Жанр: Фэнтези » Терри Брукс » Королева эльфов Шаннары (страница 45)


Элленрох шевельнулась, открыла глаза. Окинув пристальным взглядом лица окружающих, она посмотрела на жезл Рукха, который по-прежнему сжимала в руке, и сказала:

— Помогите мне сесть.

Эовен осторожно приподняла ее и подала ей чашку. Элленрох медленно пила воду, часто прерываясь, чтобы отдышаться. Ее грудь вздымалась, лицо пылало в лихорадке.

— Рен, — сказала она тихо, — ты прибегла к силе камней?

Рен встала на колени рядом с ней, остальные окружили их.

— Как ты узнала? — спросила она. Элленрох Элессдил улыбнулась:

— Прочитала по твоим глазам. Волшебная сила всегда оставляет свои отметины. Я знаю.

— Я бы достала их раньше, но я забыла, на что они способны. Прости.

— Дитя, не надо извиняться. — Ее синие глаза лучились добротой. — Я так любила тебя, Рен, всегда, даже до того, как ты пришла ко мне. С тех пор как узнала от Эовен, что ты родилась…

— Тебе нужно поспать, Элленрох, — прошептала провидица.

Королева закрыла глаза и покачала головой:

— Нет, Эовен. Мне нужно поговорить с тобой. И со всеми вами.

Ее глаза открылись, их взгляд был усталым и отстраненным.

— Я умираю, — прошептала она. — Нет, не говорите ничего. Выслушайте меня. — Она приковала всех своим взглядом. — Прости, Рен, что я не могу больше оставаться с тобой. Мне бы этого очень хотелось. У нас с тобой было так мало времени. Эовен, ты всю жизнь была моим другом, и я бы осталась здесь, чтобы не причинять тебе боль, если бы могла, я знаю, что означает моя смерть для тебя; Гавилан, Трисс, Дал, вы сделали для меня все, что могли. Но пришел мой конец. Лихорадка сильнее меня, я пыталась побороть ее, но не смогла. Орин Страйт ждет меня, и я ухожу, чтобы встретиться с ним. с Рен медленно покачала головой:

— Нет, бабушка, не говори так. Ласковая ладонь нащупала ее руку и пожала ее.

— Мы не можем спрятаться от правды, Рен. Ты прежде всех должна узнать об этом. Я совсем ослабела. Лихорадка уничтожила меня изнутри, и не осталось сил, способных поддержать меня. Боюсь, что этого не сможет даже магия. Наберись терпения, Рен. Помни, что мы одной с тобой плоти и крови. Помни, как мы похожи, мы… почти как Аллин…

— Бабушка! — сквозь слезы проговорила Рен.

— Лекарство! — прошептал Гавилан. — Должно же быть какое-то лекарство. Скажи нам!

— Никакого. — Взгляд королевы, блуждая по лицам, казалось, пытался что-то найти. Она закашлялась и вдруг посуровела. — Я еще ваша королева? — спросила она.

— Да, — смущенно пробормотали ее подданные.

— Тогда я должна отдать вам последние приказания. Если вы любите меня, если заботитесь о будущем эльфийского народа, вы не станете обсуждать их. Скажите, что вы повинуетесь мне.

Такое обещание, разумеется, было дано, но лица подданных выражали недоумение.

— Рен, — позвала Элленрох. — Теперь это твое. Возьми.

Она протянула ей жезл Рукха с Лоденом. Рен изумленно посмотрела на нее, не в силах сделать ни одного движения.

— Возьми их! — повторила королева, и на этот раз Рен сделала, как ей велели. — Теперь слушай меня. Я вверяю волшебную силу тебе, дитя. Унеси жезл и камень из Морровинда и верни их в Западную Землю. Возроди эльфов и восстанови их город. Верни нашему народу жизнь. Сделай все возможное, чтобы выполнить обещание, данное друиду, но помни и о своем обещании мне. Позаботься, чтобы эльфы выжили. Дай им возможность начать все заново.

Рен не могла говорить, пытаясь осознать то, что услышала. Она почувствовала тяжесть жезла Рукха, который ей передала бабушка, ощутила его гладкую, отполированную и холодную поверхность. «Нет, — подумала она. — Нет, я не хочу этого».

— Гавилан, Трисс, Дал, — прошептала королева слабеющим голосом. — Позаботьтесь о ее безопасности. Помогите ей выполнить то, что на нее возложено. Эовен, используй свой дар, чтобы уберечь ее. Гарт…

Она хотела что-то сказать великану, но вдруг замолчала, будто чего-то не могла понять. Рен смиренно глянула на своего друга, но его темное, словно высеченное из камня лицо не выражало ничего.

— Бабушка, я не смогу одна выполнить это… — начала Рен, но рука королевы сжала ее запястье.

— Ты сможешь, Рен. Ты единственная, кто может выполнить это. Аллин была моей дочерью и стала бы королевой после моей смерти, но обстоятельства разлучили нас и отняли ее у меня. Она оставила нам тебя, никогда не забывай, кто ты, дитя. Ты из рода Элессдилов. Ты родилась королевой и таковой росла, понимаешь ты это? Когда я умру, ты станешь королевой эльфов.

Рен ужаснулась.

— Этого не может быть, — продолжала она твердить. — Я не та, за кого ты меня принимаешь. Я — девушка-скиталица, не более! Пойми же!

Но Элленрох снова заговорила:

— Придет время, Рен. Все свершится в свой срок. А сейчас тебе нужно позаботиться лишь о том, как сохранить жезл и камень. Тебе нужно найти выход с этого острова. Об остальном не думай.

— Нет, бабушка! — воскликнула Рен. — Я сохраню жезл для тебя, пока ты не поправишься. Только до тех пор, и ни на минуту дольше. Ты не умрешь, бабушка. Ты не можешь умереть!

Королева тяжко вздохнула.

— Дайте мне отдохнуть, пожалуйста. Положи меня, Эовен.

Провидица сделала, как ее просили, взгляд ее зеленых глаз был испуганным и печальным. Все молча и неподвижно смотрели на Элленрох. Затем Трисс и Дал ушли, чтобы заступить на дежурство. Гавилан тоже удалился, что-то бормоча себе под нос. Рен оставалась на месте, изумленно рассматривая жезл Рукха, зажатый у нее в руке.

— Не думаю, что я должна… — начала было Рен, но смолкла на полуслове.

Она подняла глаза, чтобы уловить взгляд

Эовен, однако рыжеволосая провидица смотрела в сторону. Оставшись наедине с бабушкой, Рен нагнулась, чтобы коснуться руки королевы, и почувствовала, как сильный жар прожег ее насквозь. Бабушка уснула, так ничего и не ответив. «Она не умрет! Такого не может быть! Это невозможно!» Рен почувствовала, как у нее на глазах снова выступили слезы, вспомнила, как много времени потребовалось ей, чтобы найти свою бабушку — последнего, кто остался из их семьи, вспомнила, как много она пережила и как мало времени ей было отпущено на счастье.

— Не умирай, — взмолилась она. — Пожалуйста!..

Кто-то царапал ее ногу. Посмотрев вниз, Рен увидела Фаун. Широко раскрытыми от изумления глазами зверюшка испуганно заглядывала ей в лицо. Она отпустила руку Элленрох лишь на миг, чтобы взять это крошечное существо на руки, взъерошить его шерстку и уложить калачиком у себя на плече. Жезл Рукха покоился у нее на коленях, как веха между ней и умирающей королевой.

— Только не я, — прошептала она тихо. — Я не смогу.

Сказав это, она встала с Фаун на плече и жезлом в руках, ища глазами Гарта. Великан-скиталец отдыхал в десятке шагов от нее, привалившись к скале. Рен так сурово посмотрела на него, что великан растерянно заморгал.

— Теперь скажи мне правду, — сказала она резко. — Что за тайна между тобой и бабушкой? Его взгляд остался безразличным. «Никакой».

— Но она так смотрела на тебя, Гарт… Она хотела что-то сказать, но испугалась. Что именно?

«Ее дочь отдала тебя, когда ты была еще ребенком, на мое попечение. Королева хотела удостовериться, что я не забыл об этом. Именно это, наверно, она и намеревалась мне сказать, но раздумала».

Рен с недоверием смотрела на него. Возможно, это и так. Но секреты остались…

Гадючья Грива предупреждала ее, чтобы она никому не доверяла.

Но как не доверять самым близким?

Рен побрела прочь, потрясенная бурным ходом событий. Она чувствовала, что сходит с ума при мысли о близкой смерти бабушки, и еще ее пугала необходимость принять на себя такую ответственность. Рен Омсворд — королева эльфов? Смешно! Прежде она не интересовалась историей своей семьи, ее волновали совсем иные вещи, она видела себя скиталицей и не могла избавиться от этого чувства, забыть о годах своего взросления и сразу принять все, что случилось за несколько последних недель. Как могла бабушка уверять ее, что она воспитывалась как подобает Элессдилам? И захотят ли эльфы признать ее своей королевой? В самом деле, какая из нее королева, несмотря на все наследственные права.

Терзаемая этими мыслями, не замечая ничего вокруг, она почти наткнулась на Гавилана, который отдыхал, прислонившись к поросшему лишайником пню, и села рядом с ним на корточки.

— Что мне делать с этим? — спросила она почти сердито, подняв жезл Рукха.

Он пожал плечами, его глаза смотрели отстранение.

— Полагаю, именно то, о чем тебя просили.

— Но он не мой! Он не принадлежит мне. Его не должны были отдавать мне.

Его голос прозвучал резко:

— Я согласен. Но то, что хотим мы оба, не имеет большого значения, не так ли?

— Это неправда. Элленрох никогда бы этого не сделала, если бы не заболела. Когда ей станет лучше… — Она замолчала, поскольку ее собеседник как нарочно отвернулся. — Когда она поправится, — продолжала Рен, резко выделяя каждое слово, — она поймет, что совершила ошибку.

Взгляд Гавилана выражал уныние.

— Она не поправится, Рен.

— Не говори этого, Гавилан. Не надо.

— Тебе хочется, чтобы я лгал?

Рен пристально посмотрела на него, не имея сил говорить.

Лицо Гавилана было суровым.

— Хорошо. Я понимаю, ты и не помышляла стать королевой, ведь эльфы не твой народ и его судьба не имеет никакого отношения к тебе. Единственное, что ты собиралась сделать, — это найти Элленрох и передать ей свое сообщение. Ты не хочешь быть королевой эльфов? Понимаю. Тебе этого и не нужно. Отдай жезл мне.

Наступила долгая, напряженная пауза, во время которой они пристально смотрели друг на Друга.

— Кровь Элессдилов течет также и во мне, — заявил он раздраженно. — Это мой народ, а Арборлон мой родной город. Я смогу сделать все, что необходимо. Я лучше тебя понимаю происходящее и не боюсь использовать магическую силу.

И тут Рен все поняла: Гавилан ждал, что именно ему отдадут жезл Рукха и что Элленрох назовет его своим преемником. Если бы не появилась Рен, то, возможно, все так бы и случилось. По сути, приход Рен в Арборлон спутал все карты Гавилана. Она почувствовала мучительный стыд, но его тут же потеснило трезвое размышление. А Элленрох считала, что пришло время отказаться от волшебной силы, вернуться в Западную Землю и жить так, как эльфы жили в прежние времена. Этот спор, несомненно, повлиял на решение, принятое Элленрох, — отдать жезл ей, Рен.

Гавилан, казалось, почувствовал ее колебание

— Подумай, Рен. Если королева умрет, то ее бремя совсем необязательно должно стать твоим. — Он картинно скрестил руки на груди. — В любом случае решать тебе, но если захочешь, я тебе помогу. Я сказал тебе об этом, когда мы встретились в первый раз, и мое предложение остается в силе. Сделаю все, что смогу.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать