Жанр: Разное » Алекс Мустейкис » Белая пешка (страница 1)


Мустейкис Алекс

Белая пешка

Алекс МУСТЕЙКИС

Белая пешка

- И все-таки вы мне не верите, - сказал Ивон Тонга.

Он сидел перед пультом управления, заложив ногу на ногу, в легкой и небрежной позе потомственного аристократа, призванной одновременно и располагать к себе, и не позволять панибратства. Отвлеченно вертел в руке короткий стек, точно так же, как и в театре, и в лаборатории, и даже перед Советом Нимбоса. В полном соответствии с правилом, что у джентльмена должна быть одна слегка раздражающая привычка.

- Я себе не верю, - спокойно ответил Максим. - Если на клетке слона написано - буйвол, не верь глазам своим.

Ивон перестал крутить стек, посмотрел на Максима - внимательно, часто моргая.

- Пословица, - сообщил он. - Слон и буйвол, очевидно, земные животные, совершенно различные по сути, но в тоже время имеющие ряд общих признаков низшего характера. Например, размер. Или вес... Впрочем, это одно и то же. Я раньше интересовался языковыми структурами. Даже написал несколько работ о взаимодействии смысловых архетипов Циклов.

- Перед тем, как перешли в контрразведку? - поинтересовался Максим.

Ивон чуть заметно поморщился. Точнее, позволил собеседнику заметить свою неудовлетворенность формулировкой.

- В общем, да. Только после этого я еще работал в биоцентре, потом в транспортной сети, и уже перед... э-э-э... контрразведкой - в конструкторском бюро. - Он кивнул в сторону пульта управления. - Знаете, тут и доля моего труда есть. Правда, она глубоко спрятана, это совсем маленький блок, отвечающий за дестаффинг управляющих команд...

Максим кивнул. Вот так, подумал он. Я-то считал, против меня работает профессионал, подготавливаемый с пеленок. Прошедший все ступени кондиционирования, вжившийся в модель психики возможного резидента. Способный предугадать любые его действия, вероятные ошибки, узкие места социума, где его можно легко вычислить и разоблачить. Иначе как было объяснить все то, что случилось там, в штабе командования флота группы Т Внутреннего Цикла? Впрочем, еще труднее объяснить то, что произошло потом. И все потому, что мы не способны предположить, что кто-то окажется намного умнее нас, все мы ожидаем, что противником будет тупоголовый кретин с накачанными мышцами, и уж против него-то мы развернемся и покажем, благо мышцы у нас тоже накачаны, а мозгами, в отличие от него, противника, мы не обделены. А в итоге - колоссальная ошибка, и личная, и всего отдела, занимающегося Империей. Нет его, кретина-силача. А есть нечто такое, что лежит за гранью возможного - находится некто, за несколько дней вычисливший тщательно законспирированного агента, так законспирированного, что сам агент не знает, кто он такой, и только подсознательная программа, недоступная ментоскопированию, задает цели поведения... Вычисливший, умело спугнувший, и погнавший агента навстречу его цели - сердцевины Империи, таинственного Нимбоса... Фактически обеспечивший выполнение задания, а теперь - помогающий вернуться назад... да, никакая это не контрразведка... И ведь не побоялся теперь сопровождать... ведь по всем показателям хлюпик, не способный противостоять даже не то что работнику Галактической Безопасности, а и обычному гвардейцу-десантнику из страны Творцов... Один удар - и он выключится, и не будет уже мешать ничему... В пульте управления разберемся, не в первый раз. Только вот дальше что? Гнать субмарину к Гавани Песчаной Смерти, туда, куда она и так подойдет через пару часов? Да не просто вернуться, а с захваченным "языком", занимающем весьма высокий пост в руководстве Нимбоса. Но все дело в том, что я чувствую - это будет ошибкой, хотя и не могу пока сказать, какой. Хотя и не могу пока сказать себе, какой...

- Вы этого не сделаете, - нарушил тишину Ивон. - И знаете, почему?

- Неужели вы способны читать мысли? Или у меня на лице написано? - спросил Максим, отлично зная, что ни то, не другое действительности не соответствует. Просто агент обязан сейчас думать о выполнении задания, рассматривать варианты, находящиеся в рамках первоначальных установок...

- Вы и сами догадались, почему я так сказал, - ровно ответил Ивон. - И даже догадываетесь, почему вы спросили именно это, а не среагировали на мой вопрос.

- Почему? - так же ровно спросил Максим.

- Да потому вы чувствуете, что мы, по сути, коллеги. Мы занимаемся одним и тем же делом. Нет, нет, я не имею в виду нашу игру в кошки-мышки, - он отрицательно качнул головой и небрежно бросил стек на разложенную на столе навигационную карту. - Я имею в виду наше общее дело - ваше здесь, на Саракше, и мое среди Циклов.

Максиму понадобилось меньше секунды, чтобы понять значение этих слов.

- Но ведь Циклы созданы вами же. Они вами и так предельно контролируются и управляются.

- Ну, насчет "предельно"... Они в высшей степени автономные образования. Они, в принципе, смогут вполне обойтись без Нимбоса, перестройка их структуры на самоуправление повлечет за собой минимум жертв... Меньше, чем после падения системы психоподдержки в Стране Творцов... Но я вовсе не о том... И вы, и мы работаем на одну цель, которую можно назвать - гуманность, человечность в высшем смысле этого слова.

Максим мысленно сжал зубы. Гуманность, человечность... Вспомним. Они шли сквозь болото, по звериным тропам, пропитанным миазмами и полными ядовитых змей и насекомых, и на десятый день они наткнулись на патруль Внутреннего Цикла. Максим каким-то непонятным, десятым

чувством ощутил неуловимое изменение обстановки и, не раздумывая, упал ничком в зеленую, маслянистую, полную враждебной живности воду, и уже в падении услышал пение крохотных игл, вдруг заполнивших все пространство над тропой. А потом те подошли и хладнокровно отрезали головы раненым, но это уже Максим не видел, так как ему удалось погрузиться в полужидкий ил... И лежать там около получаса, приказом воли остановив почти все жизненные процессы, пока, наконец, по далекому хлюпанию не понял, что патруль уходит...

Вспомним. Когда в деревню сеятелей пришел отряд зачистки, и начал сгонять народ к краю полей, где уже дымили передвижные печи, и Максиму удалось уйти только потому, что чистильщики не могли предположить у сеятеля умение управлять гироциклом. И не было у них огнестрельного оружия, зачем оно против мирных и ничего не понимающих до последнего момента селян? Потом он глядел с вершины холма, как стоящих на коленях методично забивают специальными палками с железным крюком на конце - живые орудия отработали свое и подлежали безоговорочному уничтожению.

Даже не надо вспоминать такое недавнее и потому столь кровоточащее, достаточно вспомнить бесчинства белых отрядов в районе Голубой Змеи во время последнего десанта...

Гуманность. Человечность. Мир, как будто придуманный извергом-садистом, решившим во что бы то ни стало вывернуть эти понятия наизнанку...

Видимо, молчание Максима было достаточно красноречиво. А может, оно было вполне в рамках рассчитанной реакции.

- Зря вы думаете, что мы какие-то звери, Максим. Насколько я понял, ваши службы в других мирах не препятствуют тамошним злодействам, раз они вполне укладываются в контекст эпохи... Вы поймите - фактически мы окружены тремя различными цивилизациями. Они здесь, рядом, и у каждой есть достаточно слепой и злобной силы, чтобы раздавить наш мир. Мы всего лишь защищаемся, стравливая миры и отводя давление в безопасные для нас направления. Будет лучше, если исчезнет Нимбос?

- Совсем недавно я бы ответил - да.

- Тогда вы еще не знали всей правды. Правды о нас... Согласитесь, мы представлялись неким Центром, откуда исходят волны злобы и ненависти... Простое решение на все случаи жизни - уничтожить центр... Любой центр столицу, партию, царя...

Он не иронизировал, нет. Просто называл ситуацию своим именем. И Максим был готов с ним согласиться во всем, кроме одного. Чего именно? Пока он не мог это сказать. Пока он не мог это сказать себе.

- Вашей планете повезло, Максим. Вы попали в оптимум развития, когда сложность мира нарастает синхронно со способностью решать все вопросы. У нас этого не случилось...

По мнению Максима, это было не совсем так. Даже совсем не так, а вовсе наоборот...

Триста лет назад правительство Острова Нимбос стало перед необходимостью как можно эффективней развивать науку, прежде всего - военную. Эксперты, опираясь на социологические изыскания, предложили систему изолированных от внешнего мира анклавов, в которых группы ученых могли заниматься любыми исследованиями на свой выбор, только часть которых была обязательна и задавалась правительством. Анклавы получили безусловный приоритет по снабжению, их население - социальный статус выше простого населения, автономность управления и возможность отбора учеников.

Разумеется, пресловутые эксперты руководствовались не только желанием усилить оборонно-наступательный потенциал страны, и даже не столько этим, сколько своими представлениями об идеальном устройстве общества. Естественно, об этом правительству не было сказано ни слова. И хоть их взгляды впоследствии были признаны чересчур примитивными, система анклавов начала активно эволюционировать.

Уже через пару десятков лет страна получила несколько фундаментальных прорывов в технологии, позволивших прежде всего завоевать все Острова, а также решить проблему продовольствия. Решения были предельно жесткие, но в целом программа себя оправдала. Руководство анклавов было озабочено своей судьбой - получив желаемое, правительство вполне могло взять и все прекратить. К тому времени социальное устройство внутри анклавов уже разительно отличалось от всей страны и представляло собой практически полный аналог земного на рубеже XXII века. Сместить правительство и передать управление специалистам анклавов было достаточно сложной задачей, тем более что их этические критерии уже тогда не позволяли применять прямое насилие. Значительная часть ресурсов была брошена на изучение психологии, социологии и теории управления. В течение следующих тридцати лет анклавы переносили на себя все функции управления страной, начиная с самых неблагодарных, и к концу этого периода надобность в другом правительстве просто отпала. Сын очередного Императора, воспитанный в одном из анклавов, не протестовал. Формально страна оставалась Империей; просто сквозь старую оболочку проросло новое, невиданное до тех пор общественное устройство... Через сто лет после основания анклавов система Циклов сложилась полностью - лишь центральный не назывался Циклом, а только по имени начального острова - Нимбос.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать