Жанр: Остросюжетные Любовные Романы » Дарья Истомина » Торговка (страница 45)


— А у вас нету? Под проценты? Ну хоть с полмиллиончика…

Она долго смеялась. А потом вздохнула и сказала мечтательно:

— Эх, мне бы лет двадцать скинуть! Распрекрасная ведь это штука — с асфальта на траву уйти… Я ведь сама деревенская! Понимаю, что это такое — коробейник в село с коробушкой зарулил. Праздник!

Деньги за консультацию Мерцалова не взяла.

— Да брось ты… Развеселила и ладно! — Но на прощание предложила: — Будет наклевываться что — заходи… Нет — тоже заходи. Мне такие нужны.

— Какие такие?

— С бзиком, — ухмыльнулась она. — Знаешь, как бывает? Все говорят: «Не выйдет!», приходит псих, который этого не знает… И у него выходит!

Я поняла: мечтами сыт не будешь. Бизнесменши на миллион у. е. из меня не выходит. Закинула тетрадку куда подальше, стиснула зубы и взялась всерьез за лавочные дела. И прежде всего провела полную ревизию и вломила Клавдии за недостачу на полную катушку.

Записалась на платные бизнес-курсы рядом с домом, которые вели преподаватели из Плехановки.

И стала, как школьница, ходить туда по вечерам. Кое-что стало до меня доходить.

За Трофимовым я больше не гонялась. Может, кошачьи мартовские игры кончились, может, экстрасенс помог, а может, и сама поумнела. Стихийно.

Рагозина все еще жила у меня. К себе вернуться боялась. Ее постоянно спрашивали какие-то люди. Видно, она осталась должна своему салону. А возможно, они просто не могли смириться с тем, что потеряли такой ценный кадр?

Кажется, Катя с Лориком изредка встречались, но все вечера и тем более ночи она проводила при мне. И отчитывалась, какое кино видела и где гуляла. Мне было смешно: точь-в-точь, как я когда-то плела чепуху тетке Полине.

В один прекрасный день на ярмарку к нам примчался очень нервный Лорик. Рагозина почему-то заплакала и убежала прочь. Клавдия смотрела на Лора, как голодная волчица, и шипела сквозь зубы: решила, что это и есть тот подлый обманщик, из-за которого страдала Катерина.

Бледный Лор мялся, протирал беспрерывно запотевавшие очки и сам взмок от волнения. Я отправила Клавдию за пивком. Чтобы оставила нас одних.

Лорик, не глядя мне в глаза и сильно стесняясь, объявил, что ему только что предложили годовой контракт в лаборатории фармацевтической фирмы под Стокгольмом. Одна из его разработок по генной инженерии совпала с направлением, которое роют шведы, ему предоставят приличное жилье — полкоттеджа в научном городке, с отдельным входом, более чем сносное содержание, но загвоздка заключается в том, что предпочтение будет отдано женатикам, а в этом смысле он проигрывает своему коллеге — доктору наук, обремененному супругой и двумя отпрысками. Не уверена, что это не был полный треп: Ванюшин, как всегда, страшно комплексовал и не мог мне сказать прямо, что элементарно втюрился в Кэт и чувствует себя виноватым передо мной, которой не так давно объяснялся в вечной любви.

Я, конечно, не преминула повалять дурака и на полном серьезе заявила, что, если это нужно ему, я готова плюнуть на Москву. И отдать ему руку и сердце. Но вот лететь в Швецию самолетом я не могу, потому что не собираюсь расставаться с Гришкой и с обожаемым «гансиком», и предлагаю ему двинуть на моем автомобиле транзитом через Финляндию, затем автопаромом по Балтике, ну и так далее…

И еще я радостно прибавила, что капитан любого приличного судна имеет право заключать браки между пассажирами и если у нас этот счастливый акт произойдет не в занюханном московском ЗАГСе, а посередине Балтийского моря, то я буду благодарна ему на всю оставшуюся жизнь. И вообще, мы будем жить счастливо и помрем в один день.

По-моему, Лор чуть не потерял сознание. Мне его стало жалко. Я потрепала его по щеке:

— Забирай свою Кэт, полубратик, и валите ко всем чертям! Вот только не будьте полными кретинами. В Журчихе у нее мать, так что сгоняй к будущей теще, парень! Покажись… Она очень хороший человек… И с Катькой ей повидаться не помешает!

Вечером Рагозина заперлась в ванной и ревела. Оказывается, эта дура боялась, что я расскажу Лору о ее эскорт-герловой истории. А мне было страшно легко, как будто я целый воз проблем с плеч свалила. Сработало!

Из Журчихи, куда они отправились на старой колымаге Долли, они вернулись через день. Кажется, там все обошлось. Правда, то, что Нина Васильевна не приехала на свадьбу, говорило о том, что не все там было гладко. Но Лорик был в восторге от весенней деревни. Катька помалкивала угрюмовато. А я зареклась совать нос не в свои делишки.

За четыре дня мы умудрилась не только организовать регистрацию в ЗАГСе, получить штампы и оформить загранпаспорта, но и сдать квартиру на площади Восстания каким-то милым обувным коммерсантам-итальянцам. После чего молодые отбыли.

На Майские праздники из Журчихи на побывку в Москву приехали отец и Нина Васильевна. Строительство коттеджа в дубовой роще с теплом возобновилось, сторож там был уже не нужен, но в планах владельца было возведение псарни и устройство псовой охоты в окрестных лесах и полях. И бате предлагалась постоянная должность главного псаря и личного егеря.

— Это он считает, что должность постоянная, — сказал мне отец. — А там все временное, Маша! Хозяин тоже! Потому что это такой тип, что его посадят всенепременно… Или прикончат! Свои же!

Нина Васильевна отчалила прибирать квартиру, но ужинать вечером пришла к нам. Она была какая-то

смурная.

— С Катей что-то не то… Что она тут натворила, Маша? Ты же должна знать… Звонили из какого-то агентства. Пока я не сказала, что она замуж вышла и за границей уже, не отлипали… И вообще, знаешь, у нас в доме все не то. Как будто там совершенно незнакомая женщина жила, а не Катя!

Я разговорчик замылила. Зачем ей знать?

Отцу попалась в руки тетрадка с моим проектом. И он ему страшно понравился.

— А ты умнеешь, — сказал он с уважением. — Только одна ты ничего не вытянешь! Тут команда нужна. Прежде всего — водилы, мужики на собственных колесах… Чтобы начинать сразу, пусть понемножку.

Опять у меня что-то сдвинулось. Они уехали снова в деревню — землю готовить под картошку, а я решилась и двинула к Трофимовым. Правда, предварительно узнала, что Никита в ездке и его не будет. Созвонилась с Трофимовым-зятем и просила, чтобы обязательно при нашем разговоре был сам дед.

Я пришла с воблочкой из лавки, они тут же сгоняли, за бочечным пивком. Под пивко в кухне я им и изложила свою диспозицию.

— Я ведь как раскинула? Лавочка у меня раскручена, рыбопродукты всех видов поступают постоянно. Добавить колбаски, мясного, муки-крупы, масла растительного и всякого прочего — не проблема. Меня среди опта который год все знают. Имя есть, слово железное… Все, что у меня имеется, я в это дело вбухаю. И кредит возьму. Под залог квартиры… Я вам с моей Клавкой сформирую в нашей лавке ассортимент. Если захотят ваши женщины, то помогут. Нет — обойдемся. И выходим на первые маршруты… На пробу. Смотрим что, кому, где… Мои товары, моя работа на весах — ваши колеса, господа! У вас «Газель» есть… У кого еще моторы?

— У Витьки Сазонова «форд-фургон»… Старый, правда, болты сыплются, — начал перечислять Трофимов-зять. — У Гуревича «Соболь». У Мишки и Карабаса тоже по «Газели»… Уже пять тачек! А, дед, как думаешь?

— Ничего не слышу, — сопел тот, тряся слуховой аппарат.

— Да все вы слышите, когда надо! — возмутилась я. — Это же все наше будет! Мы всему полные хозяева. Погорим — так вместе! Выберемся — тоже вместе! Все пополам… Навар тоже! Если вам нравится на это самое трансагентство пахать, которое вас беспощадно доит, валяйте! Только вы ж даже не понимаете, что это такое, когда все твое…

Дед отрешенно смотрел в потолок и шевелил губами, будто молился. Я поняла: что-то считает.

— Ну, что ты в небеса пялишься? Летающую тарелочку ждешь? На которой тебе счастливую старость поднесут? — обозлился Трофимов-зять.

— Не вопи… Не глухой! — отозвался Иван Иванович. — Не бросать же девушку на погибель… Тем более как бы и не чужая… С другой стороны, как бы дровишек не наломать! Это ж тебе не кувалдой железяку охаживать. Тонкая политика! Не в гости чай пить — к жуликам идем, к торгашам. Ладно, Юрка, объявляй на этот выходной общий сбор всех Трофимовых. Как бы на симпозиум….

— Я готова! — встрепенулась я.

— Извини, Маш, — прыснул в кулак Трофимов-зять. — У нас все симпозиумы в бане! Мужской, сама понимаешь…

— Мы тебе депешей сообщим! — загоготал дед.

…В дело со своими колесами согласились войти еще двое, не считая Трофимовых. Грузовички загнали в боксы и начали переоборудовать их в передвижные лавки. Я отстегнула на герметичные кузова, финские холодильные установочки, лари, стеллажи, весы и прочую мутоту. Мужики монтировали наружное освещение для вечерней торговли.

Возни оказалось на удивление много, особенно с покраской кузовов в фирменный заметный отовсюду цвет. Ну и с регистрацией новой фирмы пришлось попотеть. Это только крику много про свободную торговлю, а копнешь — какая там, на фиг, свобода?

В июле долбанула совершенно тропическая жара. Стало ясно, что самым ходким товаром будут напитки и мороженое. Мы решили, что первый выезд будет на Большую Волгу, там по берегам отдыхающих дикарей — как маку. А обратным ходом прочешем деревеньки.

Мы с Клавдией готовились к премьере, разбирали картонки и ругались, когда кто-то заглянул внутрь и сказал удивленно:

— Что у вас тут творится, Мэри?

У меня челюсть отвисла. Это был Галилей. Роскошный, в белоснежном легком летнем костюме и итальянской шляпе-панаме. Веселенький галстук-бабочка на рубашке цвета горчицы, башмаки в тон, притемненные очки в тонкой золотой оправе. Безупречно бритый и загорелый. И конечно же с цветами.

Я завизжала от радости, и мы расцеловались.

— Где же вы были, черт бы вас?!

— Далеко, Мэри… Далеко… На капитальном ремонте!

— Выжили, значит?

— Более чем. — Он снял панамку. Голова была острижена почти наголо и покрыта реденьким седым пушком. Сквозь него просвечивала кожа в лоснящихся розовых шрамах и заметных вмятинах. — У меня теперь, Маша, черепок укреплен навечно металлом. Во Франкфурте в аэропорту на контроле давеча замучили: я теперь звеню, как валдайский колокольчик….

— А те… Ну, которые… Тогда… — Я замялась.

— А их нету больше, Мэри. И не будет! — спокойно произнес он. — Тут у меня, кажется, кое-что оставалось?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать