Жанры: Альтернативная история, Научная Фантастика » Юрий Никитин » Ярость (страница 27)


– Но нельзя же наносить удары...

Кречет удивился:

– Почему? Не знаете? Потому, что такова точка зрения американцев. Которую они так ловко всобачили миру. Недалекому человеку, что живет простейшими навязанными алгоритмами, кажется, что другой точки зрения вообще нет. Великая победа американцев в том, что сумели навязать свой тупой образ мыслей почти всему более развитому западному миру. Отдельные голоса протеста не в счет: тупая масса жует американскую жвачку и повторяет удобные американцам лозунги... Словом, у меня отношение к нашей церкви как у крестьянина, в село которого ворвались печенеги и жгут, насилуют, убивают. Но в селе есть великий богатырь, который сейчас растолстел и сидит на печи, жрет водку. Если не слезет с печи и не защитит село, то на кой его кормить? Надо звать другого, а этого в шею. И пусть другой хоть с раскосыми глазами, но чтоб село охранял

Временами мы переставали слышать злой президентский голос, в здании нас оттирали охранники, даже широкие коридоры не позволяли догнать, все-таки идти надо только по красной дорожке, даже по оранжевым краям неприлично, а если соступить еще на шаг вправо или влево, то все телекамеры засекут как террориста, шпиона.

Из гостеприимно раскрытых дверей волнами шел одуряюще ароматный запах кофе. Спина моя сразу выпрямилась, сердце начало стучать чаще и радостнее, как у наркомана при виде ящика с драгоценными ампулами.

В глубине зала промелькнула Марина. Когда мы переступили порог, за длинным столом уже сидели рядком, как куры на насесте, нахохленные, несмотря на жару, Забайкалов, Усачев, Краснохарев, еще несколько министров, глав разных комитетов, подкомитетов и околокомитетов. В стену было вделано с десяток телевизоров, все работали, показывая разные каналы. Если кого и коробила такая профанация строгой работы правительства, то никто не показывал

виду.

Кречет вскинул руки над головой, ни дать ни взять – умелый центрфорвард, забивший победный гол, только голос его звучал вовсе не победно:

– Черт!.. Даже буддисты, кришнаиты и прочие восточные учения, слабые и ленивые от древности, пришли в Россию! Уже русские Ваньки и Маньки пляшут на улицах Москвы в желтых халатах и с бритыми головами! Но что-то не видел, чтобы православная церковь оторвала жирный зад от печи и пришла в Индию или хоть куда-нибудь!

Коломиец либо попытался встать на точку зрения президента, либо умело подыгрывал:

– Православие привыкло, что в церковь и так загонят палкой. Сперва гридни, потом – городовые, а ныне – школьные учителя, депутаты, президент, министр обороны.

Коган сказал вполголоса:

– Еще чаще – министр культуры. Хорошо, хоть министра финансов не винят!

– Наверное, не уверены, что вы еврей, Сруль Израилевич, – посочувствовал я.

– Какие им еще доказательства предъявить? – помрачнел Коган. – Разве что...

Кречет тяжело опустился за стол, брезгливо отодвинул бумаги:

– Это очень больной вопрос с нашей религией! Я соблюдаю равенство всех религий... какой политик хоть что-то соблюдает!.. потому что дозагонялись палкой... Даже кришнаиты, тьфу, теснят православную церковь у нее дома. Здесь, в самой первопрестольной! Я – практик, не министр культуры и изячной речи. Если нашего сторожевого пса петух бьет, то я не стану защищать его от петуха – хороши будем оба! – а просто заменю самого пса.

Я застыл, мороз прошел по коже. Остановившимся глазами обвел собравшихся, все слышали страшные слова, но не вникли.

Медленно, очень медленно, словно от лишнего движения мог рухнуть мир, я перевел дыхание.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать