Жанр: Фэнтези » Терри Брукс » Королева эльфов Шаннары (страница 63)


— Давно?

— Ш-ш-ш. Нет. Часов шесть назад. Сеть поймала эльфийского принца и удерживала его до прихода вистерона. Р-р-р. Зверь унес его с собой.

— Куда, Стреса?

Кот насторожился.

— Думаю, в нору. Он устроил себе глубокое логовище в яме, в центре Ин Джу.

Она почувствовала, как на нее навалилась усталость.

— Жезл Рукха здесь? Иглокот покачал головой:

— Исчез.

Если, конечно, Гавилан не бросил его по дороге. Но это вряд ли. Она вздрогнула, вспомнив свою короткую встречу с вистероном по дороге к Арборлону и то, что она почувствовала, когда он лишь прошел мимо.

«Бедный, глупый Гавилан».

Она посмотрела поочередно на каждого из спутников.

— Нам нужно вернуть жезл Рукха. Мы не можем покинуть остров без него.

— Да, сударыня Рен, — поддержал ее Трисс.

Гарт встал, его большие руки пришли в беспорядочное движение.

Стреса распустил свои иголки и поднял вверх мордочку с заостренным носиком.

— Р-р-р, Рен из рода эльфов, именно этого я и ждал от тебя. Ш-ш-ш. Но тебе придется… ш-ш-ш… воспользоваться волшебной силой эльфов, если мы хотим уцелеть. Иначе не одолеть вистерона.

— Знаю, — прошептала она, почувствовав, что с прошлой жизнью покончено.

— Ш-ш-ш. Не то чтобы это имело какое-то значение. Фр-р-р. Но вистерон…

— Стреса, — прервала она его мягко, — ты можешь не ходить.

Тишина повисла над зарослями. Иглокот вздохнул.

— Фр-р-р. До этого мы шли вместе, не так ли? Так молчи. Я иду с тобой.

ГЛАВА 25

В безмолвии бесконечно длящейся ночи Паранора в тусклом, неменяющемся сумрачном свете сидел Уолкер Бо, вперив взгляд в пространство. Он сделал все возможное, проанализировал все варианты решения — оставалось только проверить свои идеи на практике.

— Может быть, тебе нужно еще немного времени? — мягко спросил его Коглин.

Старик сидел напротив него, хрупкий и тощий, почти призрак. «Он едва виден», — в отчаянии подумал Уолкер. Седые растрепанные волосы разлетались как пылинки от его головы; одежда болталась на нем, точно белье на веревке, а глаза в темных глазницах тлели тусклым огнем. Коглин угасал, исчезал в прошлом, возвращался с Паранором туда, откуда его вызвали. Ибо Паранор не может оставаться в мире людей, если этого не захочет друид, и Уолкер Бо, выбранный временем и судьбой примерить темные одежды друидов, вынужден был надеть их.

Его взгляд остановился на Шепоточке. Болотный кот, свернувшийся калачиком у дальней стены комнаты для занятий, где они расположились, становился таким же бесплотным, как старик. Уолкер посмотрел на себя — он тоже исчезает, хотя и не так быстро. У него, кажется, еще есть выбор. Он волен уйти когда захочет, чего не могут сделать Коглин и Шепоточек, привязанные к Паранору навечно, если Уолкер не найдет способа вернуть Башню Мудрых в мир людей.

Странно, но он, кажется, нашел его. Хотя это испугало его так, что он засомневался, сумеет ли воспользоваться им.

Коглин сменил позу, гремя сухими костями.

— Если ты еще раз перечитаешь книги, то это не причинит тебе вреда, — посоветовал он. Уолкер иронично улыбнулся.

— Если я это сделаю, то от тебя вообще ничего не останется. И от Шепоточка не останется, и от крепости, а возможно, и от меня. Паранор исчезает, старик. Мы не можем закрывать глаза на это. Кроме того, я уже все прочитал и узнал все, что можно.

— Ты все еще веришь, что не ошибся, Уолкер?

Верит ли он? Уолкер не был ни в чем уверен, кроме того, что почти совсем ни в чем не уверен. Черный эльфийский камень был ужасающей загадкой. Стоило ошибиться — и погибнешь, как окаменевший Уль Бэк, пойманный в сети своей собственной магией, уничтоженный тем, во что больше всего верил. Уолкер Бо думал, что овладел волшебной силой эльфийского камня, но это стоило ему многого.

— Пожалуй, верю, — ответил он.

Он разжал пальцы — на ладони лежал Черный эльфийский камень. Гладкие тени, острые края — матовый камень, заключающий в себе невообразимую силу. Он вспомнил, как использовал камень, когда попал в крепость. Тогда, думая, что все этим и закончится и нужно будет лишь вернуться из тюрьмы, куда послал его Алланон, он как бы вновь ощутил резкий толчок — волшебная сила переполнила его, чтобы перенести в крепость кусочек плоти с камнем. Его тело преобразилось так, что скорее принадлежало призраку, а не человеку. Он изменился настолько, что смог войти в Паранор и узнать, что же должен сделать.

Полная метаморфоза.

В Параноре он встретил Коглина и Шепоточка, услышал их рассказ о том, как они спаслись от нападения Ищеек Риммера Дэлла, защищенные волшебным щитом «Истории друидов». Хотя Уолкер вызволил Паранор из того ужаса, в который его вверг Алланон, однако полностью вернуть его не сумел, пока он не нашел способ завершить свое превращение и стать друидом, то есть тем, кем ему и предопределено стать. До тех пор Паранор останется тюрьмой, которую может покинуть лишь он один.

— Я думаю, да, — уверенно повторил он, в основном для себя.

Он перечитал несколько раз летописи друидов, пытаясь узнать, что именно должен сделать. Но нигде не упоминалось, как он может стать друидом. Отчаявшись, Уолкер подумал уже, что потерпел поражение, когда вдруг вспомнил о видениях Угрюма-из-Озера: два из них уже сбылись, а третье, как он полагал, должно стать явью здесь.

Он посмотрел в лицо старику.

— Я стою в крепости, безжизненной и мрачной, заброшенной крепости. Меня преследует смерть, от которой я не могу спастись. Я знаю, что должен убежать от нее, но не могу. Позволяю ей приблизиться ко мне, и она настигает меня. Холод охватывает тело, и я чувствую, что умираю. Позади меня стоит темный призрак, он вцепился в меня, не позволяет вырваться. Это — Алланон.

На этот раз видение показалось ему понятным. Коглин терпеливо кивнул:

— Ты сказал, что это твое видение, последнее из трех.

— Два уже сбылись, но не так, как я ожидал. Угрюм любит подшучивать. Теперь я воспользуюсь этим с пользой для себя. Я уже знаю видение во всех подробностях, знаю, что оно должно сбыться тут, в Параноре. Только бы разгадать его смысл, отделить правду от лжи.

— А если ты ошибешься…

Уолкер Бо дерзко вскинул голову.

— Нет!

Они вернулись к тому, с чего начали разговор. Уолкер уже рассказал старику все, пытаясь припомнить мельчайшие детали, которые упустил, рассказал, чтобы услышать, как это звучит.

Черный эльфийский камень служил ключом к разгадке.

Он повторил по памяти короткий отрывок из «Истории друидов».

«Отнятый у людей Паранор останется потерянным для них, навечно запечатанный и невидимый в своем футляре. Только волшебная сила может вернуть его. Только Черный эльфийский камень, созданный волшебным народом старого мира по образцу других эльфинитов, соединит в себе необходимые свойства сердца, ума и тела. Тот, у кого будет основание и право, должен верно использовать его».

Раньше он полагал, что Черный эльфийский камень предназначен для того, чтобы вернуть Паранор в его нынешнее состояние полубытия и дать Уолкеру возможность войти в него. Но из наследия друидов нельзя узнать, на что способен этот камень. Там говорилось, что лишь магия может восстановить Паранор. Волшебная сила Черного эльфийского камня. Нигде не упоминалось о другой магии. А также ни в одной строке летописи друидов не говорилось о возвращении Паранора в мир людей.

Тогда предположим, что остался лишь Черный эльфийский камень и что его должны использовать не один раз, а, может быть, два и даже три, прежде чем восстановление Паранора завершится.

Но каким образом использовать его?

Ответ казался очевидным. Магия, которой Алланон окружил крепость триста лет назад, была своего рода сторожевым псом, выпущенным, чтобы уничтожить врагов, и отправить Паранор в укромное место, удержать его там, пока его не вызволят. Ее присутствие в стенах замка было очевидным, слышно, как она передвигается, дышит в его башнях. Чтобы вернуть крепость в Четыре Земли, нужно было уловить и запереть выпущенную на волю магию Алланона. Как? Наверное, с помощью другого вида магии. А единственной магией, когда-либо упоминавшейся в летописях друидов в связи с Паранором, был Черный эльфийский камень.

Значит, волшебная сила друидов отрицает себе подобную. И сила Черного эльфийского камня отрицает другие силы, как свидетельствует текст летописей. И, конечно, Уолкер должен овладеть ею. Он это уже сделал однажды. «Тот, у кого будет основание и право». Это о нем. «Используй Черный эльфийский камень против магии, охраняющей крепость друидов, и уничтожь ее. Используй Черный эльфийский камень и вернешь Паранор на прежнее место».

Но что-то в тексте упущено. Не объяснено, как действует Черный эльфийский камень. Наверняка это гораздо сложнее, чем просто вызвать волшебную силу и выпустить ее. Черный эльфийский камень уничтожает другие силы, всасывая их в себя и изменяя того, кто им обладает. Уолкер Бо уже претерпел изменения, когда использовал эльфинит, чтобы вернуть Паранор и войти в него, — тогда он превратился из нормального человека в бестелесное существо.

Какой еще вред может он нанести себе, используя эльфийский камень против сторожевого пса? Какое еще превращение может произойти с ним?

И вдруг он понял две вещи.

Во-первых, что он еще не друид и не станет им, пока не завоюет право на это. Добывается же оно занятиями, знаниями и мудростью, почерпнутой из летописи друидов. И это вовсе не предопределено обещанием, данным Алланоном Брин Омсворд триста лет назад, а придет тогда, когда он найдет способ подчинить себе сторожевого пса, охраняющего крепость. Тогда он сможет полностью вернуть Паранор в мир людей: именно такое испытание и определил ему Алланон.

Во-вторых, это последнее видение, которое злой дух озера показал ему: в Параноре он вплотную столкнется со смертью и не сможет избежать ее — и в это время его будет крепко держать тень Алланона.

Наверное, все так и есть. Друиды не стали бы доверять пергаменту эту тайну, такую серьезную тайну они открыли ему другим способом. Ведь только Уолкер Бо может воспользоваться Черным эльфийским камнем, только у него есть на это право. Но чтобы добраться до решения, потребуется еще ряд превращений. Когда придет время узнать, он узнает. Многие из волшебств друидов основаны на испытаниях — эльфийские камни, Меч Шаннары и другие. Вполне разумно было бы предположить, что и тут произойдет нечто подобное.

Видение Угрюма-из-Озера лишь подтверждает его предположение. Произойдет какое-то столкновение, как было в видении. Если понять его буквально, Уолкер умрет, и Алланон, послав его сюда, заранее предрек ему гибель, так что любая попытка выжить, спастись окажется тщетной. Но это слишком упрощенное толкование. Да и к чему Алланону посылать его так далеко на верную смерть? Должно же найтись другое объяснение предсказанию, надо искать иной смысл. Наверное, одна жизнь его закончится, но начнется другая, в которой он и станет друидом.

Коглин не был убежден в этом. Уолкер не сумел расшифровать оба предыдущих видения злого духа. Почему же он так уверен, что не ошибается на этот раз? Ворох обманчивых образов, обрывки полуправды и фантазии — эти сны не так просто понять. Уолкер отваживается на опасную игру. Первое видение стоило ему руки, второе привело к смерти и новой жизни. Неужели третье не будет стоить ему ничего? Благоразумней было бы предположить, что видение дает возможность нескольких толкований, которые сбываются при определенных обстоятельствах, включая смерть Уолкера. Но больше всего беспокоило Коглина то, что Уолкер пока не представляет себе, как использование Черного эльфийского камня повлияет на его преображение, как он подчинит себе сторожевого пса друидов и возможно ли вообще восстановить Паранор. Сплошные загадки. Уолкер же полагал, что все это очень просто. Нет, таков уж удел волшебной силы эльфов. Обязательно будут страдания, невероятные усилия и опасность неудачи.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать