Жанры: Альтернативная история, Научная Фантастика » Юрий Никитин » Ярость (страница 64)


– Расслабьтесь, – посоветовал мужчина, похожий на капитана хоккеистов, – курите если хотите.

– Спасибо, не курю, – ответил я.

Шофер хохотнул:

– Кто не курит – оттягивает свой конец, а кто курит...

Я понял, что он вполне мог бы точно так же крутить баранку в машине президента. А вожак сказал с насмешливым удивлением:

– Ого, какая у президента команда! Сам президент бросил пить, а его взвод пошел еще дальше. Сухого закона не ожидается?

– Нет, – ответил я. – Но рвать ноздри и рубить головы за курение – это на грани принятия.

– Это в Турции рубили головы, – возразил собеседник. – И оставляли на кольях с трубками в зубах! А в России только били кнутом, рвали ноздри и – в Сибирь-матушку. Рад, что вы не теряете чувства юмора. Честно говоря, я ожидал обычной истерики, угроз, попыток сторговаться.

– Я вообще неожиданный человек, – сообщил я. – Вы еще со мной наплачетесь.

Машина неслась в левом ряду, навстречу опасно близко проносились встречные автомобили. Мужчина с усмешкой покосился на меня, но я резонно полагал, что шофер потому и лихачит, что умеет ездить, и шерсть от страха на мне не поднялась.

– Может быть, – согласился он, теперь уже неожиданно для меня. – Говорят же, после веселья наступает похмелье. После смеха – слезы... Но пока что нам в самом деле весело. Но, вообще, должен сказать, что вы не пугливы.

– Это просто знание, – сказал я холодно. Поймав его вопросительный взгляд, пояснил со злорадством. – Я нужен не только живым, но и в добром здравии, даже в хорошем настроении. Потому вы должны лизать мне сапоги... ну, ладно, кроссовки, вилять хвостом и всячески уверять, что просто приготовили мне приятный сюрприз, а впереди ждут баня, коньяк, спелые девки, чемодан с пачками долларов...

По тому, как он смешался, я понял, что этот дурак собирался предложить мне весь этот нехитрый набор. Шофер фыркнул, похоже, не любил своего вожака, и тот вынужденно пробормотал:

– Я только из группы захвата. Разговаривать с вами будут другие.

* * *

Над головой промелькнула широкая эстакада окружной дороги. Москва осталась позади, автомобиль несся еще быстрее, здесь широкая бетонная лента была пуста, если сравнивать с запруженными московскими улицами. По ту сторону разделительной полосы проскакивали навстречу такие же мощные машины, отечественные терялись среди импортных чудовищ.

Дважды мы пронеслись мимо поста ГАИ на той же скорости, но никто в нашу сторону и глазом не повел, все явно нарушали скоростной режим, лишь новичок соблюдает скорость на хорошей да еще пустынной дороге. К тому же гаишники охотнее останавливают пошарпанные жигуленки, с них можно содрать хотя бы червонец, а из мерседеса могут показать дуло автомата и очень вежливо спросить адресок, по которому проживает семья такого храброго.

Потом свернули на дорожку, такую же ухоженную, но узкую, два автомобиля разъедутся, но не три. Мне стало совсем неуютно в роскошном салоне. Не видать вывески: «Частное владение, вход воспрещен», но чувствуется, что здесь не только вход воспрещен посторонним, здесь сперва стреляют, потом закапывают, а вопросы не задают вовсе.

После трех поворотов, когда машина резко замедляла ход, впереди показался двухэтажный особняк с мансардой. Далеко вынесенный забор из толстых железных прутьев, ограждал со всех сторон, по углам подсобные строения, больше похожие на сторожевые будки.

Мы вынужденно медленно проехали вдоль ограды, подставляя левый бок. И дорожка нарочито узенькая, и ворота поставлены так, что если и не позволяют хозяевам врубать газ прямо в гараже и мчаться до Москвы, то облегчают

жизнь в другом, намного более важном.

* * *

Особняк приближался роскошный, в три этажа, с колоннами, надстройками, не дача, а настоящее имение, стилизованное не то под боярскую усадьбу, не то под подобие замка.

Я заметил на деревьях, что стояли по краям, миниатюрные телекамеры. Когда приблизились к крыльцу, там на верхней ступеньке стояли двое. Оба в хорошо сшитых костюмах, крепкие ребята, которые с одинаковым успехом могли работать как в органах, так в мафии.

Один что-то коротко бросил в сотовый телефон, явно старший, когда машина остановилась у крыльца, спустился и открыл дверцу. Его цепкий взгляд сразу остановился на мне:

– Прекрасно!.. Инцидентов не было?

– Будут, – пообещал я.

Сзади ответил голос:

– Спят!.. Они там больше озабочены поисками новых мест. Кречет всех разгонит...

Парень протянул мне руку, но я выбрался, игнорируя его помощь, хотя сопел и хватался за поручни, дышал тяжело. Сразу вокруг меня образовалась тесная коробочка, я мог идти только на крыльцо. Подчинился, на каждой ступеньке морщился, на ступеньку ставил только правую, а левую подтягивал, хватаясь за перила.

Меня сопровождали и в широком холле, там мужчина со звездами на погонах поднялся с кресла:

– Виктор Александрович?

Я холодно промолчал. Провожатые сопели неподалеку. Мужчина сказал доброжелательно:

– Я полковник Терехов, начальник охраны. Чьей? Ну, скажем, командующего мотострелковыми частями генерала Покальчука. Вам придется в моем обществе провести всего несколько минут. Ему уже сообщили, едет. Заходите вот в эту комнату, располагайтесь...

Я шагнул через порог, грудь моя невольно поднялась, набирая побольше воздуха, задержал вдох, не желая расставаться с восхитительно свежим и прохладным, настоянном на запахах хвои и папоротников, кондиционеры работают во всю мощь, окна герметичны, не выпустят ни одну молекулу очищенного воздуха, а сюда не впустят, не очистив, не облагородив, не обработав, не охладив...

Это была гостиная, с множеством кресел и тремя длинными диванами, в дальней стене громадный камин, кованная решетка, на стенах вперемешку с портретами висят охотничьи трофеи: головы кабанов, медведей, лосей. Невольно вспомнил Кречета, тот признался, что охоту терпеть не может. В людей стрелял, но стрелять в беззащитных зверей не может.

Начальник охраны, назвавшийся полковником Тереховым, вошел следом, притворил дверь. Голос был жизнерадостным и доброжелательным:

– Чайку, кофе... Или фруктовой водички?

– Лучше валидол, – буркнул я.

Диван был рядом, я повалился в кожаное сидение, вздохнул с великим облегчением. На лице моем, надеюсь, отразилось это отчетливо, что такая трудная дорога подошла к концу.

Посреди гостиной, как и принято, свободное пространство, в дальнем углу от камина небольшой стол, три легких стула, на столе цветы в изящной вазе. Кажется, даже ноут-бук, судя по форме, сейчас закрыт. Возле вазы огромная массивная пепельница в виде большой толстой жабы с распахнутой пастью.

Полковник поставил на стол кофейник, пачку сахара, вытащил из шкафа две чашки. Обернулся:

– Я сготовлю кофе, пока подъедет шеф. Если вскипит раньше, то выпьем вдвоем.

– А пока меня свяжете?

Он ухмыльнулся:

– Нашим ученым и так слишком часто связывали руки. Только в этом Америка нас и обогнала...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать