Жанр: Фэнтези » Терри Брукс » Королева эльфов Шаннары (страница 50)


ГЛАВА 19

Когда все проснулись, Рен, проведшая бессонную ночь, терзалась сомнениями. Как быть с наказом, который оставила ей бабушка? Может ли она пренебречь волей покойной?

С одной стороны, тысячи судеб зависели от того, сумеет ли она вернуть Лоден и жезл Рукха с острова Морровинд в Западную Землю. Весь эльфийский народ, все, за исключением Крылатых Всадников, которые жили очень далеко на прибрежных островах и не переселились с земными эльфами на Морровинд, были собраны волшебной силой вместе. И должны оставаться там, пока Рен… или, в случае если она погибнет, кто-то другой из их группы не освободит их. Если ей не удастся сделать это, то эльфы, самый древний народ, обладающий секретами волшебства, вобравший в себя всю историю со времени сотворения мира, тоже погибнет.

С другой стороны, это, возможно, наилучший исход.

Она вздрагивала каждый раз, когда повторяла слова Эовен: «Эльфы — это порождения

Тьмы». Стремясь возродить свое прошлое, эльфы с помощью волшебной силы превратили себя в чудищ. Они создали демонов. Они опустошили Морровинд и начали уничтожать Четыре Земли. Так не лучше ли, чтобы они перестали существовать вовсе?

Нет, она не преувеличивает. Если эльфы вернутся в Западную Землю, ничто не сможет помешать им снова начать опыты с волшебной силой, использовать ее каким-нибудь новым ужасным и разрушительным образом. И то, что Элленрох расправилась со всеми, кто стремился шутить с грозной силой волшебства, ни о чем еще не говорило. За это могут взяться другие — создавать новых чудовищ и новые ужасы, которые Рен даже боялась себе представить. Разве эльфы уже не доказали, что способны на все!

«Друиды тоже жертвы извращенного стремления к знаниям, преувеличенной самонадеянности, глупой веры в свое всевластие и безупречность», — подумала она печально.

Как могли эльфы, наделенные опытом обращения с волшебной силой, накопленным в течение долгих лет, как мог этот народ — волшебник, приведенный в новый мир из разоренного старого, — так и не усвоить печальных уроков? Несомненно, у них не развито представление об опасности, которая их подстерегает, как только они начнут переделывать природу, идя на поводу у больного воображения. Почему же они так слепы?

Конечно, она сама из эльфов, хуже того, из рода Элессдилов. И теперь ее терзает вина за последствия их расчетов и поступков, раскаяние в тех бедах, виной которых была их глупость. Они разрушили страну, погубили народ, уничтожили бесчисленное число жизней, лишили весь мир покоя и благоразумия. Они привели в движение силы, которые способны уничтожить весь мир. Она могла бы доказать, что она — девушка-скиталица, что у нее нет ничего общего с эльфами, кроме происхождения и внешности, но, увы, довод этот теперь казался пустым и суетным. Гарт часто учил ее, что круг ответственности не замыкается личными потребностями. «Ты часть окружающего мира, и вся твоя жизнь, даже ее продолжительность, прямо связана с изначальной мудростью мира. Ты не должна отмахиваться от непривлекательных сторон жизни, забывать о ее болях». Так говорил ей Гарт. Когда-то эльфы были главными среди целителей, их целью было спасение Четырех Земель и воспитание благоразумия в других. Они подавали пример. Что случилось с их служением? Почему эльфы пошли по ложному пути?

Она ела, не ощущая вкуса пищи, поглощенная своими мыслями. Эовен сидела напротив, опустив глаза. Гарт и другие мужчины проходили мимо них, как бы не замечая, сосредоточившись на предстоящем переходе. Стреса ушел, рыскал где-то поблизости, чтобы еще раз проверить правильность пути. Фаун свернулась в пушистый комок у нее на руках.

«Так что же я должна сделать? — спрашивала Рен себя в отчаянии. — Какое принять решение?»

Когда они продолжили подъем на Блэкледж, у нее все еще не было ответа. День был сумрачный и туманный, как и все предыдущие: вулканический пепел закрыл солнце, воздух обдувал жаром, тянуло слабым запахом серы. Из Иденс Мерка доносились отголоски воплей и криков, мерзких, но уже не таких пугающих, призрачных, как и все в этом тумане. Внизу охотились гады и насекомые, добывая пищу, чтобы прожить еще один день. Наверху царила тишина заоблачного мира. Крутая и извилистая тропинка петляла, возвращаясь на прежнее место, — лабиринт, состоящий из выступов, спусков и ущелий. То и дело на них налетал шквальный ветер и обрушивались ливни, порывистые, неистовые. Дождь увлажнял землю и скалы, и они становились скользкими, а затем приходила жара.

Шло время, а Рен все еще не находила решения. Неожиданно для себя она обнаружила, что размышляет о том, о чем раньше и не думала: о детях, о муже, которого у нее, возможно, никогда и не будет, о горечи одиночества. И она вызывала в своем воображении лица, голоса, какие-то сценки из придуманной жизни, где все это у нее было, а потом вдруг начинала печалиться о возможности утраты еще не обретенного. В конце концов она решила, что эти чувства вызваны тем, что она узнала правду о себе: долг и возложенная на нее ответственность станут причиной ее одиночества. На смену этим мыслям приходили другие: важнее всего покинуть Морровинд, решить судьбу эльфийского народа, отбросив все сомнения и примирившись со всем, что ей рассказали. Смешно даже мечтать о муже и детях, грезить о доме.

Мысли перескочили на будущее, на поручение, данное ей тенью Алланона, на завещание Элленрох. Ее жизнью распорядились они — Рен должна стать для своего народа

одновременно матерью и женой, видеть в нем свою семью, заботиться о нем, управлять им и защищать его, опекать, не заботясь о собственной жизни и судьбе. На душе у нее стало вдруг легко и ясно, хотя физические силы были на исходе — она почти не смыкала глаз трое суток, почти не ела. Она как бы уже не принадлежала себе, но в то же время обрела себя. Появилась цель. Не зря ее вернули к своему народу, наделили ответственностью за него, за живых и мертвых. Она узнала о волшебной силе эльфинитов и обрела контроль над их силой. Ей сказали то, о чем никто больше не знал, — правду о происхождении порождений Тьмы. Но зачем?

Рен вздрогнула. А вдруг она придает этому слишком большое значение? Разумеется, не тому, что касается порождений Тьмы, хотя нельзя полностью отделить задачу от ее решения, как говорил Алланон. Но ведь то, что связано с будущим народов, — это чересчур тяжело для одного человека, и многое здесь зависит от превратностей судьбы и истории.

Она должна думать только об эльфах, об их будущем как народа, помочь им исправить многочисленные ошибки и содеянные по их вине несправедливости.

Вот здравая мысль! И во время медленного восхождения на Блэкледж Рен сосредоточилась на ней. Во-первых, она достаточно сильная, у нее есть смелость и способность отличать правильное от неправильного. А это уже немало. Во-вторых, она чувствует себя в долгу перед своей матерью, которая пожертвовала всем для того, чтобы ее ребенок вырос в безопасности, и, наконец, перед бабушкой, которая поручила ей заботу о будущем города и его людей, перед теми, наконец, кто уже отдал свои жизни за других. В том числе и за нее. К тому же теперь на нее полагаются, верят в нее.

Но, увы, и этого казалось мало. Она знала: должно быть еще что-то, более существенное. Она понимала, что исчезновение народа — самое страшное, что надо как-то решать судьбу эльфов с их волшебством. Но предположим, они выживут, ей удастся вернуть их в Западную Землю, а дальше? Кто возглавит их дальнейшую борьбу, которой не избежать? Кто будет управлять ими? Потребности эльфийского народа огромны, и ей, если она останется с эльфами, надо полностью изменить свою жизнь. Иначе она не королева эльфов.

Значит, все зависит от их решения. Но почему, собственно, они должны решать, следовать за ней или нет? Она же из скитальцев, чужая им, почти ребенок, а вся ответственность на ней.

Сомнения кружились, как клочки бумаги, поднятые вихрем. Вихрем далеких замыслов перед лицом нынешних трудностей. Она оглянулась вокруг, бросив взгляд на скалы и кустарники, на завесу вулканического пепла, на темные, согбенные фигуры путников. Нет, сейчас надо думать лишь о том, чтобы все они остались живы.

Переход продолжался почти до полудня, как вдруг Стреса остановил их. Рен обогнала Гарта, чтобы выяснить, что происходит. Иглокот стоял у входа в пещеру, исчезавшую в скале. Тропинка, по которой они шли, резко поднималась по склону отвесной скалы, исчезая в зарослях.

— Посмотри, Рен из рода эльфов, — тихо сказал иглокот, блеснув своими яркими глазами. — У нас есть выбор. Ф-ф-ф. Можно идти на вершину по тропинке, но подъем с этого места будет медленным и ш-ш-ш… и непредсказуемым. Туннель, образованный пламенем вулкана много лет назад, тоже ведет к вершине. Я ходил по нему, но теперь… ш-ш-ш…

Рен опустилась перед ним на колени.

— Так что ты предлагаешь?

— Опасность есть везде…

— Мы доверяем тебе, веди нас, Стреса. Выбирай сам.

Иглокот недовольно фыркнул:

— Тогда — через туннель. Ф-ф-ф! — Он направился было к туннелю, но тут же снова вернулся. Иглы взъерошились и опустились. — Нам нужен свет.

Трисс ушел на поиски подходящего дерева для факела, а все остальные стали рыться в снаряжении, ища ветошь и трут. Искомое нашлось у Гавилана и Эовен. В ожидании возвращения Трисса путники уселись отдохнуть у входа в пещеру.

— Ты спишь? — тихо спросила Эовен, сев рядом с Рен и предупредительно избегая ее взгляда.

— Нет, — ответила Рен, — не могу…

— Я тоже. Мне трудно было рассказывать, как, наверное, тебе слушать.

— Знаю.

Рыжие волосы влажно блестели от сырости.

— У меня было видение… первое после того, как мы покинули Арборлон.

Рен повернулась и, встретив пристальный взгляд провидицы, испугалась того, что прочитала в нем.

— Расскажи.

Эовен почти незаметно кивнула.

— Расскажу только потому, что это предостережет тебя, — прошептала она, низко склонившись к Рен. — В моем видении ты стояла одна на вершине. Было ясно, что ты находишься на Морровинде. Ты держала жезл Рукха и эльфийские камни, но не могла использовать их. Все, за исключением меня, превратились в темные тени на земле. Что-то огромное и опасное стало приближаться к тебе, но ты не испугалась, казалось, даже обрадовалась. Возможно, ты не осознавала нависшей угрозы. Потом ярко сверкнуло серебро, и ты поторопилась подойти к нему. — Она замолчала, у нее перехватило дыхание. — Ты не должна делать этого, Рен. Когда это произойдет, вспомни мои слова.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать