Жанры: История, Исторические Любовные Романы, Биографии и Мемуары » Ги Бретон » Когда любовь была «санкюлотом» (страница 54)


БЛАГОДАРЯ МАРГАРИТЕ РИКОР БОНАПАРТ СТАНОВИТСЯ КОМАНДУЮЩИМ АРТИЛЛЕРИЕЙ ИТАЛЬЯНСКОЙ АРМИИ

Если бы Бонапарт остался артиллерийским лейтенантом, он не лишился бы трона

М. ПРЮДОМ

Бонапарт очень быстро понял, какую важную роль могут играть женщины в карьере человека решительного и любезного с дамами. И решил использовать их влияние, чтобы добиться самого высокого положения.

Уже при Тулоне, чтобы стать командующим артиллерией, он вступил в любовную связь с гражданкой Катрин Карто, женой генерала, пухлой особой тридцати двух лет, очень любившей молодых офицеров… Благодаря ей он стал известен в генеральном штабе. Так что когда комиссар Конвента Салисетти выдвинул Наполеона на пост командующего артиллерией, «гражданка генеральша» похлопотала за него перед Карто, и он получил назначение…

Наполеон не забыл услуг, оказанных ему Катрин. Став императором, он осыпал ее подарками и деньгами. См.: Жан Саван: «Когда она являлась к нему, то никогда не возвращалась с пустыми руками, получая то сумму, соответствующую 1 200 000 современных франков, то 1 800 000, то 900 000, а иногда и 5 400 000.

Эти «вознаграждения» и «маленькие подарки» в память о прошлом не исключали регулярной пенсии для мужа. Карто умер весной 1813 года, и Катрин получила пенсию, в два раза превышавшую обычную».

После возвращения Тулона Бонапарта, по представлению Салисетти, назначили бригадным генералом.

Но это продвижение удовлетворило его ненадолго. Ненасытный и нетерпеливый, он мечтал «взобраться» еще выше, использовав свои политические связи.

К сожалению, этот маленький неизвестный генерал не мог без посторонней помощи войти в доверие к великим руководителям революции.

И в этом случае посредницей выступила женщина.

* * *

В итальянскую армию были делегированы два члена Конвента: Огюстен Робеспьер (младший брат Максимильена) и Жан-Франсуа Рикор, яростный монтаньяр. Он приехал в Ниццу с молодой женой Маргаритой (урожденной Россиньолли), очаровательной брюнеткой, которую пылкий темперамент толкал на разные безумства. Во время путешествия из Парижа она не нашла ничего лучше, как делить себя между мужем и молодым Робеспьером. Прыгая из одной кровати в другую, она оказывала мужчинам такие разнообразные знаки внимания и ласки, которые свидетельствовали о богатейшем воображении и неуемной фантазии.

В конце концов о ее проделках узнала Шарлотта Робеспьер, сопровождавшая брата в армию. Она ужасно разозлилась.

— Ты окажешь мне большую любезность, если бросишь эту шлюху, — заявила она Огюстену, не выбирая выражений.

Покладистый Робеспьер-младший немедленно передал мадам Рикор слова сестры. Жена депутата Конвента нашла характеристику несколько преувеличенной и тут же прогнала Шарлотту, которая с рыданиями отправилась в Париж.

В провинции появление столь легкомысленной женщины стало немедленно известно в армии; Бонапарт узнал о ее репутации и решил использовать молодую женщину, чтобы войти в доверие к обоим депутатам.

Его представили Маргарите, и он стал ее рыцарем и пажом. Несколько дней красавица заставляла его носить свертки и покупки, поднимать с пола веер или дорожать под уздцы лошадь; потом она решила, что молодой человек может оказать ей более серьезные услуги, и увлекла его в свою постель…

Бонапарт, знавший о любовной ненасытности госпожи Рикор, ценой невероятных усилий ухитрился лишить молодую женщину сил. Прочтя в ее глазах благодарность, он вернулся домой с онемевшей от усталости поясницей, но очень гордый собой…

Уже на следующий день Маргарита рассказала Робеспьеру и Рикору о Бонапарте.

— Это удивительный человек. Он должен командовать артиллерией в итальянском походе. Вы должны познакомиться с ним и представить его Максимильену. Этот генерал Бонапарт станет одним из великих вождей революции, если вы захотите ему помочь, я в этом уверена.

Оба депутата, впечатленные рассказом Маргариты, решили встретиться с Наполеоном.

Маленький генерал очень быстро стал их близким другом, и в начале 1794 года, по настойчивым рекомендациям Маргариты Рикор, Опостен Робеспьер назначил его командующим артиллерией итальянской армии.

Благодаря женщине Наполеон впервые появляется на театре «внешней» войны [126].

Слух о легком нраве Маргариты дошел, естественно, и до Салисетти. Зная, как быстро добился успеха Бонапарт, он решил непременно попасть в ее постель.

Как-то вечером Салисетти очень вежливо спросил госпожу Рикор, не будет ли она столь любезна лечь с ним в постель. Маргарита расхохоталась ему в лицо. Уязвленный комиссар Конвента затаил к Бонапарту ужасную ненависть, которую тот через несколько месяцев испытает на себе.

Пока его соотечественник высыхал от ревности, Наполеон организовывал наступление в Италии. Рикор посвятил его в самые секретные планы Конвента и дал ему поручение в Геную.

Вернувшись, Бонапарт поселился в Ницце у богатого негоцианта Жозефа Лоранти, дом которого стоял на дороге на Вильфранш [127].

В семье Лоранти была пятнадцатилетняя дочь, в которую Наполеон страстно влюбился. Жозеф Лоранти оставил прелестные воспоминания об этой малоизвестной странице жизни великого императора.

«Между молодым генералом и семьей Лорантн, состоявшей из двух дочерей и сына, установилась самая тесная дружба. Обедали все в столовой, выходившей окнами в апельсиновый сад, где молодые люди гуляли, резвились и смеялись. Очень часто, работая в гостиной на втором этаже, он вдруг становился очень

серьезным и задумчивым — очевидно, прокручивал в голове свои грандиозные проекты. Иногда его глаза останавливались на испанской картине: на ней был изображен молодой гитарист. Наполеон очень любил это полотно, и наша семья бережно хранит его. Иногда он прогуливался в апельсиновых аллеях, чертя тростью на песке какие-то схемы, которые потом быстро стирал ногой.

Молодые люди часто играли вместе… [128] Бонапарт особенно отличал мою дочь Эмили, он даже собирался жениться на ней. Но госпожа Лоранти, которую Он очень любил и даже называл «маман», дала ему понять, что дочь еще слишком молода и свадьбу придется отложить».

Бонапарт был совершенно разочарован. Он все больше верил в то, что женщины играют решающую роль в жизни и судьбе мужчины, и очень хотел жениться па маленькой южанке. Шарлотта позволила ему взять Тулон; Катрин ввела его в генеральный штаб; Маргарита сделала его командующим артиллерией итальянской армии, а Эмили, дочь богатого негоцианта, принесла бы ему приданое и позволила достойно жить и содержать семью.

Несмотря на отказ госпожи Лоранти, он продолжал ухаживать за молодой девушкой. От природы очень кокетливая, Эмили была в восторге от интереса, проявляемого к ней генералом, и очень хотела стать его женой.

«Всем своим юным сердцем, — пишет Пьер Леруа, — она любила Бонапарта, мечтала, чтобы он целовал ее, и наивно воображала, как гибнет на поле боя, спасая его жизнь…» [129].

…Она не знала, что, может быть; действительно спасет ему жизнь.

* * *

События 9 термидора стали известны в Ницце только 17-го вечером. Немедленно началась «чистка». Все, близко общавшиеся с Огюстеном Робеспьером, были обвинены в симпатиях к Горе и арестованы.

Салисетти, затаивший злобу с тех самых пор, как Маргарита Рикор не пустила его к себе под одеяло, решил, что может наконец отомстить Бонапарту [130]. Он немедленно донес на своего соотечественника в Конвент.

— Этот генерал опасен, — сказал он. — Несколько месяцев назад он ездил в Геную и вступил там в контакт с врагами нации, чтобы вновь сдать Тулон англичанам и открыть границу пьемонтским армиям.

Обвинение было совершенно идиотским, ведь Бонапарт ездил в Геную по поручению Рикора, присланного в город Конвентом, но Салисетти все-таки удалось убедить в своей правоте двух других комиссаров — Альбитта и Лапорта. Все трое подписали приказ генералу Дюмебьону отстранить Бонапарта от должности и арестовать его.

«В тех условиях, — пишет Жозеф Лоранти, — такой приказ был равносилен смертному приговору, так как секретная инструкция предписывала немедленно отправить арестованного в Париж».

Молодой генерал был арестован в субботу, 22 термидора (9 августа).

Во всех учебниках истории сказано, что его отправили в Антибскую крепость, откуда он вышел только тринадцать дней спустя.

Однако это легенда. На самом же деле господин Лоранти сжалился над молодым человеком, которого любила его дочь, и поручился перед комиссарами за этого «подозрительного».

Кстати, он прямо пишет об этом в своем дневнике:

«Он считал себя погибшим. Но один близкий друг занялся его спасением: господин Лоранти поручился за него, и генерала избавили от страшного „путешествия“ в Париж, он должен был оставаться под домашним арестом в доме своего хозяина…»

* * *

Этот важный исторический факт был установлен господином Огюстеном Тьери, первым издателем «Дневника» Жозефа Лоранти.

«Доверяя сведениям барона де Костона, Сегюра я Мармона, — пишет он, — большинство историков считают, что Бонапарт был заключен в квадратный форт. Лоранти, напротив, утверждает, что он находился под домашним арестом в его доме. Послушаем его.

Костон опирается в своих утверждениях на записку, якобы адресованную узником Жюно, предлагавшему организовать побег.

«Антиб, 28 термидора — 2 фруктидора, год II.

Люди могут быть несправедливы ко мне, мой дорогой Жюно, но мне достаточно чувствовать себя невиновным; моя совесть — вот тот суд, который вправе судить мое поведение.

Совесть моя чиста и спокойна; ничего не предпринимай. иначе ты скомпрометируешь меня».

Хотя эта записка опубликована, но она кажется мне апокрифом, подозреваю, что она вряд ли подлинная. Во-первых, никто не ставит в начале письма обозначение «28 термидора — 2 фруктидора, год II»… А что сказать о подписи: «Под арестом в форте Антиба»? Зачем Бонапарту понадобилось уточнять Жюно то, что тот знал не хуже его и даже собирался организовывать побег? Явная подделка…

Если перечитать письма, опубликованные Оларом я Артюром Клюке, возникают новые вопросы и сомнения. 22-го генерала Бонапарта подвергают строгому аресту в Ницце, то есть он обязан находиться дома, в распоряжении властей. Неужели его перевезли в Антиб? Маловероятно. Зачем усложнять процедуру, ведь в те времена даже небольшое путешествие было не так просто совершить!

Все вышесказанное заставляет поверить Жозефу Лоранти, написавшему, что Бонапарт провел дни под арестом в его доме на Вильфраншской дороге. Его рассказ логичен, подтверждается фактами, датами и бесспорными документами».



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать