Жанр: Боевики » Андрей Воронин » Однажды преступив закон… (страница 61)


Глава 21

"Волга” зафырчала выхлопной трубой, дала задний ход, развернулась, и, подвывая на первой передаче, укатила. Из-под ее колес летели ошметки грязи, багажник заметно водило из стороны в сторону.

Проводив Бармалея взглядом, Юрий обернулся и внимательно посмотрел на видневшиеся в отдалении ворота. До ворот было метров сто открытого пространства – слишком много для одного человека, да еще и среди бела дня. Филатов ненадолго задумался. Может быть, подождать до темноты? Он покачал головой. Вряд ли темнота спасет его, разве что проникнуть на территорию завода будет легче. Но там с наступлением темноты его наверняка встретят удвоенные или даже утроенные караулы, оснащенные приборами ночного видения и стрелковым оружием, какое только можно себе вообразить. Это попытка слепого переиграть зрячих, и не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы предсказать исход такой игры.

Присев на корточки за углом какого-то сарая и поставив торчком воротник куртки, Юрий смотрел на видневшиеся крыши цехов. На какой из них засел снайпер? Чем он сейчас занят: дремлет, перекусывает, нюхает кокаин или медленно перемещает прицел с головы Юрия на грудь и обратно, выбирая, куда бы всадить пулю? При этой мысли лежавший в кармане куртки пистолет показался бесполезной игрушкой.

Он выпрямился, повернулся к заводу спиной и не спеша двинулся прочь от ржавых железных ворот, покуривая на ходу и ежась от попадавших за воротник куртки дождевых капель. Окружавший его ландшафт живо напомнил ему театр недавних военных действий: остатки каких-то покосившихся проволочных заборов, пустые бетонные коробки без крыш и оконных переплетов, заброшенная котельная, бурьян, мертвая трава, вздыбленная глина, ржавый остов колесного экскаватора с бессильно уткнувшимся в землю ковшом, теплотрасса на бетонных опорах – с труб клочьями свисала черная от дождя и времени стекловата, – дощатая сторожка, нелепо торчавшая посреди усеянного ржавым железом пустыря, какие-то загаженные, замусоренные, сгнившие плодовые сады – то, что когда-то называлось ученым словом “инфраструктура”, а теперь представляло собой просто гноящуюся язву на теле земли.

Вскоре он нашел именно то, что искал: из бурьяна торчал бетонный оголовок, в верхнем торце которого имелся закрытый рыжей от ржавчины чугунной крышкой люк. Заводская стена отсюда была не видна: ее закрывал голый бетонный каркас какого-то недостроенного складского помещения. Юрий выбросил окурок в грязь, отыскал поблизости обрезок водопроводной трубы и, орудуя им как рычагом, сдвинул тяжелую приржавевшую крышку, отлично понимая при этом, что играет с судьбой в орлянку: можно было ходить вокруг завода трое суток, переворачивая чугунные крышки, но так и не найти способа незамеченным пробраться на территорию.

Он отвалил в сторону тяжелый чугунный диск. Тот упал на землю с глухим шлепком, оставив во влажной, поросшей мертвой обесцвеченной травой почве глубокий шрам, сочащийся дождевой водой. Юрий заглянул в открывшийся колодец, морщась от затхлого сырого запаха, и увидел на дне несколько ржавых труб среднего диаметра, какие-то вентили и маховики, а главное – черную пасть горизонтального прохода, тянувшегося как раз в нужном ему направлении.

– С нами Бог, – сказал он и нырнул в люк.

Горизонтальный проход значительно уступал коридорам гостиницы “Москва”. Он был низким, темным и жутко вонял тухлятиной и застарелым природным газом. Этот запах чем-то напоминал чесночный перегар, но был сильнее, резче и тошнотворнее. Это был не газ как таковой, а только его призрак, но Юрий долго колебался, прежде чем отважился зажечь спичку, чтобы осветить дорогу.

Оказалось, что смотреть здесь совершенно не на что: сырой земляной пол, тухлые лужи, бетонные стены и потолок, с которого в местах стыков неторопливо капала вода и свисала какая-то лохматая дрянь, при ближайшем рассмотрении оказавшаяся корешками растений. Повсюду сновала какая-то бледная многоногая мерзость, и Юрий порадовался, что дело происходит не в тропиках: в средней полосе подобная живность, к счастью, не достигает сколько-нибудь крупных размеров и никогда не бывает ядовитой. Однако смотреть на этих суетливых, живущих своей непонятной жизнью тварей было неприятно, и, когда спичка погасла, он не стал зажигать новую.

Он шел вперед, придерживаясь рукой за низкий потолок, и, когда пальцы вместо шершавого влажного бетона ощутили пустоту, выпрямился во весь рост. Сверху пробивался тоненький лучик неяркого света, позволяя привыкшим к темноте глазам рассмотреть вентили и бетонную трубу колодца с вделанными в стенки ржавыми стальными скобами.

Не давая себе времени на раздумья, Юрий вскарабкался по скобам наверх и, низко наклонив голову, уперся в крышку люка плечами. Ему показалось, что он слышит протестующий скрип своих мускулов, но скрипели не мускулы, а ржавая скоба, на которой он стоял. “Упаду, – подумал он. – Прямо на все эти вентили. Подохнуть не подохну, но ноги переломаю. И какой же из этого следует вывод?"

Вывод в данной ситуации был очевиден, и, набрав в грудь побольше воздуха, Юрий надавил на крышку еще сильнее. Приржавевшее железо уступило, приподнялось и со скрежетом поехало по бетону.

Юрий замер, ожидая услышать встревоженные голоса и шаги, но вокруг было тихо. Он вылез из люка и оказался в каком-то производственном помещении. Судя

по слою пыли, покрывавшему пол и остатки оборудования, сюда давно никто не входил. Через открытые ворота в торце цеха и выбитые окна проникал свет. Справа от себя Юрий заметил железную лестницу, которая вела куда-то наверх – возможно, даже на крышу. Он направился к лестнице, отчетливо осознавая, что до сих пор ему отчаянно везло, и надеясь, что удача не покинет его хотя бы, до тех пор, пока Ольга Валиева и ее дочь не вернутся домой.

Лестница действительно привела его на крышу, точнее, на узкий балкончик, опоясывавший цех изнутри. Балкончик проходил как раз на уровне нижнего края узкой застекленной надстройки, тянувшейся вдоль всего помещения и в лучшие времена позволявшей руководству завода экономить на освещении. Большинство стекол в зенитных окнах были выбиты, а те, что уцелели, полностью утратили прозрачность из-за многолетней пыли и копоти.

Юрий выглянул в одно из таких окон и сразу увидел снайпера. Тот расположился в какой-нибудь полусотне метров от него, на соседней крыше. Одет он был в камуфляж, поверх которого влажно поблескивал зеленый резиновый плащ из солдатского комплекта химзащиты, а винтовку с длинным глушителем и оптическим прицелом держал под мышкой дулом вниз. Юрий внимательно изучил все подходы и решил, что снайпера придется убрать: тот мог держать под прицелом всю территорию завода.

Он обошел цех по кругу, осторожно ступая по трухлявому от ржавчины железному балкончику и до боли в глазах вглядываясь в соседние крыши в поисках других снайперов, но больше никого не увидел. Правда, ему удалось разглядеть белую “шестерку”, которая привела его сюда. Машина с покинутым видом стояла посреди грязного двора, и было совершенно непонятно, куда девался водитель.

На крышу цеха, по которой прогуливался часовой, Юрий поднялся по пожарной лестнице. Со снайпером все прошло как по маслу, если не считать того обстоятельства, что в последний миг чеченец обернулся и открыл рот, намереваясь заорать. Юрий торопливо и чересчур сильно ударил его по кадыку, сломанная гортань тихо хрустнула, и снайпер упал к ногам Юрия мертвым. Это было совсем не то, что планировал Филатов. Труп был плохим собеседником, и узнать у него, в какой щели скрывается Умар и где заперты заложники, не представлялось возможным. Проклиная себя за поспешность, Юрий рассеянно подобрал винтовку и принялся изучать территорию завода через оптический прицел, на всякий случай присев за высоким парапетом, чтобы не быть замеченным.

Ему хотелось как-то ускорить события, но он понимал, что делать этого не следует: спешка могла закончиться плачевно и для него, и для семьи Валиева. Однако сидеть на крыше, ничего не предпринимая, тоже было невыносимо. Он уже начал жалеть, что не прихватил с собой хотя бы Бармалея, но тут за воротами завода послышалось урчание двигателя, а через несколько минут пронзительно и требовательно затрубил клаксон, заставив Юрия вздрогнуть. В царившей здесь тишине этот звук казался невыносимо громким, словно там, за воротами, без предупреждения вострубил архангел. Клаксон гудел, раз за разом выдавая повторяющиеся серии длинных и коротких гудков, и постепенно до Юрия дошло, что это морзянка. Два коротких – два длинных, два коротких – два длинных, и снова, и опять… Точка, точка, тире, тире… Буква “ю” – вот что это было. Конечно, водителю, без устали давившему на кнопку сигнала, могло просто нравиться это простенькое сочетание звуков, но Юрий придерживался на этот счет иного мнения. “Ю” означало “Юрий”, и был только один человек, который мог устроить у ворот этот кошачий концерт.

– Чертов Бармалей, – с досадой прошептал Юрий. Гудок смолк, и тут же в ворота принялись с маху колотить чем-то железным. Ржавая жесть загудела, как Царь-Колокол, между бетонными стенами корпусов пошло гулять эхо. Юрий сплюнул, уверенный, что Бармалей либо сошел с ума, либо просто переборщил, принимая традиционные сто граммов для храбрости. Так или иначе, небритого тезку можно было считать покойником.

Он так и не успел разглядеть, откуда появились чеченцы. Двое черноволосых джигитов в кожаных куртках внезапно материализовались возле ворот, придерживая висевшие на груди автоматы. Пронзительно заскрипел отодвигаемый засов, створки ворот с ржавым треском распахнулись, и во двор неторопливо въехала залепленная грязью до самой крыши “Волга” Бармалея. Охранники навели на машину автоматы, Юрий навел на охранников винтовку, про себя кляня последними словами Бармалея, который неторопливо выбрался из машины и тут же сделал испуганное лицо, уставившись в дуло ближайшего автомата.

– Это чего? – тупо спросил он, словно ожидал встречи с цветами и оркестром. Говорил он негромко, но в мертвом безмолвии заброшенного завода Юрий отчетливо слышал каждое слово. – Вы что, мужики? Я не туда попал, что ли? Ну, козел! Во, блин, подзаработал… Мне сказали: поедешь, заберешь женщину с девчонкой, отвезешь в Москву. Главное, сука, говорит: деньги, мол, тебе на месте отдадут…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать