Жанр: Политический Детектив » Роберт Ладлэм » На повестке дня — Икар (страница 107)


— Мэнни, ну какая я угроза, если я выхожу из игры?

— Но они-то пока об этом не знают! Видят, что происходит, и делают выводы.

— Какие выводы? Что происходит?

— А вот что! Не успеет некий конгрессмен раскрыть рот, как в Вашингтоне все замолкают и слушают, что он говорит.

— Не сочиняй, Мэнни! Я так мало и редко говорю, что слушателей у меня — раз-два и обчелся...

— Дело не в количестве, а в качестве, потому что, когда ты говоришь, все молчат и слушают. У тебя дар заставлять людей себя слушать. Это ценное качество редко у кого наблюдается. Положа руку на сердце, я тоже умею заставить себя слушать. — Вайнграсс закашлялся, положил дрожащую ладонь себе на горло.

Эван наклонился к нему, поправил подушку:

— Мэнни, тебе вредно волноваться. Успокойся!

— Сам успокойся и слушай, что я говорю. Вот и все! Эти негодяи видят перед собой истинного героя Америки, которому сначала президент вручил высшую награду страны, а потом этого героя ввели в важные комитеты конгресса.

— Нет, Мэнни, сначала были комитеты, а потом — награда.

— Не перебивай меня! Проходит пара месяцев, и наш герои участвует в теледебатах с неким полковником из Пентагона. И тут происходит самое удивительное! Конгрессмен требует отчитаться перед избирателями и налогоплательщиками за перерасход средств, отпущенных на укрепление обороноспособности страны. Как? Кто позволил? Заткнуть глотку этому конгрессмену!

— Мэнни, ты преувеличиваешь! Не нагнетай... В конце концов, нет в мире такой страны, где в той или иной степени не наблюдается коррупция.

— Ой, что я слышу?! — Мэнни закатил глаза. — Коррупция... Да ведь коррупция коррупции рознь! Какой-нибудь парнишка сопрет из офиса скрепок для бумаг всего-то на доллар — вот уже и коррупция! А другой, скажем, в Пентагоне санкционирует перерасход средств на миллион баксов к себе в карман — тоже коррупция.

— А то и на десять миллионов! — хмыкнул Кендрик.

— Мелочь, жалкие гроши! — вскинулся Эммануил Вайнграсс. — А чем, скажи на милость, эти ворюги отличаются от убийц-террористов? Да ничем... То есть, я хочу сказать, награбят, накупят оружия и снабжают экстремистов... Убивайте теперь тех, кто нам мешает красть у государства! Здорово получается...

Эммануил Вайнграсс закашлялся. Он весь покрылся испариной, стал задыхаться. Медсестра сделала укол, через пару минут приступ кончился.

— Эван, — прошептал бледный немощный старик, — помоги Калейле, помоги Пейтону найти и уничтожить это осиное гнездо.

— Конечно, Мэнни! Конечно, помогу, и ты прекрасно это знаешь.

— Ненавижу тех, кто, разжигая ненависть между нациями, наживается на этом, ворочает миллиардами. Ведь мы могли бы быть друзьями и с Азраком, и с Абиадом! Правильно?

— Да, Мэнни, верно, но не все так просто!

— Понимаю, Эван! Конечно, не просто... Но только подумай, на что деньги идут! Одни заявляют, мол, на производство межконтинентальной ракеты потратили двадцать миллионов, а Другие тут же обещают потратить все сорок. Куда это годится? Может, мы хотим просто-напросто взорвать к чертям собачьим нашу планету, а? Очень тебя прошу, Эван, разберись в этом вопросе и выступи где надо. Тебя все так внимательно слушают, может, сообща наведем порядок на планете?

— Надо подумать, Мэнни.

— Подумай, Эван... И вот еще что! Скажи, пожалуйста, уж не рак ли у меня? Что же это я так сильно кашляю?

— Не думаю, Мэнни. Все анализы показали, что в этом плане у тебя все в порядке. Может, это результат стресса? Все-таки за последние двое суток ты прямо будто на двух войнах побывал. Я вообще удивляюсь, откуда у тебя силы берутся просто дышать.

— Эван, обещай, что скажешь мне все как есть в случае чего.

— Обещаю.

— Правду скажешь, не соврешь?

— Когда я тебе врал? — ответил Кендрик. Самолет подлетал к Денверу.

* * *

Крейтон Гринелл, худощавый мужчина среднего роста с землистым цветом лица, бросающегося в глаза обострившимися чертами, здороваясь с кем-либо,

хоть в первый раз, хоть в пятидесятый, либо с официантом, либо с председателем совета директоров, всегда приветствовал любого из них робкой и теплой улыбкой. Однако тепло и робость никак не сочетались с холодным взглядом невыразительных глаз сорокавосьмилетнего юриста, специализирующегося по международному праву.

— Ардис, дорогая моя Ардис, — говорил он, обнимая миссис Ванвландерен за плечи и похлопывая ладонью по плечу, пока они шли от дверей в гостиную. — Что я могу сказать? Такая потеря для всех нас! Но невозможно передать словами, какова она для тебя.

— Это случилось так неожиданно, Крей! Слишком неожиданно...

— Смерть всегда приходит неожиданно, но мы все обязаны искать и находить что-то позитивное в наших печалях, не так ли? Ты и он с достоинством несли бремя продолжительной и тяжелой болезни, но так или иначе быстрая развязка всегда предпочтительнее, не правда ли?

— Думаю, ты прав, и благодарю тебя за добрые слова сочувствия.

— Не стоит, дорогая! — Гринелл взглянул на Сандстрема, стоящего в центре освещенной солнцем гостиной. — Эрик, как приятно тебя видеть здесь! — сказал он, пересекая фойе и спускаясь вниз по мраморным ступеням. Протягивая руку для дружеского рукопожатия, он добавил: — Хорошо, что мы с Ардис в такой тяжелый для нее момент. Между прочим, мои люди ждут нас у парадного подъезда.

— Дешевая проститутка! — беззвучно произнес Сандстрем.

— Хочешь выпить, Крей? — громко спросила Ардис, прикрыв дверь.

— О нет, благодарю тебя!

— А я, пожалуй, выпью, — сказала она, направляясь к бару.

— Да, конечно, тебе надо выпить чего-нибудь покрепче! — посоветовал адвокат. — Скажи, дорогая, что надо сделать с точки зрения юридических тонкостей? Может, есть какие-то нюансы, требующие разъяснения?

— Кое-что, думаю, придется оформить. У Энди адвокаты были, конечно, повсюду, но ты был его основным доверенным лицом.

— Да, это так! Мы соприкасались частенько в течение дня. Нью-Йорк, Вашингтон, Лондон, Париж, Марсель, Осло, Стокгольм, Берн, Цюрих, Западный Берлин... Я все, конечно, делал сам.

— Цюрих... — произнесла Ардис нараспев, глотнула из бокала и задумалась.

— Это в Швейцарии! — резко бросил Сандстрем. — И довольно всей этой чепухи.

— Эрик, ну зачем ты так? — протянул Гринелл.

— А затем, Крей! Покойник имел контакты с палестинцами и пересылал им деньги из Цюриха. Помнишь Цюрих, дорогая? — кинул он пронзительный взгляд на Ардис. — Не забыла еще? Я говорил тебе об этом, Крей, из Балтимора. Он пошел на это!

— А я так и не сумел получить подтверждение терактов, — спокойно сказал Гринелл.

— Потому что их не было! — повысила голос Ардис, подливая себе из тяжелого хрустального графина.

— Я этого не говорил! — тихо возразил адвокат. — Я сказал, что не смог получить подтверждения. Однако странно другое. После того как у меня раздался звонок, последовала пауза, а потом какой-то пьяница, очевидно выполняя чью-то просьбу, произнес: «Они все делают за деньги!» Думаю, объяснения не нужны.

— О Господи! — воскликнула Ардис.

— Итак, теперь у нас два кризиса, — продолжил Гринелл, шагая к белому мраморному телефону на белом мраморном столе с красными прожилками возле стены. — Наша общая слабина — действующий государственный секретарь, который в Данный момент в пути на Кипр, где подпишет соглашение, способное разрушить всю оборонную промышленность. И наша собственная слабина, привязанная к палестинским террористам. Вознестись бы им на небо! — Он набирал номер, а Ардис и Сандстрем наблюдали. — Переключение из проекта шесть в проект двенадцать, Средиземноморье, подтверждается, — сказал адвокат в трубку. — И пожалуйста, не забудьте про медицину!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать