Жанр: Фэнтези » Терри Брукс » Королева эльфов Шаннары (страница 72)


— Полагаю, что все это не обошлось без твоего друга-великана, — сказал наконец Тигр Тэй.

«Гарт». Воспоминание о нем мучительно. У нее на глазах выступили слезы. Она кивнула:

— Не обошлось.

— Прошу прощения, думаю, ты будешь еще долго ощущать эту потерю, не так ли? — Проницательный взгляд скользнул в сторону. — Есть такая боль, которая долго не проходит.

Рен молчала. Она думала о своей бабушке, об Эовен, о Филине. И о Гавилане Элессдиле. О Корте и Дале, обо всех тех, кто погиб, сражаясь ради спасения эльфов. Они стали частью ее боли, которую она унесла с собой оттуда. Пристально глядя вдаль, на воду и в небо, она наконец нашла то, что искала. Темное пятно на горизонте, где медленно догорал Морровинд.

— А что стало с эльфами? — спросил Тигр Тэй. — Полагаю, ты нашла их, судя по тому, что один из них пришел с тобой.

Она снова посмотрела на него, удивившись вопросу.

— Да. Я нашла их.

— А Арборлон?

— Тоже, Тигр Тэй.

Он умолк и покачал головой.

— Они, наверное, не послушали тебя, не так ли? И не покинули город, — сухо, с нескрываемой горечью произнес он. — Теперь они все небось погибли. Глупые эльфы.

Она подумала, что они и на самом деле глупы. Но они не исчезли. Пока. Она собралась было рассказать Тигру Тэю о Лодене, но не смогла. Ей было трудно говорить об этом. Она еще не отошла от того кошмара, который остался позади. Старалась не вызывать тех ужасных чувств, которые будило в ней малейшее воспоминание. Стоило ей вернуться мыслями в прошлое, как сразу начинало казаться, будто с нее снимают кожу и огонь жжет ее, доставая до костей.

— Тигр Тэй, — сказала она тихо. — Эльфы — здесь, со мной. Я несу их… — Она заколебалась, так как он с недоверием посмотрел на нее. — Я несу их в своем сердце. — Его лоб смущенно сморщился, она опустила глаза. — Трудность заключается в том, хотят ли этого они.

Он покачал головой и нахмурился. Она улыбнулась.

— Потерпи немного, придет время — я расскажу, хорошо? Больше никаких вопросов. Но когда доберемся туда, куда летим, мы посмотрим, научили ли чему-нибудь эльфов уроки Морровинда.

Фаун заерзала на ее плече, требуя внимания. Она рассеянно погладила ее пушистую шерстку.

Час спустя иглокот, лесная скрипелочка, капитан Придворной Гвардии, Крылатый Всадник и девушка, которая превратилась в королеву эльфов, уже летели на спине рока на восток, к Четырем Землям.

ГЛАВА 29

Оставшуюся часть дня они потратили на то, чтобы добраться до материка. От солнца осталась лишь слабая золотистая полоска на горизонте, и они наконец увидели линию берега. Она вырисовывалась неровной черной полосой в наступающей тьме. Уже стемнело, появились луна и звезды. Путники спустились на берег. Они устали, их тела онемели, а глаза слипались. Когда устраивались на ночлег, из леса повеяло ароматом листьев и цветов.

— Фр-р-р! Мне все больше и больше нравится твоя земля, Рен из рода эльфов, — сказал Стреса.

С рассветом они снова продолжили полет. Их путь лежал на север, вдоль береговой линии. Тигр Тэй ловко сидел на почти гладкой шее рока, устремив взгляд вперед, он ни с кем не разговаривал. Лишь бросил на Рен долгий и суровый взгляд, когда она сказала ему, куда надо лететь. И с тех пор больше не смотрел в ее сторону. Они мчались, используя воздушные потоки, через Ирайбис и Скалистый Отрог в Саранданон. Под ними мелькали зеленые леса, черная земля, лазурные озера, серебряные реки и окрашенные всеми цветами радуги луга, поросшие дикими цветами. Мир внизу казался безупречным. Кажется, порождения Тьмы еще не побывали там. Время тянулось медленно и лениво. В такие прекрасные дни в сердце всегда возникает грусть; страстное желание, чтобы они длились вечно, тускнеет от мысли, что следующий день будет уже иным и что жизнь вообще не сулит слишком многого.

В полдень они приземлились на лугу, у южного края Саранданона, и пообедали фруктами, сыром и козьим молоком. Все это раздобыл Тигр Тэй. В лесу порхали птицы, а небольшие зверьки спускались по ветвям и исчезали в своих норках. Фаун наблюдала за всем происходящим, как будто бы видела это впервые. Стреса понюхал воздух, но его кошачья морда все время морщилась и подергивалась. Трисс уже поправился настолько, что мог самостоятельно сидеть и стоять, хотя был еще весь перебинтован, с наложенными на руку шинами, а лицо обезображивали ссадины и синяки. Он часто улыбался Рен, но его взгляд оставался грустным и отстраненным. Тигр Тэй продолжал держаться особняком. Рен знала: он размышляет над тем, что она собирается сделать. Горел желанием спросить ее об этом, но не решался.

Закончив трапезу, они продолжили свое путешествие. Низко пролетев над долиной, они повернули к Поющему Роднику. В полдень они уже летели на север вдоль русла реки, неуклонно стремясь навстречу заходящему солнцу.

Уже начинало смеркаться, когда они добрались до Каролана. Восточный берег начинался скалистой стеной и переходил в огромный, пустынный утес. Сложенный из скальных пород, он представлял собой неровный выступ, на котором росли лишь редкие кустики чахлой растительности. Со стороны океана его защищали тянущиеся ввысь могучие деревья и высокие скалы.

Арборлон стоял когда-то именно на этом утесе, с которого его унесли более ста лет назад.

Тигр Тэй направил рока вниз, и огромная птица плавно села в центре утеса. Седоки сошли на землю один за другим. Какое-то мгновение все они стояли бок о бок, столпившись на маленьком пятачке и пристально вглядываясь в темнеющий на востоке лес и круто обрывающуюся вниз скалу. Местность, расположенная ниже, неясно темнела в полумраке под небом, окрашенным в пурпур и золото.

— Ш-ш-ш! Что это за место? — тревожно спросил Стреса, глядя на пустынный утес.

— Мы вернулись домой, — сухо ответила Рен, углубившись в свои мысли.

— Домой! Ш-ш-ш! — Иглокот был неприятно поражен.

— Что мы здесь будем делать, позволь тебя спросить? — поинтересовался Тигр Тэй, не способный больше сдерживать свое любопытство.

— То, что просила меня сделать тень Алланона, — просто сказала она.

Рен сунула руку за упряжь птицы и достала жезл Рукха. Его ореховый ствол был поцарапан и испачкан, а блестящая некогда поверхность стала тусклой и потертой. Прочно вправленный в наконечник жезла Лоден с усталым постоянством мерцал в угасающем свете.

Она оперлась концом жезла о землю и поставила его перед собой, держа обеими руками. Ее взгляд устремился на камень, а мысли снова вернулись к Морровинду, к длинным, нескончаемым дням, заполненным туманом и тьмой, демонами, чудовищами и ужасом, порожденным эльфийской магией. В ее памяти возник остров, и его

страшный, обреченный образ подчинил ее себе. Забыть его было невозможно. Перед ней прошли лица умерших: Элленрох Элессдил, которой была доверена забота об эльфах и которая в свою очередь завещала ее Рен; Эовен, предвидевшей слишком многое; Орина Страйта, который был ее другом; Корта и Дала, защищавших ее; Гарта, который был для нее всем. Она молча и почтительно приветствовала их, обещая каждому, что оправдает их доверие, всегда будет помнить о той цене, которую они заплатили за будущее эльфов.

Она закрыла глаза, попытавшись отбросить прошлое. Но тут же открыла их снова, чтобы взглянуть в лица собравшихся вокруг нее друзей. Ее быстрая улыбка напомнила улыбку ее бабушки.

— Трисс, Стреса, Тигр Тэй и ты, маленькая Фаун, — вы мои самые лучшие друзья, и, если вы хотите, я желала бы остаться с вами надолго. Я не буду удерживать вас, даже тебя, Трисс. И не приказываю никому, пусть каждый решит за себя.

Все молчали. В их взглядах читались нерешительность и некоторое смущение. Фаун проскользнула вперед и тревожно подергала ее за ногу.

— Нет, малышка, — сказала она и подала знак остальным. — Иди рядом со мной.

Они пошли через Каролан — девушка, эльф, Крылатый Всадник, его птица рок и двое существ с Морровинда. За каждым следовала, распластавшись в пыли, его удлиненная тень. Темнело, доносились птичьи трели со стороны леса. А Поющий Родник шумел, вспенивая свои воды, снизу.

Когда они дошли да края скалы, Рен остановила всех, а сама сделала несколько шагов вперед. Обернувшись назад, она увидела над лесом яркие точки звезд и улыбнулась. Ее руки крепко сжали жезл Рукха. Она ожидала этого мгновения много дней и сейчас почувствовала, что уже не волнуется. Просто очень устала. Когда-то она сомневалась, сможет ли вызвать волшебную силу Лодена, когда наступит время, решится ли на это. Теперь она не боялась. Возможно, она всегда знала это. Или же все ее сомнения рассеялись сами собой по пути сюда. Впрочем, это уже не имело значения. Она примирилась с собой. Она даже знала, как действует волшебная сила, хотя ее бабушка никогда не объясняла ей этого. Наверное, это было совсем необязательно: опыт сам всегда приходит к тому, кто в нем нуждается. Ей было достаточно того, что она могла призвать волшебную силу и решилась на это самостоятельно.

Она вдохнула теплый воздух, точно втягивала ласковый меркнущий свет. Прислушалась к биению своего сердца.

Затем она поставила жезл Рукха на землю, вращая его в своих ладонях и чуть вдавливая в почву. Эовен когда-то рассказала ей о волшебной силе земли. Все эльфийское волшебство брало свое начало из земли, черпая могущество из земных элементов. Но то, что выходило оттуда, должно быть возвращено.

Ее взгляд устремился на сверкающие грани Лодена. Мир, окружающий ее, был тих и мирен.

Она слегка ослабила руки, лежащие на жезле, ее пальцы стали легкими, как перышки, на искривленном и отполированном деревянном стволе и нежно гладили его. Она знала, что сейчас нужно лишь позвать их. Надо лишь захотеть этого. Мысленно вспомнить об их существовании, о жизнях, спрятанных в камне. Не спорить и не сомневаться в этом. Только призвать и вернуть.

«Да. Я сделаю это».

Лоден ярко вспыхнул, взметнувшись во тьме фонтаном белого света. Пламя становилось все ярче, горело с ослепляющей силой. Рен почувствовала, как в ее руке задрожал жезл Рукха, как он стал нагреваться. Рен снова крепко сжала его, зажмурив глаза. Свет уже равномерно распространялся во все стороны. Внутри Лодена началось движение. И вдруг подул ветер, появившийся неведомо откуда. Перелетев через утес, он подхватил свечение и унес его через пустынную местность к лесу и скалам. Затем он вернулся обратно, раздувая свет до края равнины. Взревев, ветер вдруг потерял разом и силу, и напор. Он сам стал свечением, как бы растворился в нем.

Рен поискала глазами своих спутников: все ли они в безопасности, не причинила ли им вреда волшебная сила? Но она не смогла повернуть головы. Ее руки крепко сжимали жезл Рукха, и сама она слилась с ним, прикованная к жезлу магической силой, подчиняясь только ей.

А свет уже заполнял равнину, нарастая, поднимаясь все выше, пока лес и скалы, окружавшие ее, не исчезли, а небо не окрасилось в серебряный цвет. Послышался такой звук, будто что-то выдернули из земли, почва и скалы задвигались — что-то тяжелое упало вниз. Через приоткрытые веки она смогла увидеть, что забрезжившие силуэты принимают очертания зданий и деревьев, мостовых и дорог, газонов и парков. Это Арборлон становился прежним Арборлоном. Она наблюдала его возрождение. Смотрела как бы через стекло, усеянное каплями дождя и подернутое дымкой тумана. В центре города из тумана в алом ореоле возникло Древо Жизни Элькрис. Рен почувствовала, что силы покидают ее, она с трудом удерживалась на ногах. Белый свет кружился над ней, как тучи перед бурей, угрожая взрывной мощью.

Но свет начал меркнуть, постепенно тускнея и исчезая в темноте, как вода уходит в песок.

Рен поняла, что все закончилось. Она могла теперь различить в тумане Арборлон, даже рассмотреть людей, толпами стоящих у границы яркого свечения: они пытались увидеть то, что находится вдалеке. Рен сделала все, о чем просили ее бабушка и Алланон, выполнила то, что ей поручили. Но не выполнила наказа, данного себе самой. Она собиралась не просто вернуть эльфов в их город, в Западную Землю. Люди, пережившие добровольную ссылку, не могли просто так остаться в Четырех Землях, особенно после ужасов Морровинда. К тому же она знала правду о порождениях Тьмы. И все еще испытывала страх перед возможностью неправильного использования магической силы. Ей доверили жизни эльфов на определенных условиях, а она вернет их на своих собственных.

Крепко сжав жезл Рукха, она приказала, чтобы остатки волшебной силы вырвались на свет и ушли обратно в землю — вся оставшаяся сила и та, что могла еще возникнуть. Она выпустила ее с яростной решимостью, и мерцающий воздух прорезал треск пламени. Он вырывался как молнии — вспышка за вспышкой. Она запретила ему подниматься вверх. Рен израсходовала всю волшебную силу, опустошив жезл и камень, уничтожив ее в огне. Остатки ее вспыхнули в последний раз и исчезли навсегда.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать