Жанр: Фэнтези » Терри Брукс » Потомки Шаннары (страница 19)


Когда маленькая компания собралась у костра, который Стефф позволил разжечь, и запивала свой ужин родниковой водой, Пар поймал себя на том, что думает не об Алланоне или старике, а об Уолкере Бо. Пар не видел своего дядю почти десять лет, но помнил его необыкновенно отчетливо. Пар был тогда совсем мальчишкой, и дядя казался ему очень загадочным — высокий, худощавый человек с резкими чертами лица и пронзительным взглядом, видевшим как будто насквозь. Глаза — вот что Пар запомнил лучше всего, в его памяти запечатлелась их необычная красота, а не чувство неловкости, которое он испытывал, когда дядя смотрел на него. Вообще-то дядя был добр к нему, но выглядел он человеком замкнутым, мысли его витали где-то в другом мире.

Уже тогда о нем ходили всевозможные слухи. Пар запомнил лишь немногие из них. Поговаривали, что Уолкер Бо занимается магией, хотя никто не мог сказать точно, каким именно ее видом. Уолкер Бо был прямым потомком Брин Омсворд, но не владел магией песни желаний. Так же, как никто из его семьи на протяжении десяти поколений. Этот вид магии умер вместе с Брин.

Ее магия отличалась от той, которой владел ее брат Джайр. Если Джайр мог с помощью магии вызывать видения, то сестра могла создавать саму реальность. Ее магия была гораздо сильнее, но тем не менее она прекратилась со смертью Брин, а та, которой владел Джайр, осталась.

Пар помнил, что его дядя мог точно сказать, что сейчас происходит в другом месте, хотя узнать об этом ни от кого не мог. Несколько раз Пар видел, как дядя взглядом заставлял двигаться предметы и даже людей. Иногда он мог угадать, о чем ты сейчас думаешь, мог посмотреть на тебя и сказать, чтобы ты не беспокоился об этом или о том.

Конечно, могло оказаться, что дядя был просто очень проницательным человеком и поэтому часто угадывал, что в данную минуту беспокоило Пара, а выходило так, будто он читал его мысли.

Но каким-то образом Уолкер Бо мог прогонять и тревогу — он заставлял ее исчезать почти мгновенно. Все угрожающее отступало, сталкиваясь с ним. Это казалось действительным волшебством.

И всегда он поощрял занятия Пара магией. Он учил его контролировать создаваемые образы, быть осторожным с их применением, тщательно обдумывать каждую мелочь, когда посылаешь видения людям. Он был одним из немногих, не пугавшихся способностей Пара.

Итак, Пар сидел со своими спутниками, и воспоминания о дяде проносились в его голове. Его любопытство было разбужено и требовало новых подробностей. Наконец он не выдержал и спросил Стеффа, что говорят сейчас об Уолкере Бо. Стефф погрузился в раздумья:

— Чаще всего о нем рассказывают лесные бродяги и охотники и лишь иногда — дворфы, которые, как и я, сражаются в Сопротивлении и забираются далеко на север. Говорят, что племена гномов боятся его до смерти. Они считают его призраком. Некоторые верят, что Уолкер Бо живет на земле уже не одну сотню лет, что он такой же, как друиды из легенд. — Стефф подмигнул Пару. — Но если он твой дядя, значит, это всего лишь разговоры.

Пар кивнул:

— Не помню, чтобы кто-нибудь считал, что дядя живет дольше, чем любой нормальный человек.

— Один парень клялся, что твой дядя разговаривает с животными и они его понимают. Он будто бы видел, как Уолкер Бо разговаривал с болотным котом величиной с быка вот так же, как я сейчас разговариваю с тобой.

— То же самое говорят и о Коглине, — вмешался в разговор заинтересовавшийся Колл. — У Коглина был кот по кличке Шепоточек, так тот везде ходил с ним. Этот кот оберегал его внучку Кимбер. Ее фамилия тоже Бо, ведь так, Пар?

Пар кивнул, вспомнив, что дядя почему-то взял фамилию матери.

— Рассказывают одну историю… — Стефф умолк, вспоминая. — Я слышал ее от одного охотника, а он знает дальние районы Анара лучше других и, думаю, знаком с Уолкером Бо, хотя никогда в этом не признается. Так вот, он рассказывал, что какое-то чудовище, порождение древней магии, вышло из Рейвенсхорна, перебралось в Темный Предел, поселилось там и стало уничтожать все живое. Уолкер Бо нашел его и сразился с ним. После этого чудовище убежало туда, откуда пришло. Такая вот примерно история. — Стефф почесал подбородок. — Заставляет призадуматься, не так ли? — Он протянул ладони к огню. — Вот почему он пугает меня, — похоже, не существует ничего, что могло бы испугать его. Говорят, он появляется и исчезает как призрак — только что был, и вот его уже нет. Интересно, устрашат ли его порождения Тьмы, если он с ними встретится? Думаю, что нет.

— По-моему, лучше спросить об этом у него самого, — предложил Колл, лукаво улыбаясь. Стефф засмеялся.

— Может быть, может быть… — согласился он. — Наверное, это сделаешь именно ты! — все так же улыбаясь, продолжал он. — А кстати, горец не рассказывал вам, как мы познакомились?

Братья покачали головами, и, несмотря на протесты Моргана, Стефф начал рассказывать:

— Примерно десять месяцев назад Морган рыбачил на Радужном озере у устья Серебряной реки, внезапный шквал перевернул лодку, и ему пришлось возвращаться на берег вплавь. Он промок, замерз и безуспешно пытался развести костер, вот тогда-то я на него случайно и наткнулся и дал ему сухую одежду. Не пожалей я его, он мог бы и помереть, бедняга, — закончил Стефф. — Мы с ним поговорили о том о сем, обменялись мнениями, и он отправился в Кальхавен, чтобы проверить, так ли обстоят дела в стране дворфов, как я ему рассказал. — Стефф весело посмотрел на Моргана. — Потом он часто возвращался к нам, помогал бабушке и тетушке, и Сопротивлению тоже. Его совесть не позволила ему оставаться в

стороне.

— Бога ради! — взмолился Морган. Стефф взорвался хохотом, расколовшим ночную тишину:

— Ладно, ладно, гордый принц плоскогорья! Поговорим о чем-нибудь другом! — Он встал и посмотрел на Пара. — Например, о незнакомце, давшем тебе кольцо. Я знаю несколько групп повстанцев, примыкающих к Движению, сейчас довольно незначительных. Дворфы предлагали им объединиться, но они раздумывают, стоит ли это делать. Беда в том, что группы слабо между собой связаны. А на твоем кольце… На нем изображение ястреба?

Пар изумленно выпрямился:

— Совершенно верно. Ты знаешь, чье оно?

— И знаю и не знаю. Как я уже сказал, мятежники в Южной Земле еще совсем недавно представляли собой разрозненные группы, но все, похоже, меняется. Говорят, что среди них появился человек, объединяющий отряды, и что он настоящий лидер, которого им прежде так не хватало. Вожак не называет себя по имени, а использует эмблему ястреба.

— Должно быть, это он и есть, — уверенно произнес Пар. — Нам он тоже не назвал свое имя.

— В наши дни многие держат имена в секрете. Но, судя по тому, как он организовал ваше спасение от Ищеек, можно думать, что это тот самый человек, — поддержал его Стефф. — Говорят, он пользуется любой возможностью насолить Федерации.

— Да, той ночью он выглядел внушительно, — согласился Пар.

Они порассуждали еще немного о незнакомце, об отрядах повстанцев в Южных и Восточных Землях и о том, что край Четырех Земель, лежащий под пятой Федерации, напоминает открытую рану. Об Уолкере Бо друзья больше не говорили, и Пар был этим доволен.

Он давно уже составил мнение о дяде. Для него не имело значения, что думают о нем другие, в том числе и Стефф, для Пара его дядя оставался таким же, каким был во времена его детства.

Разговор постепенно угасал, прерываемый зевками уставших собеседников, и один за другим они начали заворачиваться в одеяла. Пока все не заснули, Пар решил подбросить еще дров в костер и отправился на поиски хвороста. Он подбирал ветки старого кедра, обломанные зимними ветрами, как вдруг столкнулся лицом к лицу с Тил. Она будто бы материализовалась прямо из воздуха. Ее глаза внимательно смотрели на него из-под маски.

— Ты мог бы показать мне свою магию? — тихо спросила она.

Пар замер. Он не слышал ее голоса, ни разу с тех пор, как впервые столкнулся с ней у бабушки Элизы. И ему уже стало казаться, что она вообще не может говорить. Она безмолвно следовала за ними, будто собака Стеффа, преданная хозяину, не задающая вопросов и всегда настороженная. Девушка просидела с ними весь сегодняшний вечер и не произнесла ни слова, но слушала очень внимательно. А теперь вдруг заговорила.

— Ты можешь создать какое-нибудь видение? — настаивала она. Голос у нее оказался низким и хриплым. — Всего одно или два, чтобы я могла посмотреть? Мне очень этого хочется.

До сих пор он не видел, какого цвета у нее глаза. Оказывается, они были ярко-голубые, такие же, как небо над горами, — чистые и глубокие. Его поразила их яркость, и внезапно вспомнилось, что под капюшоном волосы у нее цвета меда.

— А что тебе хотелось бы увидеть? — спросил он.

На мгновение она задумалась:

— Кальхавен, каким он был во времена Алланона.

Он хотел сказать ей, что точно не знает, как выглядел Кальхавен много лет назад, но передумал.

— Я попытаюсь, — сказал он.

Он тихо запел, стоя рядом с ней под деревьями, вызывая в ее сознании видения городка, каким представлял его себе триста лет назад.

Он пел о Серебряной реке, о Луговых садах, об ухоженных и прибранных домах, о том, как жили на родине дворфов до войны с Федерацией. Когда он закончил, Тил несколько мгновений смотрела на него ничего не выражающим взглядом, потом молча повернулась и растворилась в ночи.

Пар посмотрел ей вслед, пожал плечами, подобрал дрова и отправился спать.


На рассвете они снова тронулись в путь, стараясь идти по гребням Вольфстаага, где лес редел и небо казалось ближе. Наступил опять теплый, погожий день, наполненный ароматами горных лугов и ощущением бескрайних возможностей. Ветерок ласково овевал их лица, в скалах и лесах сновали мелкие зверьки, в горах царили мир и покой.

Несмотря на это, Пар чувствовал какую-то тревогу. Он не ощущал ее в предыдущие два дня, но сегодня его что-то тревожило. Он пытался успокоиться, внушая себе, что нет никаких оснований для беспокойства и что Стефф оказался прав насчет того, что этот путь самый безопасный. Он пристально всматривался в лица своих спутников, ища в них признаки тревоги, но все казались спокойными и уверенными. Даже Тил шагала с видом полной беззаботности.

Утро плавно перешло в полдень, но тревога Пара все росла, появилось ощущение, что кто-то следует за ними по пятам. Он поймал себя на том, что то и дело оглядывается. Он всматривался в дикие заросли и скалы, но ничего не замечал. Правее и выше хребет переходил в отвесные скалы и глубокие ущелья, слишком голые и опасные, чтобы по ним передвигаться. Левее и ниже лес полнился тенями, которые собирались в темные пятна среди путаницы густых кустов и черных стволов близко стоящих деревьев.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать