Жанр: Боевики » Андрей Воронин » Однажды преступив закон… (страница 50)


Лицо Кощея осталось невозмутимым, но левое веко снова задергалось, и он тихонько прижал его указательным пальцем.

– Устал я чего-то, – пояснил он. – Третьи сутки не сплю-. Если бы Умар мне забашлял, я бы отказываться не стал. Деньги не пахнут. Уж я бы тогда постарался этого урода за его же бабки под пулю подвести. Только он – хитрая сволочь, от всех прячется.

– Ты мне сказки не рассказывай, – оборвал его Понтиак. – Это все я и без тебя знаю. Ты мне толком объясни, что там у вас с Инкассатором вышло.

– Кореша его замочили, – сказал Кощей. – По всему, Умарова работа. Сработали тонко, через друга-приятеля. Что они ему посулили, чем его зашугали, теперь не узнаешь: друг-приятель, как дело сделал, сам застрелился. Был он самый что ни на есть русский, так что Умара к этому делу не пришьешь. А Инкассатор – лопух, всем верит. Боюсь, втер ему Умар, что кореша его наши ребята повалили.

– Твою мать, – сквозь зубы прошипел Понтиак. – Чем приходится заниматься! Я вас, козлов, кормлю, а вы одного чурбана завалить не можете. Вчера, блин, пришел ко мне один: таксисты, мол, криком кричат, под крышу просятся… Звери, их, видите ли, заели! Меня они тоже заели. Так что же мне теперь, войну начинать? Некогда мне ерундой заниматься! Выборы на носу, только успевай следить, чтобы этот Бальзак затраханный дело не завалил, а тут эти макаки под ногами путаются… Не могу я сейчас на них отвлекаться!

Он спохватился и бросил на Кощея жесткий взгляд. Лицо Кощея было бесстрастным, как посмертная маска. Поймав взгляд Понтиака, он оживился, подвигал бровями, прочистил горло и сказал:

– Писатель наш старается. Обрабатывает Инкассатора, как может. Вчера, например, из ментовки его вытащил. У него какие-то неприятности с чеченцами вышли… В общем, похоже, что дружба его с Умаром на исходе. Чего-то они не поделили. Короче, надежда есть.

– Надежда! – презрительно повторил Понтиак. – Работать надо, а не надеяться!

– Я работаю, – негромко напомнил Кощей.

– Хреново работаешь! Языком у тебя лучше получается!

– Зря вы так, Константин Иванович. Если я от вас уйду, кто останется? Быки ваши или писатель? Так им всем грош цена, и вы это отлично знаете. А если хотите совета, так я вам скажу, что выхода у вас нет: зверей надо мочить. Война уже идет полным ходом, не зря же вы вторую неделю на этом корыте паритесь. Этих козлов пора ставить на место. А вам от этого только авторитета прибавится. Голоса избирателей, то-се… И вообще, вы меня извините… Вы, конечно, большой человек, бизнесмен, предприниматель, в газетах про вас пишут… Это все, конечно, хорошо, но от гастролеров этих прятаться – по всем понятиям западло…

Понтиак медленно наливался темно-багровым румянцем. Его рука слепо шарила по столу, словно ища, чем бы швырнуть в наглеца, глаза выкатились, как две виноградины, а редеющие рыжие кудри, казалось, вот-вот встанут дыбом.

– Вон!!! – рявкнул он наконец. – И чтобы я тебя не видел, пока Умар жив! Не справишься за три дня – самого закопаю!

Кощей молча снял с колена свою широкополую шляпу, нахлобучил ее на голову, неторопливо встал и, не прощаясь, вышел из каюты; Он прошел мимо Лузы, не удостоив его даже взглядом, спустился по трапу, миновал еще одного вооруженного охранника, сошел по шаткой сходне на берег и стал подниматься по раскисшей от дождя тропинке, спиной чувствуя немигающий взгляд установленного на капитанском мостике ручного пулемета. Только углубившись в березовую рощу и перевалив через гребень берегового откоса, майор Разгонов позволил себе растянуть сухие губы в холодной невеселой усмешке, похожей на оскал голого лошадиного черепа, лежащего на обочине проселочной дороги.

Через несколько минут теплоход, мерно стуча двигателем, без гудка отошел от пристани, неуклюже развернулся посреди реки и пошел вверх по течению, направляясь к Москве.

* * *

Разгонов сидел за рулем неприметной серой “девятки” и неторопливо курил, поджидая Умара. Он знал, что бригадир чеченцев наверняка уже давно наблюдает за ним из какого-нибудь укрытия, не торопясь обнаруживать себя. В отличие от Умара, майору Разгонову было куда спешить, но ускорить события он в данный момент не мог и потому сидел неподвижно, глядя прямо перед собой равнодушным взглядом, который казался отстраненным и ничего не видящим, но на самом деле зорко подмечал и фиксировал все, что происходило вокруг.

Он самостоятельно разработал эту операцию и проводил ее с молчаливого одобрения начальства, которое слишком дорожило своим положением, чтобы напрямую санкционировать подобное сомнительное мероприятие. Операция, задуманная Разгоновым, была логическим продолжением обычной политики, которую, проводил его отдел, никогда не мешавший бандитам выяснять отношения и отправлять друг друга на тот свет. Война между подчиненной Понтиаку “братвой” и активными чеченскими бригадами должна была начаться в любом случае, но Разгонов решил не полагаться на случай и слегка подтолкнуть и тех и других. И Умар, и Понтиак медлили, не желая первыми начинать боевые действия в ущерб деловым интересам. Они напоминали Разгонову два химических вещества, способных дать бурную реакцию только в присутствии катализатора. Катализатором, по замыслу майора, должен стать Инкассатор, как нельзя лучше подходивший для этой роли. Правда, Разгонов не брезговал и другими способами, но

дела шли довольно вяло.

Инкассатор был его последней надеждой. Использовать этого парня – одно удовольствие, хотя в последнее время он начал умнеть. История с Графом и его приятелем Арцыбашевым, похоже, многому научила отставного десантника, но Разгонов считал, что сможет справиться с поставленной задачей и “завести” Инкассатора настолько, что тот потеряет голову и начнет крошить всех, как он проделал это в особняке Графа. Тогда останется только держаться от него подальше, чтобы не попасть под горячую руку, а потом, улучив момент, защелкнуть на нем браслеты наручников и предложить выбор: смерть при попытке к бегству или дальнейшее сотрудничество. Мысль обзавестись собственным штатным киллером казалась Разгонову очень заманчивой. В принципе, претендентов на подобную работу было хоть пруд пруди, но они либо слишком дорого ценили свои услуги, либо были стопроцентными “чайниками”, с трудом отличавшими приклад от мушки. Убить человека не так уж сложно. Гораздо сложнее не потерять при этом голову от страха и волнения, не наделать ошибок и оказаться способным замести следы после того, как дело сделано. Чего проще – пальнуть в человека с пяти шагов, промазать и, выпучив глаза, пуститься наутек, чтобы быть взятым за задницу через три квартала… Такие киллеры Разгонову не требовались даже даром. А вот Инкассатор при умелом подходе мог стать идеальным орудием для устранения множества неразрешимых проблем. Имея такое орудие в своем распоряжении, можно было бы больше не обращать внимания на такие раздражающие мелочи, как соблюдение законности, сбор улик и презумпция невиновности. Сколько матерых бандитов ходит на свободе только потому, что их вина не доказана! Сколько уважаемых всеми людей воруют и предают, уверенные в том, что их невозможно припереть к стенке! А когда они начнут умирать один за другим, всем на свете будет хорошо, особенно тому человеку, который в нужный момент окажется поблизости и сможет после соответствующей подготовки отщипнуть кусочек от оставшегося бесхозным огромного состояния…

Кроме того, майор Разгонов в силу специфики своей работы давно превратился в охотника, для которого главное – не жаркое, приготовленное из убитой дичи, а сам момент, когда простреленная туша валится на землю. Он отдавал себе полный отчет в том, что такие наклонности вряд ли можно считать нормой, но полагал, что если кто-то и несет ответственность за это, то, конечно же, не он, майор милиции Разгонов. Не он придумал старую игру в казаки-разбойники, не он устроил мир таким образом, что кошки жрали мышей, пауки – мух, а люди друг друга и всех подряд.

Инкассатор был почти готов. Еще немного, еще один толчок – и он покатится, как сорвавшийся с вершины горы снежный ком, сокрушая все на своем пути. Он сомнет и опрокинет и Понтиака, и Умара с его бригадами, надо только толкнуть, и толкнуть посильнее.

Именно этим майор Разгонов и занимался в последнее время. Нападение на Филатова во дворе его дома, состоявшееся накануне, было отрежиссировано Разгоновым от начала до конца. Маныч, с волчьей морды которого до сих пор не сошли синяки, очень обрадовался, узнав, кто отделал его в квартире Умара, и майору стоило немалых трудов умерить пыл хрящелицего, который рвался понаделать в Инкассаторе дырок, мстя за свое достоинство. Это обошлось ему в кругленькую сумму, при воспоминании о которой майор не сдержал короткий вздох. Его счет к Инкассатору рос не по дням, а по часам, и он очень надеялся, что ему удастся заставить Филатова отработать все сполна.

Сигарета догорела до самого фильтра, и майор сунул бычок в провонявшую никотином, перепачканную серым пеплом пасть открытой пепельницы. Он увидел в боковом зеркале подходившего к машине высокого кавказца, который ежился и втягивал голову в плечи, пытаясь спастись от мелкого моросящего дождя. Некоторое время майор с мстительным удовольствием любовался лиловым оттенком, который приобрело смуглое лицо озябшего кавказца, затем это лицо исчезло из поля зрения, позади с чмокающим звуком распахнулась дверца, и машина заметно осела на одну сторону под тяжестью втиснувшегося в нее человека.

– Куда поедем, командир? – не оборачиваясь, спросил Разгонов.

Вместо ответа в шею ему уперлось что-то твердое и холодное. Он понял, что это ствол пистолета.

– Не шуми, дорогой, – сказал кавказец. – Ствол отдай, ладно?

Холодное пистолетное дуло при этом слегка передвинулось. Теперь оно упиралось майору в основание черепа. Сухо щелкнул взведенный курок.

– Поаккуратнее, приятель, – сказал Разгонов, осторожно вынимая из наплечной кобуры обшарпанный “ТТ” и рукоятью вперед передавая его на заднее сиденье.

– Давай, что в карманах, – скомандовал чеченец. – Нож давай, граната.., что есть, все давай. Разгонов молча отдал ему пружинный нож и кастет.

– Это все? – подозрительно осведомился телохранитель Умара.

– Да нет, конечно. Есть еще одна штука, но я ее тебе не отдам. Сам возьми, если хочешь.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать