Жанр: Фэнтези » Терри Брукс » Королева эльфов Шаннары (страница 18)


Зверь решительно повел их вверх.

Подъем был трудным, медленным и казался бесконечным. Не было ни проходов, ни дорог. По существу, имелось лишь несколько более или менее проходимых участков, но сделать остановку, чтобы передохнуть, не было никакой возможности. Куски вулканической породы, острые как нож, неожиданно обламывались под руками и ногами. Скитальцы надели перчатки и плащи, способные защитить кожу от укусов пауков и скорпионов, — без этого продвижение было бы невозможным. Вулканический пепел серой массой сползал с поверхности скал. Вся растительность состояла из колючек и острых веток. Каждый дюйм подъема превращался в изматывающую борьбу. Утром, перед подъемом, Рен чувствовала себя отдохнувшей, но к полудню уже изнемогала от усталости. Даже невероятные силы Гарта быстро истощались.

И только кот не уставал. Он карабкался по скалам, лапы находили нужную опору, почти вонзались в скалу, и его громадное тело упрямо тащилось вверх. Пауки и скорпионы, казалось, не беспокоили Стресу. Если кто-то из них подползал слишком близко, кот просто съедал его. Он шел впереди, выбирая самые удобные проходы, часто останавливался, чтобы подождать, пока подойдут его спутники. Однажды, отклонившись от маршрута, он принес ветку, обсыпанную сладкими красными ягодами. Рен и Гарт с благодарностью съели их. С наступлением темноты — а к этому времени они прошли лишь полпути — он нашел выступ, на котором можно было провести ночь. Очистив его, приготовив для ночлега, он, к полному изумлению Рен и Гарта, предложил подежурить, пока они будут спать. Гарт, отдежуривший до этого две ночи, был слишком измучен, чтобы спорить. Девушка тоже проспала большую часть ночи, сменив кота за несколько часов до рассвета, но Стреса предпочел сну разговор с Рен. Он хотел знать все о Четырех Землях, о существах, которые там живут, о растениях, водоемах. Сам он подробно рассказывал Рен о жизни на Морровинде — это была кошмарная картина борьбы за выживание в мире, где каждый являлся либо охотником, либо жертвой, и не было ни одного места, где можно было бы укрыться от опасности. Жизнь оказывалась короткой и горькой.

— Р-р-р. Вначале все было совсем по-другому, — проворчал он. — Но эльфы создали демонов. Тогда все изменилось. Фр-р-р. Глупые эльфы. Они сами обрекли себя на заточение.

Он произнес это с такой горечью, что Рен решила оставить разговор. Тем не менее она все еще не была уверена в правдивости рассказов иглокота. Эльфы всегда заботились о других, исцеляли, они не могли создать чудовищ. Трудно поверить, что именно они превратили райское место в болото. Наверное, Стреса больше придумывает, чем знает, и она не должна делать никаких выводов, пока не увидит все сама.

Подъем возобновили на рассвете. С таким же трудом, как и накануне, они карабкались по скалам, цепляясь за острые камни, и вглядывались в пелену тумана. Несколько раз начинался дождь, и они промокли до нитки. Вверху жара начала спадать, но было так же сыро. Рен еще чувствовала слабость после лихорадки и с трудом переставляла ноги, неловко выбрасывала вперед руки, чтобы уцепиться за скалу. Гарт по возможности помогал ей, но не всегда хватало места для маневра, и они вынуждены были подниматься цепочкой, один за другим.

Время от времени путники видели пещеры — темные отверстия зияли тишиной и пустотой. Стреса подчеркнуто снял с себя всю ответственность за дальнейший путь. И когда Рен начинала расспрашивать его о том, что находится дальше, иглокот шипел, заявляя довольно язвительно, что этого он и знать не желает.

К середине дня они оказались на дне узкого ущелья и снова ступили на твердую, ровную поверхность и, вконец измотанные, взглянули назад, на южную оконечность острова, которая исчезла в сотканном из зеленых зарослей и черной вулканической породы ковре, обрывающемся у лазурно-голубого изгиба океана. С двух сторон над ними вздымался Блэкледж, неровный и туманный, вставший сплошной стеной, уходящей за горизонт. На фоне неба кружили морские птицы. На какой-то миг в просвете облаков вспыхнул солнечный свет, ослепив их своей яркостью и превращая приглушенные тона земли в живые и яркие краски. Рен и Гарт сощурились от яркого блеска, наслаждаясь его животворящим теплом. Затем луч солнца исчез так же неожиданно, как и появился; вернулись холод и сырость, и мир вокруг них снова потускнел.

Свернув в тень расселины, они

начали карабкаться к устью узкого прохода. Вокруг поднимались массивные скалы. С вершины Киллешана резкими порывами, как чье-то могучее дыхание, дул ветер. В проходе было холодно, и скитальцы плотно укутались в плащи. Пошел дождь, и вулканический пепел стал стекать по скалам темными потоками.

Когда они достигли конца расселины, стало смеркаться. Путешественники оказались у края долины, которая простиралась к подножию Киллешана. Долину окружал лес, тянущийся вплоть до голых вулканических гор. На востоке скорее угадывалось, чем виднелось, слабое голубое мерцание — лента реки, которая, извиваясь, текла меж холмов, поросших акацией. Здесь было все спокойно.

Они разбили лагерь в тени над выступом, выходящим в долину. Ночь наступила быстро. Мир, укрытый толстым одеялом туч, был пугающе черен. Тишина сумерек медленно уступала место разноголосому хору ночных резких звуков, прерывистому гулу Киллешана, свисту пара из щелей в земле, через которые вырывалось наружу раскаленное дыхание вулкана. Им вторило хрюканье и рычание хищных зверей, вопли жертв, шорох гигантских крыльев.

Стреса свернулся клубком и лег, обратившись мордой в темноту. Он не торопился уснуть этой ночью. Рен и Гарт сели возле него, встревоженные и обеспокоенные, пытаясь угадать, что ждет их впереди. Идти, похоже, осталось недолго, девушка чувствовала это. Эльфы где-то близко. Она скоро найдет их. Временами ей казалось, будто она различает мерцание костров, видит блеск чьих-то глаз, мигающих в темноте. Да вот же эти костры, стоит перейти долину и дойти до склонов у края леса.

Наконец она уснула. На рассвете друзья снова тронулись в путь. Морровинд превратился в тусклый, окутанный туманом мир теней и звуков. Долина перед ними резко пошла под уклон, и путникам показалось, что они погружаются в яму. Неровная тропинка блестела от влаги, и сплошной зеленый ковер, как казалось в неясном свете ночи, теперь превратился в небольшие проплешины, поросшие мхом и травой, между участками оголенных скал. Клубы пара, источавшие зловоние серы, поднимались к небу, смешиваясь с вулканическим пеплом, раскаленная почва жгла ноги через подошвы сапог, жаркие лучи солнца сушили кожу лиц. Стреса замедлил шаг, осмотрительно выбирая дорогу. Он переваливался с боку на бок, лавируя между колючих кустов. Несколько раз кот останавливался, озираясь, чтобы выбрать путь. Рен не всегда понимала, что настораживает Стресу, она-то ничего не видела. Только чувствовала, что лишилась всех своих способностей — чужестранка во враждебном мире. Она попыталась расслабиться; впереди громоздкая фигура Стресы мерно качается в такт движению, кинжалообразные иголки ритмично поднимаются и опускаются. Позади нее, крадучись, как на охоте, идет Гарт; он напряжен, но его смуглое лицо непроницаемо и сурово. И она вдруг с удивлением подумала, что они очень похожи друг на друга. Путники едва успели спуститься с небольшого холма в заросли кустарника, как на них напало какое-то существо. Оно вырвалось из легкого тумана с пронзительным диким криком, ощетинившееся и ужасное, с когтями и оскаленными зубами. Проскочив мимо Стресы, оно ринулось на Рен, которая успела, защищаясь, поднять руки. Инстинктивно она оттолкнулась от чудовища, приняв на руки всю тяжесть нападавшего, а затем резко отбросила его. Чудовище успело укусить ее, но плащ защитил девушку. Она увидела глаза, желтые и взбешенные, почуяла зловонный дух из пасти. Отбросив его, она вскочила на ноги.

Подбежал Гарт — сверкнуло жало короткого меча, и лапа твари отлетела в кусты. Чудовище, визжа, повалилось на землю. Гарт, отскочив назад, отсек ему голову. Тварь судорожно дернулась и затихла.

Рен стояла рядом, дрожа и не понимая, кто это был. Демон? Или кто-то другой? Она смотрела на истекающую кровью бесформенную массу. Все произошло так быстро.

— Фр-р-р! Послушайте! — пронзительно прошипел Стреса. — Приближаются другие! Ш-ш-ш. Сюда! Скорее!

Он неуклюже заковылял прочь. Рен и Гарт поспешили за ним, прячась во мраке.

Но они уже слышали шум преследования.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать