Жанр: Фэнтези » Терри Брукс » Королева эльфов Шаннары (страница 42)


Ковыляя, вышел на берег Трисс, кожа на правой стороне лица была содрана, на одежду капала кровь. Все потянулись к реке, вглядываясь в ее затихающую стихию.

Никаких следов Корта и Стресы.

— Я не видел иглокота после того, как змея ударила плот, — сказал Гавилан тихо и как бы извиняясь. — Прошу прощения, Рен.

Она кивнула, не ответив, так как говорить ей было еще трудно. Она стояла неподвижно, внешне равнодушная и спокойная.

«Я уже дважды оставляла его», — подумала она.

Трисс опустил руку, чтобы покрепче затянуть перевязь на мече, который он извлек из воды вместе со спасенным продовольствием.

— Корт утонул вместе со змеей, когда вонзил в нее меч. Наверное, так и не смог освободиться…

Погруженная в свои мрачные мысли, Рен почти не слушала его.

— Мы должны идти дальше, — тихо сказал Филин. — Мы не можем оставаться здесь.

И как бы в подтверждение его слов вдали загремел Киллешан, и в ответ немедленно заклубился туман. Они стояли, сбившись тесной группкой на берегу реки. Затем один за другим медленно пошли прочь. Взяв мешки с припасами и убедившись, что оружие на месте, они направились к лесу.

ГЛАВА 16

Не успели Рен и ее спутники пройти и сотни ярдов от берега Ровены, как лес расступился и начался кошмар. Перед ними открылось огромное болото, непроходимая трясина, густо поросшая травой с редкими островками низкорослой акации и кедра, ветви которых плотно прижимались друг к другу в отчаянной попытке уцелеть, не поддаться засасывающей силе. Крупные деревья здесь уже наполовину погибли, их корни разложились, а массивные стволы согнулись, напоминая раненых гигантов. Через заросли гибнущих деревьев и чахлого кустарника болото тянулось насколько мог видеть глаз — огромная непроходимая топь, окутанная туманом и тишиной.

Филин в нерешительности остановился, встали и остальные, подозрительно оглядываясь во все стороны, в поисках некоего подобия дороги, но не находя ничего похожего. Темный загадочный лабиринт.

— Иденс Мерк, — сказал Филин.

Выбор был весьма ограничен. Они могли вернуться к Ровене и пойти вверх или вниз по течению, пока не обнаружится другой путь, или же пробираться через болото. В обоих случаях им в конце концов пришлось бы карабкаться по Блэкледжу, потому что они слишком далеко спустились по течению, чтобы возвращаться в долину по более легкому спуску. У них уже не осталось времени, чтобы попытаться возвратиться: демоны могут оказаться там. Филин даже полагал, что они уже рыщут вдоль реки. Он предложил поторопиться. Но, по его мнению, демоны не были настолько проворны, чтобы искать их здесь. Через день, самое большее через два, они должны добраться до гор.

После непродолжительного совета спутники согласились с ним, но никто, за исключением Рен и Гарта, не был за пределами города, а девушка и ее защитник прошли через страну всего один раз и еще не знали всех опасностей. Филин же прожил в этих краях многие годы, поэтому никто не стал ему перечить.

Они начали переход через Иденс Мерк. Филин шел впереди, за ним Трисс, Элленрох, Эовен, Гавилан, Рен, Гарт и Дал. Двигались цепочкой, растянувшись за Орином Страйтом, который пытался найти твердую тропу среди болота. Пока что это удавалось, так как еще довольно часто встречались участки, где болото отступало. Но путники то и дело были вынуждены входить в маслянистую жижу, осторожно ступая на кочки, покрытые высокой травой и кустарником, цепляясь за них руками, чтобы не потерять опору и не угодить в засасывающую топь. Шли медленно и осторожно: Филин предупредил, что нельзя терять из виду идущего впереди, чтобы не заблудиться в тумане и не угодить в пузырящуюся и изрыгающую миазмы грязь.

Иденс Мерк, несмотря на объявшую его тишину, как оказалось, служило убежищем для живых существ. Невидимые крылатые создания беззвучно, как тени, летали в тумане, стремительные и таинственные. Назойливо жужжали насекомые, некоторые, ярко окрашенные, были величиной с детскую ладонь. Существа, похожие то ли на крыс, то ли на землероек, сновали под деревьями, по-кошачьи карабкаясь на стволы и мгновенно исчезая, как только их обнаруживали. Но болото скрывало и других зверей: чудища огромных размеров плескались в воде, жутко рычали и, скрытые тьмой, охотились за кем-то в недрах болота. Разглядеть их путникам не удалось.

День тянулся медленно, мучительно приближаясь к концу. Группа остановилась всего лишь раз, чтобы перекусить. Сгрудившись у ствола полузатопленного дерева, прижавшись спинами друг к другу, они ощупывали взглядами завесу вулканического пепла, скрывавшую окрестности. Воздух попеременно то обжигал жаром, то окатывал холодом, словно Иденс Мерк состояло из разных камер, разделенных невидимыми стенами. Вода в болоте, как и воздух, оказывалась то прохладной, то горячей, в одних местах — глубокой, в других — мелкой, и надо всем — мешанина красок и запахов, в основном зловонных, и все тянулось к жизни, ввысь. Время от времени землю сотрясала дрожь — напоминание о Киллешане, оставшемся где-то позади, в недрах его рождались жар, пепел и лава, низвергавшаяся по склонам.

Рен представляла себе это, идя вперед с группой беглецов: вот воздух все плотнее и плотнее наполняется вулканическим пеплом, земля уже превратилась в огненный ковер, все вокруг окутано облаками испарений и золы. Скоро Киль рухнет совсем. «А что с демонами? — подумала она. — Они убегут или же эти твари настолько глупы, что не испугаются даже лавы? А если убегут, то куда?»

Но ответ на последний вопрос найти нетрудно: для любого из них есть лишь одно место.

«Из засады они ринутся назад, через Ровену, — угрюмо ответил жестами Гарт, когда спросили его мнение. — Они отправятся назад, к скалам, так же как и мы. Если мы будем двигаться слишком медленно, они догонят нас», — пояснил он жестами подтянувшейся группе.

— Но ведь возможно, что они не зайдут так далеко вниз по течению, — возразила ему Рен. — Они

могут прийти в долину, потому что это проще.

Гарт не ответил. Зачем? Ведь она знала не хуже его: если демоны придут в долину, спустившись с Блэкледжа, они достигнут нижней части острова быстрее, чем их группа, и встретят их на берегу.

Рен часто думала о Стресе, пытаясь вспомнить, когда последний раз видела иглокота после нападения змеи, силясь вспомнить детали, которые бы поддержали пусть самую слабую надежду на то, что он спасся, но, увы, ничего утешительного не могла припомнить. Она видела его, прижавшегося к плоту, но в следующий миг он исчез в волнах. Да, теперь горю не поможешь, а она так была привязана к коту, куда больше, чем могла себе позволить. Крепко прижав к себе Фаун, она с удивлением почувствовала, как мало напоминает себя прежнюю: появилась какая-то неуверенность в своих силах и даже в том, что она вообще та самая Рен, какой была недавно.

Чаще, чем ей того хотелось, ее пальцы украдкой скользили по рубахе, нащупывая эльфийские камни. Иденс Мерк, болото, огромное и непримиримое, грозилось вытравить из нее смелость. Но эльфиниты ободряли ее, волшебство эльфов было настоящей силой. Она ненавидела себя за предательскую слабость, за то, что полагается на посторонние силы. Миновал всего один день пути, а она уже начала отчаиваться. Но не она одна, растерянным казался даже Гарт. Морровинд оказал на всех какое-то пагубное влияние — рассудок утрачивал остроту, трезвая мысль тонула в пучинах мрака и сомнения. Это витало в воздухе, хоронилось в земле, было рассеяно во всем живом — своего рода безумие, нашептывающее коварные угрозы, крадущее жизнь с небрежным равнодушием. Она снова попыталась представить себе остров таким, каким он был когда-то, но тщетно. Ей виделся не прежний, а нынешний остров.

То, что эльфы и их волшебство сделали с ним.

И она вновь подумала о тех секретах, которые скрывали Элленрох, Филин, Гавилан да и все они. Стреса знал. Стреса сказал бы ей. Теперь это придется сделать кому-то другому.

Как-то раз, тронув Эовен за плечо, Рен спросила шепотом:

— Ты можешь увидеть, что будет с нами? Но женщина с бледным лицом и изумрудными глазами лишь печально улыбнулась:

— Нет, Рен. Мое зрение затемнено магической силой, господствующей в сердце острова. Арборлон давал мне возможность видеть. Здесь же сплошное безумие. Возможно, мне удастся увидеть скалы, куда доходит солнечный свет и запах моря, тогда… — И она замолчала.

Наступал вечер. Перед ними как бы опускались темные занавеси, постепенно закрывающие свет. Беглецы находились в пути с середины утра, но все еще не было ни малейших признаков Блэкледжа, даже намека на конец болота. Филин начал искать место, где можно было бы провести ночь. Он призывал всех быть особенно осторожными теперь, когда сумерки укрывали землю, обманывая зрение. Тишина дня постепенно уступила место ночным звукам, их резкому и нестройному хору, доносящемуся из болотных колодцев и эхом отдающемуся в темноте. Искалеченная листва излучала серебристый свет, а насекомые мерцали и блекли, пролетая и прыгая вокруг.

Худощавая фигура Орина Страйта неизменно маячила впереди, горбясь под тяжестью навалившейся темноты. Рен заметила, что Элленрох, проскользнув мимо Трисса, приблизилась к Филину и что-то прошептала ему.

Группа проходила участок, поросший доходившей до пояса темной травой, и болото, по контрасту с ней, казалось при меркнувшем свете вечера светлым серебряным оконцем. И вдруг вода забурлила, на поверхность всплыло что-то огромное, чтобы схватить зазевавшуюся жертву. Чудовище вынырнуло и снова исчезло. Рен увидела, как Филин, полуобернувшись, предостерегая их, замахал руками. И еще что-то, прячась во мраке, мелькнуло впереди. Какое-то движение.

И тут же Рен услышала знакомый шипящий звук.

Гарт не мог слышать его, но что-то все же предупредило его об опасности, и он, бросившись к Рен и Эовен, пригнул их к земле. Позади них, повинуясь инстинкту, бросился на землю Дал. Впереди Филин, обняв Элленрох Элессдил, оттолкнул ее к Триссу и Гавилану. Послышался звенящий звук, словно град иголок вонзился в траву и листья. Лежа ничком на сырой траве, вжавшись в ненадежный клочок земли, Рен услышала тревожный шепот: «Дартер!»

Это слово прозвучало, как резкий лай, точно больно царапнули обнаженную кожу. Это то, что чуть не убило ее по дороге в город. Рука Гарта ослабла у нее на поясе, и она вновь прошептала это слово. Суровое бородатое лицо ее опекуна вплотную приблизилось к ее лицу. Где-то впереди зарыдала бабушка. Забыв обо всем, Рен рванулась вперед, перепрыгивая через высокую траву, остальные быстро поползли за ней. Она пронеслась мимо Гавилана, так и не понявшего, что происходит, и догнала Трисса как раз в ту минуту, когда капитан Придворной Гвардии уже был рядом с королевой.

Элленрох, склонившись над Филином, поддерживала его полусогнутой рукой, второй рукой обтирая его лицо, покрытое росинками пота. Фигура Филина напоминала пугало, из которого враз выдернули все палки и подпорки, — жалкая охапка тряпья. Глаза его были широко открыты, а губы кривились от боли.

Десятки ядовитых иголок дартера торчали из его тела. Он принял на себя весь удар.

— Орин, — прошептала королева. Затуманенные страданием глаза Орина Страйта блуждали по сторонам, пытаясь найти ее. — Все в порядке, Филин, мы все здесь.

Королева посмотрела на Рен, растерянная и беспомощная, еще не веря тому, что произошло.

— Филин, — прошептала Рен, вытягивая вперед руки, чтобы коснуться его лица. Дыхание Орина Страйта участилось.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать