Жанр: Фэнтези » Терри Брукс » Королева эльфов Шаннары (страница 48)


— После этого, — продолжила Эовен, — видение исчезло, но я поняла его значение. Королева должна умереть, а после нее и я. Ты будешь свидетельницей этому, возможно даже примешь участие…

— Эовен! — испуганно окликнула провидицу Рен, и та быстро обернулась, взгляд ее зеленых глаз затуманился.

— Я не боюсь, Рен. Видения провидицы — это одновременно и дар, и проклятие, но они всегда управляют ее жизнью. Я научилась не бояться и не отвергать то, что мне открывается, а принимать как должное. Теперь я поняла, что мое время в этом мире кончается. Но я не уйду, не рассказав тебе правду, которую ты так стремишься узнать.

Она плотнее запахнула плащ.

— Понимаешь, королева не могла, заставить себя заговорить. Хотя со временем она, возможно, и сделала бы это. Но волшебная сила эльфов принесла ей много зла, была карой ее жизни. Я оставалась верной Элленрох, пока она жила, теперь, после ее смерти, я свободна, по крайней мере в этом. Ты должна все узнать, Рен, и рассудить по своему усмотрению, потому что ты дочь своей матери и королева эльфов. Кровь Элессдилов видна в тебе, и если ты сомневаешься, то поверь, что это действительно так. Я видела тебя в своих видениях. Ты — надежда всех эльфов, теперь, в настоящем и в будущем. Ты пришла, чтобы спасти их, если это им суждено. Теперь ты приняла жезл Рукха и Лоден, эльфийские камни защитят тебя. Мне осталось лишь рассказать, что от тебя скрывали. А скрывали тайну перерождения эльфийской магии, правду об отравлении Морровинда. Рен покачала головой.

— Эовен, я еще не приняла окончательного решения относительно того обязательства… — начала она.

— В большинстве случаев решение принимают за нас, Рен Элессдил, — оборвала ее Эовен. — Я понимаю это лучше тебя и думаю, что даже лучше королевы. Она была хорошим человеком, Рен. Она делала все возможное, и ты не должна винить ее ни в чем после того, что я расскажу тебе. Ты должна знать: Элленрох оказалась в ловушке с самого начала, все решения, которые она принимала как бы по своей воле, на самом деле принимались за нее. Если она и скрывала от тебя правду, то только потому, что слишком любила тебя. Она не могла даже допустить мысли, что потеряет тебя. У нее оставалась только ты.

Бледное лицо провидицы было как у призрака, голос стих до шепота.,

— Да, Эовен, — тихо ответила Рен. — Она тоже была у меня единственной.

Худые пальцы провидицы обхватили ее руки — пальцы холодные как лед. Рен невольно задрожала.

— Тогда слушай, что я скажу, дочь Аллин, дитя эльфов. Слушай внимательно.

Ее изумрудные глаза засветились, как листья, тронутые морозом, светятся в солнечных лучах.

— Когда эльфы пришли на Морровинд, остров был первозданной чистоты. Подлинный рай — неземная красота, свежесть, безопасность. Эльфы помнили, что у них осталось позади — мир, где они должны были рождаться и жить, сгибаясь под гнетом солдат Федерации, где можно было только подчиняться, не задавая вопросов. Это очень старая история, Рен, и эльфы терпеливо сносили все тяготы, многие поколения эльфов, пока их долготерпению не наступил предел.

Они начали строить планы, как, сохраняя свой только что найденный мир, понадежнее защититься: Федерация вполне могла принять решение расширить свою территорию за счет Морровинда. Только волшебная сила могла защитить эльфов, так они считали. А та волшебная сила, на которую они возлагали надежды, происходила не из знаний друидов или учений нового мира, она шла из их собственных древних истоков. Неограниченная и дикая, она все еще находилась в периоде становления для этого поколения. Но они забыли об уроках друидов, забыли о Чародее-Владыке и Слугах Черепа, забыли обо всех тех, кто стал их жертвами. Они решили, что окажутся умнее, осторожнее и искуснее в применении этой силы.

Эовен снова тяжело вздохнула, она выпустила руку Рен, чтобы заправить под капюшон спутанные пряди волос.

— Некоторые из них умели… создавать существа с помощью магической силы, новые виды живых существ, Рен, которые могли бы служить им. Они нашли способ извлекать особые экстракты из живой природы и с помощью магии выращивать на их основе самых разных существ: собак, кошек, только более крупных особей, более сильных и умных. Но это было лишь началом, они быстро перешли к созданию причудливых гибридов, создавая животных, которые заключали в себе полезные черты и свойства нескольких видов. Именно так появились иглокоты, а также десятки других животных. Это были первые образцы эксперимента — животные, которые думали и говорили, как люди, могли добывать еду, охотиться и обороняться от любого врага, и эльфы под их охраной считали себя в безопасности.

Вначале все шло прекрасно. Существа размножались и служили нам, эльфам, как положено, и все было в порядке. Но время шло, некоторые властители начали выдвигать новые идеи по использованию волшебной силы. Они приводили убедительный довод: если однажды повезло, почему бы не попробовать снова? Если животных можно создать с помощью волшебной силы, то нельзя ли создать что-то более совершенное? Скажем, свои собственные копии? Почему бы не создать армию, которая будет сражаться в случае войны, а самим эльфам оставаться в безопасности за стенами Арборлона?

Эовен вскинула голову, ее тонкие черты исказились от ужаса.

— Тогда они создали демонов, вернее, существ, которые потом стали демонами. Они взяли частицу себя, свою плоть и кровь, затем добавили разные воспоминания и ощущения, темные стороны

своей души и дали им жизнь. Эти новые эльфы, а это были именно они, были созданы как солдаты, охотники и хранители страны, они не имели духовных потребностей и желаний, не знали ничего иного, кроме единственного — служить. Идеальные служаки. Их создатели направили их, чтобы основать караул вдоль побережья острова. Самодостаточные существа, о них не нужно было беспокоиться.

Эовен запиналась, говорила с трудом.

— Через какое-то время о них почти забыли, потеряв к ним всякий интерес.

Она снова пожала руки Рен и продолжила рассказ:

— Однако понемногу новые эльфы начали перерождаться, менялись их внешность и характер. Происходило все вне города, так что люди ничего не видели, не догадывались, и никто не успел предотвратить трагическое развитие событий, предпринять какие-то меры. Первые создания, такие, например, как иглокоты, пришли к эльфам и рассказали о происходящем. Но их не приняли всерьез. Несмотря на свои способности, это существа были просто животные.

И вот новые эльфы, перерождаясь, стали покидать свои посты и исчезать в джунглях. Там они охотились и убивали все живое, что попадалось им на пути. Иглокоты и другие животные стали первыми их жертвами. Эльфы из Арборлона должны были стать следующими. Тогда были предприняты попытки покончить с чудовищами, но всего лишь единичные, непродуманные. Эльфы все еще не могли признать тот факт, что беда грозит всему живому, в том числе и им самим. Когда же наконец поняли, как преступно распорядились волшебной силой, ситуация уже вышла из-под контроля.

К тому времени Элленрох стала королевой. Ее отец наделил Киль волшебной силой из Лодена, чтобы создать щит, за которым эльфы могли спрятаться. И, действительно, на какое-то время они оказались в безопасности. Элленрох, однако, приняла другое решение: покончить с демонами — и послала Эльфийских Охотников в джунгли, чтобы выследить и уничтожить чудовищ. Но волшебная сила, утрачивая свое назначение, ослабла, а демоны крепли. Война шла долгая и ужасная, упорная борьба за власть над островом опустошила Морровинд и превратила в кошмар жизнь его обитателей.

Она сжимала руки Рен все сильнее.

— Волшебная сила больше не подчинялась эльфам, а демоны становились все более жестокими, и Элленрох приняла новое решение, она призвала всех оставшихся в живых эльфов в город. Это случилось десять лет назад. Так наступил конец нашим контактам с внешним миром.

— А почему нельзя было использовать ту же самую силу, которая создала эти существа, для их уничтожения? — спросила Рен.

— О, Рен, было уже слишком поздно. — Эовен покачивалась, будто баюкала ребенка. — Волшебная сила иссякла. — Взгляд ее стал пустым, отрешенным. — У нее есть источник. В основном это земля. Соединяя воедино все формы жизни, которые находились на нем, остров был источником волшебной силы. Из нее и создали демонов, еще раньше — животных. Из той же земли, воздуха и воды. Но волшебная сила не бесконечна. То, что было взято из земли, ею же и восполняется, но очень медленно. Эльфы не понимали, почему демоны тоже почувствовали необходимость в волшебной силе. А они нуждались в ней, чтобы выжить. И приспособились черпать ее из земли, а также из других созданий, живших на ней. Они убивали все, чем могли питаться. И поглощали волшебную силу быстрее, чем она восстанавливалась. Остров стал чахнуть, оскудели его запасы. Он больше не мог защитить себя от существ, которые опустошали его, — от демонов и эльфов. Когда эльфы узнали правду, волшебная сила уже иссякла. Демоны слишком расплодились, чтобы можно было уничтожить их. Все, что находилось за пределами города, за ними и осталось. Морровинд хотя и с трудом, но выжил, правда, оказался разрушенным, превратился в разоренную землю, поросшую джунглями насекомоядных растений. Почти все живое на нем погибло. Природа потеряла разумное равновесие. Киллешан проснулся, забурлило его жерло. А оскудение волшебной силы острова толкнуло демонов на осаду города. Дух волшебной силы, еще исходящий от Киля, притягивал их к себе как магнит. Они надеялись подпитаться им. Рен побледнела.

— А теперь они попытаются напасть на нас, не так ли? Ведь у нас в руках вся магия Арборлона и эльфов, заключенная в Лодене.

— Да, Рен. — Голос Эовен дрогнул. — Но это не самое худшее из того, что я должна рассказать тебе. Есть еще кое-что. Послушай меня. Разумеется, можно только раскаиваться в том, что эльфы создали чудовищ, которые могут уничтожить их, что они разрушили Морровинд и поставили себя, весь народ на грань уничтожения. Элленрох едва ли могла представить себе все это, как и ту роль, которую сыграла. Ведь с ее разрешения эльфы украдкой тратили волшебную силу острова. Королева не смогла навести порядок у себя в королевстве. Но самым печальным из того, что она знала, были причины, по которым эльфы пришли когда-то на Морровинд. Дело в том, что они бежали от Федерации и порождений Тьмы — от всего, что те олицетворяли, — бежали от этого безумия, чтобы начать все заново в новом мире. Но беда в том, что именно эльфы и разрушили старый мир.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать