Жанр: Фэнтези » Терри Брукс » Королева эльфов Шаннары (страница 41)


— Ш-ш-ш! Ф-р-р! — Кот перестал топорщить свои иголки. — Я надеялся, что ты тот человек, слова которого кое-что значат. Не как… — Он осекся.

— Бабушка! — окликнула Рен королеву, и Элленрох подошла к ней; ее вьющиеся волосы спадали на лицо как вуаль. — Бабушка, это мои друзья, Стреса и Фаун. Они помогли Гарту и мне найти дорогу в город.

— Значит, они и мои друзья, — сказала Элленрох.

— Сударыня, — чопорно ответил Стреса, — это был наш долг.

— Кто это? — Гавилан подошел к ним, в его глазах вспыхнула радость. — Неужели иглокот? Я уж думал, что они все вымерли.

— Нас осталось несколько особей… Ш-ш-ш… Но не по вашей милости, — дерзко заявил Стреса.

— Бабушка, — вмешалась Рен. — Я обещала Стресе, что возьму его с собой, когда мы будем покидать остров, и должна сдержать обещание. И Фаун тоже должна отправиться с нами. — Она прижала к себе пушистого зверька.

Во взгляде Элленрох промелькнула нерешительность, как будто просьба взять с собой эти милые существа трудновыполнима, чего Рен понять не могла.

— Я не знаю, — тихо промолвила королева. Она взглянула на Эльфийских Охотников, запятых загрузкой плота, затем сказала: — Но если ты обещала…

— Тетя Элл! — резко оборвал ее Гавилан. Взгляд королевы был холоден.

— Но ты ведь знаешь правила…

— Замолчи! — Гавилан не скрывал своего гнева, избегая смотреть и на королеву, и на Реп, он устремил неприязненный взгляд на Стресу. — Это ошибка. Тебе лучше знать, иглокот. Помнишь, кто создал тебя? Помнишь почему?

— Гавилан! — Королева не на шутку рассердилась.

Эльфийские Охотники, оторвавшись от работы, посмотрели на них. Филин вновь появился из тумана, Эовен подошла и встала рядом с королевой.

Гавилан круто развернулся и зашагал к плоту. Все застыли в тумане, как статуи. Затем Элленрох сказала, обращаясь ко всем сразу и как-то растерянно:

— Я приношу извинения.

И ушла. Ее моложавое лицо настолько изменилось, что Рен не осмелилась последовать за ней.

Она растерянно смотрела на Стресу. Иглокот горько рассмеялся:

— Она не хочет, чтобы мы ушли с острова. Ф-ф-ф. Никто из них не хочет.

— Стреса, что тут произошло? — спросила Рен, не получив ничьей поддержки и на сей раз рассердившись сама.

Кот преобразился.

— Р-р-р… Рен Омсворд. Ты не знаешь?! Ш-ш-ш… Ты не знаешь, да? Элленрох Элессдил — твоя родная бабушка, и ты не знаешь? Как это странно!

— Пойдем, Рен, — сказал Филин, проходя мимо них и слегка коснувшись ее плеча. — Пора уезжать. Ну же, скорее.

Эльфийские Охотники толкали плот к краю воды, все остальные толпились рядом.

— Так ты скажешь мне? — резко крикнула Рен иглокоту.

— Прогулка вниз по Ровене отнюдь не моя идея, — сказал тот, не обращая внимания на ее тон. — Я сяду в середине плота, если позволишь. Ш-ш-ш. И даже если не позволишь.

Еще одна череда толчков потрясла остров. Киллешан изверг потоки темно-красного пламени, пепел и дым вырвались наружу. Из глубины земли доносился невероятный грохот.

Все хором звали Рен, и она подбежала к воде. Стреса бежал на шаг впереди, а Фаун обернулась вокруг ее шеи. Девушка была в ярости, что никто не доверяет ей, что в ее присутствии могут вестись споры о том, чего ей преднамеренно не говорят. Рен становилось очевидным, что, пока она сама всего не выяснит, никто никогда не расскажет ей правду об эльфах и о Морровинде.

Она подошла к плоту, когда его стаскивали в Ровену, на ходу обменявшись недружелюбными взглядами с Гавиланом и держась поближе к Гарту. Эльфийские Охотники стояли уже по колено в воде, придерживая плот. Стреса прыгнул на плот без спросу и устроился в центре среди мешков с припасами. Никто не возразил и ничего не сказал. Эовен и королеву проводил на их места Трисс, при этом королева крепко держала жезл Рукха обеими руками. Рен и Гарт шли следом. Оставшиеся на берегу оттолкнули плот от берега, и сразу же течение подхватило и понесло его. Сидевшие на кормовой части забили ногами по воде, стараясь оттолкнуть плот подальше от скал и корней деревьев, которые могли зацепить их.

Киллешан не утихал, огонь и зола вырывались из жерла вулкана, громко выражавшего свое недовольство. Небо потемнело от нового выброса вулканического пепла, затмившего свет. Плот выплыл на середину реки, качаясь на волнах и набирая скорость. Филин громко давал указания своим товарищам, тщетно пытавшимся направить плот к противоположному берегу. От земных толчков вода заволновалась, образовывая небольшие водовороты. В них кружились щепки, сучья, пучки травы. Плот швыряло во все стороны, и удержаться на нем стоило больших усилий.

— Уберите ноги! — крикнул Филин. — Держитесь крепче.

Они неслись вниз по реке. Вещи перекатывались по плоту, с шумом подпрыгивали, словно их дергали за невидимые нити. Руки Рен, вцепившиеся в веревки, болели от напряжения, тело онемело от ледяной воды. Стремительный поток заглушал рев вулкана, но она еще чувствовала его толчки, испытывая тошноту и дрожа от напряжения. Впереди появились скалы, поднявшиеся из воды как стены неприступного замка. Когда плот оказался в центре каменного мешка, скалы сверхъестественным образом расступились, чтобы дать Ровене проскочить через узкое ущелье. Но стремнина оказалась настолько бурной, что казалось, плот вот-вот разобьется о скалы. Но русло снова расширилось, а скалы отступили. Покружив среди порогов, путники попали в затон, окаймленный зеленым маревом зарослей.

Река замедлила свое движение и затихла. Плот уже не кружился, а лениво плыл

к центру затона. Над его светлым зеркалом висел густой туман, укутывая береговую линию, скрытую за зеленой маской тишины. Откуда-то издалека доносился яростный грохот Киллешана.

Стреса осторожно поднял голову и огляделся вокруг. Проницательный взгляд иглокота быстро нашел Рен.

— Ш-ш-ш! Мы должны отсюда уйти! — предупредил он. — Здесь нехорошее… ш-ш-ш… место! Вон там Иденс Мерк!

— Что ты бормочешь, иглокот? — раздраженно проворчал Гавилан.

Элленрох снова взяла жезл Рукха, который лежал поперек плота.

— Филин, ты знаешь, где мы находимся? Орин Страйт покачал головой.

— Но если кот говорит, что тут небезопасно…

Вода позади них оглушительно взревела, и появилась огромная, покрытая коркой черная голова. Она поднялась, медленно, почти устало, раскачиваясь на жирном, вихляющемся, шишковатом теле. Из пасти свисали усики — щупальца, изгибающиеся в поисках еды. Зеленоватая пасть открылась, и показались зубы, кривые, в два ряда. Голова продолжала свой танец, пока не поднялась над ними, и, замерев футах в пятидесяти, зашипела, как змея, на которую наступили ногой.

— Змея! — тихо вскрикнула Эовен.

Эльфийские Охотники стали перегруппировываться, поспешно выстраивая защитную стенку между чудовищем и своими подопечными. Обнажив оружие, они кормовым веслом пытались развернуть плот к противоположному берегу. Но попытка оказалась неудачной. Змея продолжала преследование, не тратя почти никаких усилий на то, чтобы настичь их, угрожающе открывая пасть. Рен стояла рядом с Гартом, помогая толкать плот, но берег, казалось, лишь отдалялся от них.

Змея ударила хвостом, когда они находились в какой-то сотне ярдов от берега, плот взмыл вверх, и девять человек, вцепившихся в него, оказались в воздухе. Их отбросило в сторону, и они попадали в воду. Веревки оборвались от удара, и бревна плота стали расходиться.

Змея снова набросилась на них из водяной толщи. Рык чудовища напоминал низкий, ревущий кашель, тело изгибалось и извивалось, превращаясь в гигантскую дугу. Рен видела, как поплыл к берегу Гавилан, как спасались вплавь другие, но змея ударила снова, и все исчезло в водовороте брызг. Голова змеи вновь проступила из тумана, но на этот раз Триссу и Корту удалось атаковать чудовище, их мечи бешено кололи и рубили. Полетела чешуя, и хлынула темная кровь, змея взревела от ярости и боли. Она забилась в конвульсиях, пытаясь сбросить нападающих. Триссу удалось все же вонзить меч в чешуйчатую голову, Корт тоже не прекращал атак.

Тело змеи билось, разбрасывая бревна по поверхности воды.

Одно из бревен ударило Рен по голове. Теряя сознание, она успела заметить, как змея нырнула, как Гарт повлек Эовен к берегу, как Элленрох и Филин тянулись к обломкам плота, — затем все исчезло.

Ее полубесчувственное тело несло течение. Она понимала, что тонет, но у нее не было сил сопротивляться. Она задержала дыхание, когда вода сомкнулась над ней, и все-таки попыталась вздохнуть, когда не могла больше сдерживаться, — вода хлынула в легкие. Рен беззвучно вскрикнула, но не услышала своего голоса, лишь ощутила тяжесть эльфинитов на шее, их жгучее прикосновение.

Вдруг она почувствовала толчок: какая-то сила подхватила и потащила ее, сначала что-то зацепилось за рубаху, а затем скользнуло по телу, обвив его. Сначала ладонь, потом рука… ее держал человек. Она поднималась на поверхность.

Вынырнув, Рен попыталась вытолкнуть из горла воду, давясь от кашля. Она безвольно легла на спину, все еще оглушенная ударом и ошеломленная чудом спасения. Рен заморгала, чтобы стряхнуть с ресниц воду, и посмотрела назад, на реку. Ровена уходила в изменчивое серебряное марево под вуалью облаков. Змея исчезла. Она слышала голоса, зовущие кого-то. Вот, кажется, выкрикнули и ее имя.

Наконец она оказалась на берегу, на нее смотрели глаза Гавилана.

— Ты в порядке, Рен? — спросил он, задыхаясь от усталости. — Посмотри на меня.

Она посмотрела и увидела его лицо, на котором отражались озабоченность и недавний неподдельный страх.

Он схватил ее за руку.

— Теперь все хорошо. Все прекрасно. — Она глубоко и жадно вдохнула. — Спасибо, Гавилан. Он вдруг смутился.

— Я же сказал, что нахожусь здесь, чтобы помогать тебе, но не ожидал, что это потребуется так скоро.

Он помог ей подняться и проводил туда, где их ожидала Элленрох, чтобы заключить Рен в свои объятия. Она с волнением обняла девушку, прошептав какие-то слова, какие — об этом можно было догадаться и не слыша их. Здесь были Гарт и Филин, мокрые, жалкие, но невредимые. Почти все припасы были сложены на берегу, намокшие, но спасенные. Эовен, растрепанная и усталая, сидела под деревом, о ней заботился Дал.

— Фаун! — позвала Рен свою любимицу, и сразу же услышала верещание. Она посмотрела на Ровену и увидела, что лесная скрипелочка, вцепившись в кусок дерева, плывет в нескольких десятках ярдов от нее. Она вошла в воду и двинулась вперед, пока не погрузилась почти по шею. Ее пушистая подруга, оставив свой плот, быстро поплыла к ней и вскарабкалась на плечо. — Ну вот, малышка, ты и спасена, не так ли?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать