Жанры: Альтернативная история, Научная Фантастика » Юрий Никитин » Ярость (страница 89)


Он выскочил и побежал к последнему танку. Бежал он тяжело, теперь я понимал, что они навязали на себя взрывчатку, что не взорвется иначе, как под большим давлением, а танк выпустил короткую очередь, остановился, вдруг попятился. Солдат бежал к нему, танк пятился, все набирая скорость, солдат бежал, пытаясь догнать, временами все скрывалось в пыли, я смутно видел очертания чужого танка, пропотевшую спину. Прозвучала пулеметная очередь, солдат вроде бы исчез, потом снова мелькнули его плечи... затем остался только грохот убегающего танка.

– Что они делают, – прошептал Яузов, – что они делают...

Лицо его кривилось, в глазах стояло изумленно-потрясенное выражение.

* * *

Коган морщился от частых вспышек блицев, даже на миг прикрыл глаза ладонью, когда ему засветили в лицо едва ли не дуговой лампой. Похоже, собрались газетчики и телевизионщики не только со всей России, но и всего света.

Он стоял на трибуне все еще с несколько ошарашенным видом, словно впервые, злой и язвительный, не мог подобрать достаточно едких слов. Губы шевелились, глаза устремлены в одну точку, словно на ходу составлял речь, одновременно подсчитывая убытки.

– Мне трудно выступать, – сказал он напряженно, – потому что ситуация меняется так стремительно... Когда я был на пороге, позвонил американский посол. Нет-нет, дело было не в задержке платежей по кредиту. Скорее, все как раз наоборот. Посол предложил нашей стране кредит! Да-да, в котором раньше было отказано. Сказал, что решение только что пересмотрено.

Тишина была мертвая, потом Гоголев спросил недоверчиво:

– Это на шесть миллиардов долларов?

– На шесть миллиардов.

– Под тот же процент?

Коган кивнул:

– У меня создалось впечатление, что они готовы снизить даже его. Я не сторонник Кречета, но должен заметить, что в США напуганы. Конечно, возмущены, наши посольства пикетируют защитники прав человека, но что там напуганы – это голову даю на отрез. И, как отвечающий за финансовую сторону, за деньги России, я... готов... с некоторыми оговорками, разумеется, поддерживать действия неприятного мне политика... этого... генерала.

По лицу было видно, что спохватился и явно хотел добавить, что поддерживает лишь в финансовой политике, все-таки Кречет стремительно сближается с исламским миром, а тот на ножах с Израилем... но все равно на него смотрели как на выходца с того света. Гоголев спросил недоверчиво:

– А почему вы связываете предложение посла с этим... безобразием на святой Манежной площади?

Коган развел руками:

– На следующий день после... после той порки мусульман, что появились пьяными на улицах, со мной стали добиваться встречи представители крупнейших финансовых групп Европы. Я, честно говоря, даже не связал это с той поркой... Думал, будут снова требовать уплаты процентов, соблюдения условия финансовых операций... Но чтоб сами начали совать деньги в карман! Да какие!

В мертвой тишине Гоголев спросил торопливо:

– Какие?

– Боюсь даже вышептать, – признался Коган. – Европейский банк предложил три миллиарда, Всемирный банк предлагает четыре с половиной, Межконтинентальный банк дает уже в следующем месяце шесть... У меня волосы встают, но все кредиты предлагаются под льготные проценты, к тому же с неслыханной

отсрочкой.

В зале снова начал разрастаться шумок. Глава национал-либералов выкрикнул с места:

– Не брать! Они хотят, чтобы мы у них вечно в должниках ходили!

– Как, – вскрикнул Гоголев жалко, – как не брать? Нам отцы говорили: дают – бери, бьют – беги...

Главный национал-либерал заорал зло:

– Это вам такое отец говорил! Какой отец, таков и сынок!.. А мне говорил: бьют – дай сдачи!!!

Коган начал собирать бумаги. Видя, что министр финансов уходит, в зале заорали, требуя задержаться. Гоголев спросил неверяще:

– Если это так... когда вы представите на утверждение список кредиторов? И кредитов?

Коган покачал головой:

– Вряд ли это придется делать.

– Почему?

– Кречет велел отказаться.

В зале раздался крик ярости, в далеком зоопарке чуткие звери забеспокоились, а самые пугливые начали бросаться на стены. В реве и гвалте потонул сатанинский хохот главного национал-либерала страны и его выкрик:

– Правильно!

Гоголев с трудом пробился через рев и крики:

– Вы полагаете, он все еще способен исполнять функции президента?

Коган развел руками с самым сокрушенным видом:

– Как никогда более.

– Объяснитесь, – потребовал Гоголев.

– Он отверг кредиты Запада, потому что ему предложили более льготные кредиты... с Востока. Гораздо более крупные. Без всяких условий. Понимаете, без всяких условий! Это в наше время, когда правительство дает Тульской или Рязанской области кредит под дикий процент, на кратчайший срок, да еще обязывает губернатора сапоги лизать всему кабинету министров!.. Простите, как человек, и уж извините, надо же доставить радость некоторым товарищам, как еврей, я предпочел бы кредиты Запада... но Восток сейчас нам с финансовой стороны куда более привлекателен. А уж про политическую сторону не говорю, это не мое дело.

В зале стоял рев, корреспонденты торопливо кричали в сотовые телефоны, диктовали, многие сразу же повели прямые передачи по всем мировым каналам.

Гоголев вскинул руки, стараясь приглушить шум, сказал угрюмо, разочарованно:

– С политической, понятно... Мы собрались здесь, чтобы дать оценку работе президента с морально-этической позиции. Способен ли такой президент, обманувший чаяния народа, стоять во главе...

Коган прервал:

– Всем предыдущим руководителям давали хотя бы сто дней! И лишь тогда спрашивали первые результаты.

– Кречет за месяц успел натворить бед больше, чем орда Мамая за десять лет! Мы должны принять меры сейчас.

Коган посмотрел в зал, чему-то улыбнулся, развел руками:

– Дело ваше. Я только доложил состояние дел в финансах. На сегодня денег у нас даже больше, чем нужно, чтобы заткнуть все дыры. Останется достаточно, чтобы развивать экономику.

А зале поднялся шум такой, что голос Гоголева потонул в нем, как писк комара в реве прибоя. Коган смиренно спустился с трибуны, тихий и скромненький, понурый, из переднего ряда вскочили депутаты, окружили, орали, кто-то замахнулся кулаком, руку перехватили, завязалась драка.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать