Жанры: Альтернативная история, Научная Фантастика » Юрий Никитин » Ярость (страница 71)


* * *

Промелькнула тень от окружной дороги, но автострада не стала хуже, только сузилась, а через полчаса пошли одинаковые дома, типичные для подмосковных городов, только на тротуарах людей в одежде защитного цвета было больше, чем в гражданской.

Наконец впереди дорогу перегородил шлагбаум. Тонкий, символический, а на лавочке возле будки сидел старичок с газетой. Подслеповато поднял на нас глаза в толстой оправе, старенький и сгорбленный, этакий энкэвэдэшник двадцатых, который если и заметит, что что-то не так, то все же пропустит, но у следующего шлагбаума нарушителя встретит взвод автоматчиков, а сама рейка полосатая будет не из сосновой палки, а из железнодорожного рельса. Хоть и выкрашенная в тот же цвет.

– Привет, Семеныч, – сказал мужчина уважительно. – Скажи по линии всем. Везде отбой. Удача!

По тому, как разговаривал, я понял, что старик сторожил, а то и лично расстреливал проклятых белых генералов и всяких там шпиенов, к поиску и расстрелу которых призывал дед нынешнего Кондрата Красивого, лидера оппозиции.

Потом проселочная дорога, меня даже убаюкало. Очнулся, когда из темноты вынырнул бесшумный, как призрак, пятнистый охранник, даже рожа в зеленых пятнах, мгновенно окрылись дверцы, мне посветили фонариками в глаза так, что ослеп и даже оглох, а когда нещадный блеск исчез, в темноте долго летали огненные мухи. Машина двигалась, меня прижимало то к правому охраннику, то к левому, а впереди возникали, подсвеченные снизу плазменными огнями, странные металлические конструкции, чудовищно толстые, непонятные.

Пахло железом, бензином, мазутом, чем-то едким, а еще я чувствовал, как весь воздух здесь пропитан запахами патронов, пороха, оружейной смазки.

Ночь смотрела как огромное черное дуло. Я чувствовал, как на руках шевелятся волосы, вздуваются «гусики», Впереди был чужой враждебный мир, жестокий и нечеловечный.

Нас остановили еще дважды. Правда, лишь заглядывали в окна, даже документы не спрашивали. Стоило намотать на ус, что меня похитили не простые шавки, этих знают в лицо. Хорошо знают, иначе так не вытягивались бы во фрукт или фрякт, как это у них называется.

Дорога становилась все ухоженнее. Такое бывает только в местах, где дворника за неряшливо убранную территорию можно заставить собирать мусор зубами, а за косой взгляд – «встать-лечь», «упал-отжался», а потом еще ползком по грязной луже.

Наконец впереди вырос высокий забор, ворота металлические, огромные массивные, без всяких ажурных штук. Часовой посветил нам в лица фонариком, впервые потребовал документы. Старший протянул пластиковую карточку, бросил несколько слов, похожих на пароль, часовой исчез, видно было, как разговаривает по телефону. Затем ворота неспешно пошли в стороны. Карточку не вернул, похоже – одноразовая...

Навстречу поплыли приземистые сооружения, чуланы, ангары, затем просторное белое поле из бетонных плит. На вышках вспыхнули прожекторы. Яркий свет залил бетонное поле, к тому же узкие лучи мерно обшаривали территорию, высвечивая каждую пылинку.

Пока ехали, яркий луч дважды прошелся по машине, и она словно вспыхивала, свет был мертвенно ярок, как лазерная горелка. Остановились перед массивным зданием, крыша таяла в беззвездном небе. Мирошника вытащили, увели, а старший бросил мне небрежно:

– С ним будет все в порядке. Мы зря не переводим ценный материал.

– Да ну?

– Мы за Россию, – сказал он, – и этот шоферюга за Россию. Пусть лучше умрет, защищая ее... если придется, чем погибнет здесь глупо и бездарно.

Он указал на ступеньки. Сзади и с боков я слышал уверенное дыхание крепких мужчин. Они стояли так плотно, что я не смог бы сдвинуться и

на ширину ступни.

Я выдохнул, против лома нет приема... окромя другого лома, а какой из меня лом против этих?

Коридор был по-казарменному прост, бравые десантники на каждом шагу ощупывали нас придирчивыми взглядами, в глазах читалось желание показать на этих штатских свое знание приемов, даже ходили молодцевато, расставив руки в стороны, будто им мешали прижиматься к бокам горы мускулатуры.

Меня привели в комнату, больше похожую на больничную, так же все стерильно белое, чистое, даже стол, стенные шкафчики и стулья – белого цвета. И так же все дышит металлом и пластиком. Дверь даже не прикрыли кожей или деревом: так и блистала тусклым металлом, неприятно толстая, массивная. На окне – толстые железные прутья в палец толщиной, хотя по ту сторону окна бетонное поле военного аэродрома или еще чего-то подобного недоброго.

По ту сторону решетки буднично проехал приземистый бронетранспортер, зеленый с желтыми пятнами, словно ящерица Сахары. Чуть дальше сновали автопогрузчики, но опять же не привычные, какие видишь на складах магазинов, а огромные, жутковатые, словно могут не только грузить, но еще охотнее ткнут страшными стальными рогами.

Даже изредка мелькавшие фигурки солдат выглядели из другого мира: более живого полного сил. На бронетранспортер и страшноватые погрузчики они обращали не больше внимания, чем я дома обращаю на велосипеды.

Над зданием с ревом пронесся, прибивая к земле все звуки, огромный самолет странной формы. Исчез, только пугающе часто хлопало вслед, то ли рвались снаряды, то ли схлапывались воздушные волны при гиперзвуковом переходе.

Там же за окном, как за стеклом гигантского аквариума, проплыл, как огромная акула, бронетранспортер, хищный и легкий, стремительно вытянутая вперед узкая морда высматривала, на кого бы наброситься.

Прожектора мерно обшаривали поле невероятно резкими лучами, похожие на марсианские боевые машины. Мир был страшен и нереален, а сновавшие зеленые фигуры казались выходцами из других миров: в пятнистых комбинезонах, кое-кто с накрашенными, как у зебр, рожами.

От обилия этих зеленых фигур казалось, что мы на дне моря.

Десантники откозыряли и ушли, а старший поднял трубку телефона, номер не набирал, сразу бросил коротко:

– Полковник Терещенко!.. Объект доставлен.

Некоторое время он слушал в горделивой позе, потом на его суровом лице проступило раздражение. Долго слушал, наконец сжал губы, бросил сухо «Слушаюсь» и положил трубку.

Я поинтересовался:

– Обстоятельства поменялись? Может быть, отвезете обратно? Извинений не требую, понимаю, во всей стране такой бедлам, спрашивать не с кого.

Он посмотрел неприязненно:

– За вами сейчас приедут.

– Кто?

Он неожиданно усмехнулся, ответил почти дружелюбно:

– Не знаю. Просто Кречет своим отъездом дал такие возможности! Завтра его отстранят в Думе, а на маневрах, похоже, ожидается тоже сюрприз... Все мечутся, торопятся, все планы полетели кувырком, потому что вдруг все стало ближе. Вас должны были ждать здесь, но это отсрочка всего минут на пять-десять. Располагайтесь, ждите...

Он пошел к двери, но вдруг хлопнул себя по лбу, широко и недобро ухмыльнулся:

– Впрочем, чтобы вам не было скучно эти пять минут...

Я слушал, как он говорил по телефону совсем другим голосом. И когда дверь за ним захлопнулась, я уже чувствовал, кому звонил и что хотел.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать