Жанры: Альтернативная история, Научная Фантастика » Юрий Никитин » Ярость (страница 48)


Погуляв, вернулись, и только тогда обнаружил, что код набирать в полутьме вовсе нет необходимости, кодовый замок сломан, а пружина со двери сорвана.

Когда-то консьержка сидела круглые сутки, но теперь старушка показывается только утром, когда народ выбегает на работу, да на час-другой в то время, когда возвращается. И сейчас, глядя на пустой подъезд с настежь распахнутой дверью, я впервые ощутил, что как-то неуютно и даже тревожно.

В квартире, Хрюка попробовала взобраться на колени. Я отстранил, но с неловкостью, ребенок не понимает, почему вчера можно было, а сейчас нельзя.

– Охраняй, – сказал я вполголоса. – Помнишь, тебя обучали охранять?

Она помахала хвостом, уверяя, что загрызет даже соседей, если они попробуют спереть пакет, на котором нарисована собака.

За компьютер я сел, невольно прислушиваясь к голосам в коридоре. Наконец разозлился на собственную трусость, каждый из нас когда-то да умрет, включил телевизор, все-таки музыка, углубился в работу.

Когда далеко за полночь вырубил пентюль, Хрюка уже лежала на моем месте и отчаянно притворялась, что крепко спит, что будить ее бессовестно, что она такая маленькая и жалобная, что если ее тронуть, то это будет преступление больше, чем оставить в России православие...

– Хватит притворяться, – сказал я. – Брысь, свиненок!

Когда жена уезжала на дачу, Хрюка наловчилась ночью прокрадываться на ее место. Спала смирно, тихонько, но, разомлев и начиная вживаться в свои собачьи сны, подрыгивала лапами, пиналась, я просыпался раздраженный, сгонял безжалостно. А потом научился не пускать в постель вовсе. Хотя и каждый раз с боем.

* * *

Утром, когда вывел ее на прогулку, консьержки уже не было, а вместо замка болталась пустая железная коробка. Хрюка, не обнаружив собак, все гуляют раньше, быстро сделала все дела, за скорость она получала по два фролика, а когда вернулись к подъезду, туда как раз подрулила черная машина.

Володя опустил стекло, помахал жизнерадостно:

– Не торопитесь, я могу ждать хоть до вечера!

– Размечтался, – ответил я.

Я думал, приеду если не первым, то одним из первых, но когда переступил порог кабинета, там уже сидели почти все из команды президента. Мне показалось, что я ударился лбом о стену напряжения и сдержанной вражды. На меня смотрели искоса, кивали холодно, никто не подошел, не поздоровался за руку. Что ж, я сам не люблю эту

дикарскую привычку ощупывать друг другу ладони, выискивая, нет ли там камня и уверен, что пора с нею расставаться.

Когда вошел Кречет, все встали, как школьники при появлении учителя, а Краснохарев, не садясь, заговорил с неловкостью:

– Платон Тарасович, у нас один вопрос вызывает недоумение...

– Всего один? – усмехнулся Кречет.

– Да, пока что один... Но достаточно важный.

Остальные кивали очень серьезно и торжественно. Кречет развел руками:

– Нападайте.

Он бросил быстрый взгляд в мою сторону, многое понял, собрался, как перед прыжком в прорубь. Лицо стало каменным.

– Ислам слишком уж стремительно укрепляется в России, – начал Краснохарев. – Не скажу, чтобы я очень был пристрастен к церкви... хотя, признаться, раз в месяц бываю, положение обязывает, даже руку целовал и не отплевывался... хотя микробов там от всяких юродивых и бомжей... гм... но ислам все же чужд... Я понимаю, что вы действуете во благо России. Но во благо действуют и те, кто призывает повесить нас на стенах Кремля, как предателей Отчизны, как изменников СССР... Во благо дерутся между собой коммунисты и монархисты, либералы и грушечники...

– Грушечники?

– Ну, эта партия, что груши околачивает, но к власти рвется...

– Тогда это мичуринцы, – поправил все знающий Коган.

Кречет недовольно морщился, наконец прервал:

– Простите, Степан Викторович, давайте сразу отвечу. Оставим простую мысль, что России нужен подъем, иначе она умрет. Еще более нужен немедленный ответ Америке, что уже без всякого прикрытия рвется к нашим богатствам. Второе – строительством одной-единственной мечети в Москве, да еще очень дорогой и красивой, автоматически обеспечиваем тыл со стороны огромного исламского мира. А с Западной Европой и так отношения испорчены. К тому же там все равно католицизм, который ненавидит православие больше, чем исламизм. Пример, кого Америка и Европа поддерживали во время конфликта православных и мусульман в Сербии?.. Даже такой пустячок решается автоматически, как обойти хохлов!

– А хохлы при чем?

– Они уж точно не позволят построить мечеть в Киеве! И тем самым отрежут себя от необъятного исламского мира. А натовцам хохлы и на... словом, не очень нужны.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать