курс.

— Это было единственно верным решением, не правда ли? — сказал Родан.

Крэст находился в некоторой растерянности.

— Вы явно знаете больше, чем я. О каком решении вы, собственно, говорите? Я только вижу, что дело неожиданно еще больше осложнилось.

Родан засмеялся.

— Это заблуждение. Я не знаю, каким образом неизвестный сумел загипнотизировать экипаж, заставив его поверить, что все они видят несуществующий космос, пятьдесят шесть несуществующих звезд, а далеко в глубине дурацкое скопление материи. Конечно, это не было гипнозом в нашем смысле этого слова, у него наверняка есть множество способов кому-нибудь что-нибудь внушить. В действительности «Звездная пыль» все время находилась в этом месте космоса. То, что видели мы и приборы, было чрезвычайно эффектным обманом. Если мы хотим назвать гипнозом эффект, заставивший нас видеть несуществующий космос, тогда, может быть, «Звездная пыль» находилась в гипнотическом поле.


Планета была однообразной и достаточно холодной. Родан пролетел над ней дважды. После этого у него были все важные данные о строении поверхности, погодных условиях, температурах, времени вращения, но самое главное, он знал, что на этой планете нет разумных существ, по крайней мере, на поверхности.

Это разочаровало его. Он ожидал от этой планеты, что она даст ему следующую подсказку относительно местонахождения в Галактике планеты вечной жизни. От кого же он смог бы получить подсказку, если здесь не было разумных существ?

Планету назвали Трамп note 3, потому что она одиноко и бесцельно вращалась в огромной звездной пустоте.

Она была так похожа на Марс, словно была сотворена по тому же шаблону. Морей не было. Средняя температура на поверхности составляла около восьми градусов Цельсия ниже нуля. Ни одна гора не была выше нескольких сот метров, и не менее трех четвертей поверхности занимали красные, содержащие окись железа пустыни.

Одну из этих пустынь Родан определил как место посадки «Звездной пыли». Он помнил предупреждение позитроники о том, что никаких технических неожиданностей больше не будет, и держал мутантов на борту корабля в постоянной боевой готовности.

Однако, ничего не произошло. «Звездная пыль» совершила посадку четко и без помех. Почва, на которой она стояла, была твердой, а гравитация не более 0,53 метров на секунду в квадрате.

Началось разгадывание следующей загадки, приготовленной неизвестным.


Родан составил колонну из трех вездеходов. Экипаж каждой машины составлял пять человек. Они были хорошо вооружены и снабжены провиантом на несколько дней. На них были защитные костюмы, так как для легких человека атмосфера Трампа была слишком скудной, а температуры слишком низкими. Шифты note 4 — так Булль называл машины ввиду их способности менять передающий элемент — были абсолютно закрытыми транспортными средствами с одноместным шлюзовым отсеком.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать