Жанр: Боевая Фантастика » Ольга Найдич » Дороги судьбы (страница 28)


От сигнала рации Кэл подскочил вверх на высоту собственной ладони. Наконец-то, черт его подери!

— Да?

— Ну как там?

— Никого.

— Когда ты уйдешь?

— Когда ты покинешь номер и больше в него заходить не будешь.

— А я уже ухожу.

— Тогда не забывай иногда звонить.

— Ладно.

Слезая по мокрой пожарной лестнице, Кэл, вдобавок ко всем неприятностям, поскользнулся и ободрал кожу с ладоней.

Он шел к кораблю и думал, что не все, в сущности, так плохо. За Грея, конечно, изведется тревожиться, но зато… Зато у него есть несколько совершенно свободных часов. Интересно, что там делает Ари? Наверное, тренируется управлять кораблем на имитаторе. Надо будет устроить ей пробный полет — одно дело тренажер, другое — реальное ощущение, что ты держишь в руках судьбу корабля. С этими мыслями Кэл ударил кулаком по двери корабля — к чему набирать код, если Родж все равно откроет быстрее, — и зашел внутрь.

В рубке Арианы все же не оказалось.

— Все нормально? — спросил Кэл у Роджа вместо приветствия.

— Как сказать…

— Значит, почти все, — ухмыльнулся йоки, зная о периодически находившем на Роджера философствовании. — А где Ари?

— Не знаю.

Ухмылка медленно сползла с лица Кэла.

— Что значит «не знаю»?

Роджер вздохнул:

— Она куда-то ушла. Еще вчера, почти сразу после вас. Сказала, что ненадолго, но ее все еще нет. Она тебе оставила записку, сказала, что если ты придешь раньше… Кэл, это я во всем виноват. Понимал же, что она лжет, но не решился остановить… Просто не решился, а теперь даже не знаю, что с ней…

Но Кэл не слышал сбивчивых объяснений компьютера. Он держал в руках записку, отказываясь верить тому, что в ней написано, и буквы прыгали у него перед глазами.

«Кэл, я оставляю это письмо тебе, потому что ты сам должен решить, что рассказать Грею, когда он узнает о моем исчезновении. Я очень виновата перед вами; надеюсь, что если вы и не простите, то хотя бы постараетесь понять меня. Я лгала вам с самого начала. Я вовсе не та, за кого себя выдавала. Моя родина не Кари, а Япх. А мой отец — верховный жрец Дарона. Поэтому я должна была стать Кираной, но я не хотела этого. Это кошмарная жизнь, пустая и ненужная, чувствуешь себя марионеткой в чужих руках. Тебе этого не понять, ведь ты волен сам выбирать себе путь… Те дни. которые я провела с вами, были самыми счастливыми в моей жизни, и я никогда их не забуду. Но когда ты умирал, я попросила Дариту сохранить тебе жизнь в обмен на мое возвращение. Я никогда об этом не пожалею. И не пытайся искать меня — ничего не выйдет. Кэл, я… Хочу, чтобы ты знал… Прощай. Ари ».

Несколько минут Кэл просто мял в руках бумагу. Четкий, разборчивый почерк. У нее даже рука не дрожала. Значит, она все обдумала заранее. Но почему? Зачем?

— Что такое «Кирана»? — наконец спросил он.

— Это из япханской религии, что-то вроде олицетворения богини на земле. Как правило, Кираной становится старшая дочь верховного жреца, когда ей исполняется восемнадцать лет. Считается, что она действует от лица Дариты, но вообще-то все знают, что ею управляют жрецы. Участвует в обрядах, в служениях… ну такая живая кукла. Подожди… не хочешь же ты сказать, что Ариана — это Кирана?!

— Нет. — Кэл словно очнулся от транса. — Черта с два! Она просто дура, тупая идиотка, да и я тоже дурак, что не сказал все сразу. Так, быстро проверь, не отправлялся ли какой-нибудь корабль на Япх вчера или сегодня. И попробуй найти Грея.

Он быстро провел по записке сканером, чтобы Роджер мог ознакомиться с содержание.

— Боже мой!

— Черт, я думал, что ты ей все рассказал.

— Я говорил. Она, наверное, не слышала… у нее тогда такая истерика была, она просто ничего не воспринимала… Маленькая дурочка!

— Долго там еще, Родж?

— Вчера япханский посол экстренно отбыл на свою планету, — сообщил Роджер несколько минут спустя. — Не могу поверить…

— Верь, верь… Нашел Грея?

— Нет.

— Тогда летим без него. Заводи двигатель!

— Ты что, собрался лететь за ней? — обалдел компьютер. — Совсем свихнулся?

— Заткнись и лети! — Кэл быстро ходил кругами по рубке, затем упал на пол и начал отжиматься. — Быстрее, черт тебя подери! И так столько времени потеряли.

— Не торопись, — посоветовал компьютер. — Побегай по коридору для начала, а то переход слишком резкий и ломка все равно будет.

— Не будет. Переходи на сверхсветовую.

Лежа на огромной кровати, Ариана бездумно оглядывала свою комнату. Ничего не изменилось за время ее отсутствия. Только коврик у двери исчез. А на окнах появились решетки. Несколько запоздало.

В дверь постучали.

— Войдите, — неохотно сказала девушка. Ей не хотелось никого видеть.

— Дочка!

Мать быстро прошла через комнату и села рядом с Арианой.

— Девочка моя, как же я за тебя волновалась! — Она схватила обе руки дочери и прижала их к груди. — Мы все так переживали! Как же ты могла? А вдруг с тобой что-нибудь случилось бы? Зачем, зачем ты это сделала? Слава Дарону, ты в порядке! Бедная моя, что тебе пришлось испытать. Ну ничего, все позади, теперь ты наконец с нами. Отец почти не сердится, он велел срочно все приготовить, завтра будет праздник…

Ариана смотрела на мать с каким-то новым, незнакомым чувством. Она впервые представляла ее как почти равную.

— Мама, — тихо сказала она, приподнявшись и заглядывая ей в глаза. — Мама, скажи мне… а ты когда-нибудь любила?

— Что за странный вопрос? — удивилась та. — Ну конечно, я

ведь люблю тебя и твоего брата.

— Нет, мама, я не об этом. Ты когда-нибудь любила… мужчину?

Рийонела отпустила руки дочери и изумленно посмотрела на нее.

— Разумеется! Я люблю твоего отца.

— А ты никогда не показывала этого…

— Что значит — не показывала? Я всегда почитала его, слушалась, думала так, как он, никогда ни в чем не возражала. Разве ты замечала хоть что-то, в чем я была против него?

— Разве это любовь?

— Так вот оно что! — Рийонела смягчилась и погладила девушку по щеке. — Ты наслушалась этих рассказов, которые так любят пришельцы с других планет… Детка, выкинь это из головы. Для любой женщины главное — почитать своего мужа и слушаться его во всем. Это и есть любовь. Но ты можешь не думать об этом, ведь ты будешь Кираной.

— Мама… — Ариане вдруг захотелось рассказать матери обо всем, как раньше, когда она была маленькой, рассказать, чтобы мама утешила и сказала, как быть. — Мама, ты знаешь, я люблю одного человека.

— Ты говоришь глупости, дорогая. Ты не можешь никого любить.

— Я люблю его, — упрямо повторила Ариана.

— Ты встретила его там, да? — укоризненно спросила мать. — Дочка, ну как же можно быть такой глупой?

— Если бы не он, я бы никогда не вернулась.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Он умирал, а я попросила Дариту вернуть ему жизнь. И она это сделала! А я пообещала ей вернуться. Мы заключили сделку. Представляешь, сделка с богиней! — Девушка не смогла сдержать улыбку.

— Как ты могла! — ужаснулась Рийонела. — Это же кощунство! Благодари Дариту за чудо. Она так милостива, что не наказала тебя за дерзость. Это все из-за общения с чужеземцами! Я лишь надеюсь, что к тебе вернется прежнее благоразумие.

— Мама, а ты даже не спросила, что со мной произошло за вес это время.

— Я не хочу слушать то, что ты скажешь. — Рийонела встала, поцеловав на прощание дочь в лоб. — Воображаю, какими глупостями забита твоя голова. Ты даже не хочешь раскаяться в своем необдуманном поступке. Надеюсь, завтра ты будешь вести себя, как подобает Киране!

Ариана смотрела вслед матери со смешанным чувством горечи и обиды. Мама не понимает ее. Никто не понимает! И вряд ли когда-нибудь поймет. Но такова была цена его жизни, и она была счастлива платить се.

Подлетая к Япху, Родж опять попытался вызвать Грея. Бесполезно. Через иллюминатор уже можно было различить отдельные города и поселки Япха. Кэл прекратил нагружать мышцы упражнениями и теперь торопливо пристегивал к поясу ножны с остро отточенным кинжалом — оружием, которым он владел почти так же виртуозно, как и огнестрельным. Но сейчас ему надо было полагаться в основном на мозги и на удачу. Одежда его уже высохла, только обувь пришлось сменить.

— Не выключай двигатели, — приказал он Роджеру. — Думаю, нам придется очень быстро смываться. Управление будет полностью на тебе.

— Не беспокойся.

— Попробуй перехватить какую-нибудь частоту — есть же у них средства передачи информации, вдруг скажут что-то?

— Сейчас. Ага, так… так… не то… и это не то… стоп!!! О черт!

— Что?!

— Кэл, мне жаль, но ты не успеешь. Сейчас ее провозгласят Кираной, а после этого ты уже не сможешь к ней приблизиться. К храму тебя даже близко не подпустят.

— Черта с два! Где она сейчас?

— На главной площади столицы. Уже идет церемония. От космопорта туда минут сорок ходьбы… хотя если ты побежишь… Смотри, вот план города. Это космопорт, а вот площадь. Запомнил путь?

— Да. Все, жди. — Кэл метнулся к двери, не дожидаясь, пока корабль окончательно приземлится. — Только бы на таможне не задержали!

— Да накроет тебя тьма, мальчик!

На улицах не было никого. Совсем. Ни единой живой души. Но Кэл не замечал этого, как не замечал и того, куда он бежит. Перед глазами у него стоял план города — космопорт — площадь, космопорт — площадь… Вперед, налево, вперед, налево, направо, в переулок, налево, направо, налево… Свернув в очередной — неужели последний? кажется, только что выскочил из корабля! — переулок, он с разбегу влетел в густую толпу, которая медленно двигалась в том же направлении. С трудом расталкивая людей, он начал пробиваться вперед, не обращая внимания на возмущенные возгласы. Людская масса становилась все плотнее, вот наконец закончилась улица, и перед ним открылась площадь, огромная, светлая, окаймленная невысокими домами в один—два этажа. На противоположной стороне площади возвышался громадный и невероятно красивый храм Дариты, почти вплотную примыкающий к домам. А перед храмом… Кэл еще отчаяннее заработал локтями, пробиваясь вперед. Охрана, стоявшая цепью вокруг подножия храма, была призвана сдерживать напор толпы, но никто из стражников не ожидал, что отдельному человеку придет в голову пробиваться в храм с помощью грубой силы.

Ариана, секунду назад глядящая пустыми глазами на огромную толпу горожан и послушно повторяющая вслед за отцом ритуальные слова, задохнулась от неожиданности, не в силах сказать ни слова и лишь молча глядя на человека, прорвавшегося сквозь оцепление. Человека, который должен быть неизмеримо далеко отсюда.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать