Жанры: Альтернативная история, Научная Фантастика » Юрий Никитин » Ярость (страница 76)


– Но что...

Не отвечая, я повел глазами. Из кабины пилотов к Кречету спешил подтянутый, не узнать, Терещенко. Живот подобрал грудь как у курского петуха, глазами преданно ел верховного главнокомандующего, из-под каски выбивался, напрашиваясь на орден, кусок окровавленного бинта.

Не сразу в блестящей толпе военных выделил меня. Все видели, как он вздрогнул, будто от меня ударило током. Бледный, как мертвец, рука на миг дернулась к кобуре, но он уже был из современных, когда даже военные не хотят быть героями, да что там героями, воевать не хотят, только бы жалование да беззащитных солдат побольше в услужение...

Он отдернул руку и сказал быстро-быстро, глотая целые слова:

– Я расскажу!.. я все-все расскажу!.. Я лишь выполнял... я сам ничего!

Телохранители, еще ничего не поняв, но поддавшись чутью, как собаки, уже закрыли президента со всех сторон, а черные стволы непомерно длинных пистолетов смотрели во все стороны, как иглы гигантского ежа.

Кречет повернулся ко мне. Телохранители косились на меня враждебно и недоверчиво. Я с трудом поднял руку, тяжелую, как бревно, отмахнулся:

– Да можно... и не расспрашивать. Расстреляйте и закопайте как собаку...

Терещенко схватили под руки, он обмяк и начал повизгивать, брюки внизу потемнели, мокрое пятно поползло по штанине. Уверенный, что его в самом деле сейчас расстреляют, он жалобно вопил, закладывал всех и вся, и пока его втаскивали в блиндаж, он клялся, что только исполнял, а сам пальцем не шелохнул...

Один из офицеров, что сопровождали Кречета, исчез на миг, вернулся с теплой шинелью, набросил мне на плечи. Кречет пробежался взглядом по моему лицу:

– А это как?

– Что? – не понял я.

– Лоб разбит, по скуле будто конь врезал.

– А-а-а, – сказал я, мои пальцы бережно ощупали кровоподтек под глазом. – Вы будете смеяться... но это я ударился о дверь.

– О дверь мордой, – повторил Кречет с удовлетворением. – Это хорошо. Но все-таки жаль...

– Что?

– Вот если бы по морде прикладом!

– То что?

– О, видели бы себя тогда!

– Это у вас морда, – огрызнулся я. – А у крупного ученого... Кстати, господин президент, моя работа футуролога все больше принимает какой-то странный оттенок.

– Вы видите свои теории в действии, – сказал он значительно. – И сами принимаете участие в их осуществлении. Разве это не высшее счастье для ученого? Да-да, так сказать, своими руками... гм... творите... разрушая, конечно... Я, честно скажу, недооценивал роль ученых в современном обществе. Но, благодаря вам, Виктор Александрович...

Он улыбался, но я видел сдвинутые брови, чувствовал с каким накалом работает его непростой мозг. И когда подзывал адъютантов, те отбегали с ясными приказами, не оставляющими возможностей толковать иначе.

Терещенко еще не вытаскивали, явно рассказывал с подробностями, чтобы продлить жизнь.

– К сожалению, – сказал я невесело, – в заговоре участвует командующий морскими силами, руководство Таманской дивизии, а также двое-трое из вашего кабинета.

Он отшатнулся:

– Вы что же, побывали на самой базе?

– Да нет, подсел на самолет по дороге.

Он стиснул зубы, телохранители переговаривались негромко, их взгляды в мою сторону стали уважительными. Глаза Кречета быстро пробежали по моему лицу:

– Черт бы побрал эту футурологию... База-то хоть цела?

– В неприкосновенности, – заверил я. – Ну, почти... Я же знаю, на новую денег нет.

Он кивнул в сторону самолета, туда ринулась группа военных. Команду самолета и водителей похватали, бросили лицом вниз, обыскивали, но я понимал, что все бесполезно. Бедолаги скорее всего вовсе не подозревали, что они и есть заговорщики.

Кречет с раздражением отмахнулся от телохранителей, те советовали на время уйти в блиндаж. Повернулся по мне, глаза его уже смотрели с веселым сочувствием:

– По вас, Виктор Александрович, словно колонну танков пропустили. Несмотря на ваш оптимизм, боюсь, представить, что от базы осталось... Да знаю я ваше честное слово ученых! Атомную бомбу кто придумал? Господа офицеры, позвольте мне представить вам крупнейшего в мире футуролога. Это он побывал на засекреченной даче генерала Покальчука, с его охраной, сигнализацией...

Один из генералов с великим уважением посмотрел на меня, это был явно первый случай, когда генерал уважительно смотрел на ученого, сказал почтительно:

– Я чувствую, господин президент, эти маневры нам запомнятся!

– Если Виктор Александрович с нами, – согласился Кречет, – эти маневры запомнятся всем.

Лицо его стало жестким, мимо как раз вели под охраной команду самолета, трех водителей грузовиков. Ребята спецназа рылись в машинах, осторожно передавали на землю ящики. Молодцеватый генерал быстро-быстро говорил по сотовому телефону, одним глазом кося на Кречета.

– Их там уже нет, – заметил я.

– Повяжут, – заверил Кречет. – Никуда не денутся.

– Им переждать только эти маневры...

– Что-то учуяли? – насторожился Кречет.

– Только предчувствие, – ответил я с неопределенностью. – Ощущение...

– Тоже мне ученый, – сказал Кречет разочарованно. – Я-то думал, это у гадалок чуйства, а у вас – факты!.. Ладно, Марина уже приготовила крепкий кофе и ваши любимые бутерброды.

Я спросил с упреком:

– А ее зачем привезли? Бедная девушка.

Он отмахнулся:

– Эта бедная девушка к маневрам привыкла больше, чем к кремлевским кабинетам. Знали бы, сколько она повидала гарнизонов!

Мне послышалось в его голосе предостережение. Не то

страшился, что я могу заподозрить ее в работе на врага, не то затем, чтобы не путал простую девушку из Перми с московскими княжнами.

Из блиндажа вышел, пригибаясь, грузный генерал, в котором я не сразу узнал Яузова – подтянутый, живот подобрал, двигается четко, без кабинетной лени и замедленности. Один из офицеров что-то на ходу быстро тараторил ему в ухо, указывал в мою сторону.

Яузов подошел, в глазах было великое изумление и еще что-то, что мне очень не понравилось, но назвать одним словом я сразу не мог. Он кивнул, проговорил с великим отвращением:

– Здравствуйте, Виктор Александрович. Не скажу, что счастлив вас видеть. Там одних компьютеров закупили на шесть миллионов долларов!

Кречет спросил с интересом:

– Ну и что?

– А то, что если этот... футуролог и там погулял, как на даче Покальчука, то это стране влетит в копеечку.

Я возразил:

– Вы же слышали, на даче Покальчука произошел взрыв газа.

– Такой взрыв, что разнесло все в чертовой матери?

– Взорвалась газовая магистраль, – поправился я. – Прямо под дачей.

– А вы где были?

– В подвале! Туда отвели для ужасных нечеловеческих пыток!

Он отмахнулся, просительно посмотрел на Кречета:

– Похоже, придется выделять деньги на другую базу.

Кречет с сомнением посмотрел на меня, перевел взгляд на министра обороны. Голос был успокаивающим, но без обычной генеральской уверенности:

– Виктор Александрович уже государственный человек. Он бережет государственное добро. Даже, когда разгуляется, не особенно портит...

Яузов безнадежно отмахнулся:

– Это смотря как разгуляется. Он же за русскую идею! За возрождение русского духа. А это: раззудись, плечо, размахнись, рука!.. Что за свадьба без хорошей драки, да как еще полгорода не спалить? Я всегда не доверял ученым. То порох придумают, то экологию... А от этой непонятной футурологии вообще мир может сгинуть.

– Да все цело, – ответил я с неудовольствием, – что я, американец?

Кречет сказал наставительно:

– Это еще что! Я всегда говорил, что хороший ученый вообще-то стоит целой танковой бригады! А наш Виктор Александрович не просто хороший, он лучший!

Яузов посмотрел на меня с отвращением. Судя по его виду, на базу уже махнул рукой, беспокоился, не пострадали ли вокруг того места, где была база, дома военного городка.

Меня подмывало спросить, не прибыл ли Яузов этим же самолетом, но что бы ни ответил, это к делу не подошьешь, а вот прибыл или не прибыл, это узнаю, узнаю у других...

Из блиндажа опрометью выскочил молоденький и очень усердный с виду офицер. В руках работал портативный телевизор. Бегом принес, развернулся экраном к президенту, застыл как чугунная статуя.

Телекомментатор вещал с экрана:

– О чем думает генерал Кречет, задумав провести военные маневры? Причем, вблизи западных границ России, которые вскоре станут границами всемогущего НАТО?.. Хочет показать, что у нас есть ядерные ракеты, способные стереть с лица земли человечество? Но для их взлета требуется высококачественное топливо, а инженеры не должны голодать, иначе нажмут не ту кнопку...

Красивая девушка в короткой юбчонке, раскачивая бедрами, прошла к столу и неторопливо положила перед ним листок. Комментатор сделал вид, что только сейчас увидел текст, заговорил с подъемом:

– Только что получили сообщение, что генерал Кречет на маневры отбыл лично. Оставив разрушенную страну, он три дня проведет в обществе себе подобных: унтеров, держиморд, скалозубов...

– Сволочь, – выругался Кречет. – Классику перевирает, гнать надо!

– Да и президента упорно называет генералом, – добавил Яузов. – Если такой работник не слыхал о выборах, надо снять за неграмотность. Или подать в суд, там все ясно – оскорбление, а потом уволить.

* * *

Глава 44

* * *

В Сербии русские части миротворцев терпеливо и уныло ждали отправки, как здесь говорили, взад, на родину. Немцы и французы уже отбыли, у них и дома хорошо, а у русских частей сразу портилось настроение, когда понимали, что скоро возвращаться, платить будут деревянными, к тому же с задержками, летать снова на устаревших, не ремонтированных,

На аэродроме стояли два самолета. В готовности по-русски, то есть, вне ангаров. Но огни потушены, даже в диспетчерской пусто, потому никто не заметил в небе огромный самолет, что сделал круг и начал снижаться.

Когда самолет был уже над аэродромом, кто-то из случайных наблюдателей обратил внимание, что самолет без опознавательных знаков. Затем тот резко пошел вниз, его потеряли из виду.

Приземлился умело, с шиком, остановился, не пробежав и половины летной дорожки. Трап еще не успели спустить, как откинулись люки в задней части, по пандусу стремительно скатились бронетранспортеры высшей проходимости. Коммандос сидели, как чугунные статуи, все обвешанные ультрасовременным оружием, в бронежилетах, молчаливые, готовые в любой миг к мгновенным, взрывным действиям.

Бронетранспортеры на огромной скорости понеслись к русскому самолету. Чудовищно огромный, он как гора вырисовывался на светлеющем небе.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать